Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Но тут ее руки оттолкнули меня. Я потерялся в моменте и был обескуражен, что я делаю не так? Может быть я ее обидел? Зачем она разорвала контакт? Что не так? Со мной что-то не то или с ней? И что теперь? Подойти и обнять, продолжив общение? А вдруг она сделает тоже самое с другим? Господи, похоже, она начала сводить меня с ума…

Она продолжала двигаться в танце, снимая оковы со своих волос, поправляя их и раскидывая в разные стороны. Весь допинг сошел на нет, я чувствовал себя одиноко в шумном месте, где все танцуют и двигаются, не всегда попадая в такт музыке. Но тут я собрался идти обратно к столу и вернуть предыдущее состояние, пофиг на эту ведьму с ангельской внешностью. Сделал три шага, как снова встретился с эти типом, он улыбнулся, а я просто посмотрел сквозь него. Музыка стала шумом, толпа людей превратилась в фон, от которого кроме движения я не чувствовал больше ничего, ни жизни, ни эмоций. Парень что-то дал рядом стоящим людям, и, продолжая не упускать меня из вида, направился ко мне. Рука нырнула в карман, и оттуда появился маленький пакетик. Я взял его, что еще оставалось? Пришла мысль пойти в уборную и посмотреть при нормальном свете, что там внутри и избавить себя от этого шума. Открыв комнату, я подошел к раковине, помыл руки и насухо вытер. Не хотелось дотрагиваться до того, что мне было предложено этим парнем. Зашли еще два человека, они посмотрели на меня, а я просто прошел в кабинку. Они что-то говорили про девушек, про то, какая тут хорошая атмосфера и про пакетик, который им тоже был предложен.

Я не буду описывать весь разговор, потому что единственной для меня полезной информацией стало то, что мне хватит и половины содержимого этого пакетика. С дробями у меня никогда не было проблем, поэтому ровно половина была уже на полпути в самую середину моего организма или даже существа. Отлично, еще на потом осталось.

Приглушенный шум начал напоминать ритм, и через мгновения я воспринял музыку не только слухом, но и мозгом, телом и всем остальным, что в медицинской практике не принято учитывать. Дверь из кабинки открыла другой мир, все неинтересное стало загадочным и неописуемо притягательным, мытье рук под струей воды было невероятным действием. Сначала я мысленно проследовал до того момента, откуда начинается источник воды, идущий сюда, потом увидел труд рабочих, которые это все сделали, потом передо мной родилась картина производства труб, позже кран и его устройство и то, как он справляется с напором воды под давлением. Все это прокрутилось в моей голове с такой скоростью, а я даже не успел еще смыть мыло со своих рук…

Поправив волосы, я направился к выходу с единственной целью, найти её, которая казалось для меня давно знакомой. Все улетучилось, и тело потеряло вес, она будто ждала меня на том же месте, я подошел к ней, и, приблизившись, снова почувствовал запах, исходивший от нее. Она положила руки на мои плечи и связала их сзади, мы растекались как воск от огня на вершине свечи. Я поцеловал ее нежно, прижав к себе. Мысли не лезли в пустую голову, только чувства и эмоции наполняли меня, они заставляли полностью погрузиться в происходящее. Нет будущего, оно еще не наступило, нет прошлого, оно уже закончилось.

Глава 2

Я очнулся в постели, в своей комнате, которую снимал. Теплое постельное белье, запах, к которому привык, моя личная атмосфера. Я почувствовал себя в безопасности. Взгляд уперся в белый потолок, но последнее, что я мог вспомнить это губы, ее губы, что приблизились к моим, и я почувствовал доверительную опасность. Тело было ватным и расслабленным, не было желания вставать. Осмотрел комнату, приподняв голову, все было чисто, убрано, рядом никто не лежал. Люблю интересные вечера, которые плавно перетекают в интригующее утро. Возможно, я потерял память.

Мог ли я что-то натворить? Родилась мысль в моей голове, и плавно в груди что-то растеклось. Мог я себя не контролировать? Наверное. Единственный способ узнать, это спросит. Но стоит ли звонить сейчас? Нет, сейчас не хочу, нужно поспать еще, сейчас я не готов к правде. За время, что мои глаза были открыты, а это было около двух минут, они исчерпали свой лимит и начали болеть, поэтому я их зажмурил. Мне нужна была вода, я хотел пить, мне кажется, я был опустошен, но вставать не захотел. В какой-то момент, я просто провалился в сон.

Красная река и синее небо предстали перед глазами, облака плыли в левую сторону, а течение реки стремилось вправо от меня. Много людей стояло по колено в воде, черные балахоны намокли, и их уносило по течению. Развернув свою голову, я увидел ее, незнакомка стояла возле меня. Сон превратился в ясное восприятие увиденного. Не уверен, было ли это решение моим выбором, или это был пересмотр происходящего. Эта сцена приковала меня, очаровывало все: контраст, люди, незнакомка…

В моей левой руке была зажата трость, или это был посох, который на голову превосходил рост моего тела. Всмотревшись в свою руку, я заметил, что кисть руки покрывали разные фигуры, буквы или иероглифы, не совсем понятные мне. Такие символы виднелись и на руках, груди, спине и даже голеностоп отдавал непонятным свечением, которое я каким-то образом ощущал вокруг этих мест на своем теле. Рукава одежды были покрыты узорами серебристого цвета, а само одеяние было темно-фиолетового оттенка.

Справа резко произошло движение, и я инстинктивно развернул голову. Она выглядела так же, как и вчера, только волосы были собраны, а одежда походила на крестьянскую, но ее скрывал плащ. Лейла стояла с поднятой рукой, движение которой и зафиксировало мое боковое зрение. Звук трубы разорвал пространство своим звучанием, тела в воде встали на колени, и только по окончании длительного звука, с ударом в барабаны на третий удар, упали лицом в воду. Странное зрелище, но все шло так, как нужно, будто по сценарию. Частота ударов увеличилась, и снова труба разверзла пространство своим звуком, тела удалялись по ходу течения реки и я подумал, что все это так прекрасно.

Перед тем как солнце встало над горой, я развернулся и пошел, опираясь на свой посох. Мне показалось, что каждый стал следовать моему примеру, и из-за капюшона я оглянулся влево. Мы шли в ряд, нас было около десяти человек. Взгляд незнакомки, направленный, словно луч непоколебимой и несгибаемой энергии, рассекал воздух перед ней. На остальных я не обратил внимания, мне была интересна она, и даже было не важно, куда мы направлялись. В отдалении находилась скала с расщелиной, которую можно было разглядеть, только подходя ближе. Шеренга перестраивалась в колонну, люди стали заходить внутрь по одному, я же в свою очередь завершал наш строй. Зайдя внутрь, мне не пришлось закрывать за собой тяжелую дверь, ее затворил человек, стоящий справа от входа. Сырости не было, чувствовался теплый влажный воздух. Впереди виднелась выполненная из камня лестница, ведущая вниз. Взглядом я следовал по ней, будто так и нужно было. Когда крайняя ступенька осталась позади, открылся вид на зал, в центре которого стоял массивный стол. На нем располагалась не пища, а разные письменные принадлежности, не то свитки, тетради или черновики.

Появилась новая фигура, низ ее алого платья переходил в темно-красный оттенок, она поприветствовала незнакомку, обняв ее за талию, и обе остановились, зацепившись взглядами. Я же не стал стоять, а отправился сразу к столу, уселся за него и стал рассматривать лежавшие свитки. Разобрать почерк и содержание не удавалось ни с первого раза, ни со второго взгляда, но я каким-то образом знал, что это необходимо мне для сохранения физического тела и привязки к нему моего сознания. Опустив посох, я чуть было не рассыпался, острая боль пронзила спину, и я согнулся практически пополам, через секунду рука вернула мое тело в прежнее состояние. Семфира смотрела на меня взволнованным взглядом, я сразу узнал ее.

— Лейла держи его, чтобы он не упал еще раз.

Незнакомка уже придерживала меня за плечи, стоя сзади меня, и я вспомнил, кто она такая, вспомнил все, что знал про нее раньше. Она перестала излучать загадку, воспринималась уже как ребенок перед отцом. Я чувствовал перед ней долг, я должен заботиться о них всех, но хватит ли меня еще на какое-то время? Семфира в этот момент сняла верхнюю часть посоха и насыпала в него пыль, я сразу понял, что это костная мука. Ее руки нежно вложили посох в мою руку, и я автоматически представил, как забираю из него содержимое, оно разносится по телу, и мне становится гораздо легче.

— Пить! — сказал я твердо и уверенно, не понимая, откуда такая уверенность проснулась во мне.

Все просто, это был не тот я, каким себя знал.

Мне подали чашку. Рассмотрев ее мельком, мне показалось, что она выполнена из части черепа человека, но по большому счету, мне было все равно. Отвар передавал рецепторам абсолютно неизвестный привкус, вкусный или не вкусный, было все равно, просто его надо выпить и это все, что я сделал. Помещение поменяло цвет на красный, меня стало выворачивать, я смотрел на всех спокойно, понимая, что это конец.