Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Барбара Уоллес

В плену чужой страсти

Глава 1

Тематический бар был одним из самых модных в регионе и назывался «Праздничное настроение». Он располагался во временно перестроенном мезонине отеля «Регис» и представлял собой довольно соблазнительную рождественскую страну чудес. Стены украшали цветы пуансеттии, на потолке, словно разноцветные звездочки, сияли праздничные гирлянды.

Сьюзен Кольер сидела в баре посреди всеобщего веселья в окружении рождественских елок и вела глубокую и содержательную беседу со своим бокалом коктейля.

— Ну и что, что у меня нет парня? Многие женщины ходят на свадьбу без сопровождения.

Коктейль, словно сочувствуя ей, не спорил.

Жаль, что Джинджер и Кортни совсем ей не сочувствуют. Эти грациозные «кошечки» из отдела маркетинга постоянно смеются над ней, припудривая нос. Они даже не подозревают, что Сьюзен может сидеть в туалетной кабинке и слышать каждое их слово.

— А чего удивляться? — говорила одна из них. — Она такая зануда. Я вообще не понимаю, зачем Мэри пригласила ее на свадьбу.

— Надо уволить их обеих за дерзость, — пробормотала Сьюзен.

Коктейль снова промолчал.

Подняв бокал, она осушила его одним глотком.

— Вы так быстро пьете. Не хотите сбавить обороты? — спросил бармен, когда она попросила еще один коктейль.

— Не знала, что есть ограничение скорости. — Она постучала указательным пальцем по краю пустого бокала. — Наливайте! И не беспокойтесь, я не сяду за руль.

— А по вам не соскучились наверху?

Сьюзен фыркнула. Бармен имеет в виду свадьбу, на которую она получила приглашение только потому, что невеста — ее сослуживица? Сегодня Сьюзен напялила на себя винтажное платье в надежде выгодно подчеркнуть ягодицы.

— Просто сделайте мне коктейль, — сказала она.

— Ладно. Но не говорите, что я вас не предупреждал, — ответил мужчина.

Сьюзен не понимала, зачем приперлась на эту свадьбу. Если бы Мэри Борромео не была одной из немногих, кто относился к ней довольно дружелюбно, Сьюзен отказалась бы. Брат Сьюзен, Линус, не захотел сопровождать ее на свадьбу. И никому нет дела, что она всю свадьбу потягивает коктейли с джином в баре.

Она знала, как к ней относятся. За глаза ее называли мегерой. Ни для кого не секрет, что она — наименее популярный член семьи Кольер в «Кольер соуп». Ее сводные братья унаследовали все положительные черты Кольеров: шарм, высокий рост и стройную фигуру. А она не получила от Коль еров ничего. И как говаривала ее мать, она также не унаследовала ни одной положительной черты от семьи Куинн. Если только не считать слабого сходства с двоюродной бабушкой Рут.

Бармен принес еще один красный коктейль, на этот раз добавив в него больше вишневого сока. Сьюзен простила ему его предыдущий вопрос. Он — хороший парень, этот бармен. Ей нравилось, как его красная фланелевая рубашка и аккуратная бородка, белая, как у Санты, сочетаются с рождественским декором.

— А как он называется? — спросила она, когда он поставил перед ней бокал. Коктейли назывались по-праздничному, но она даже не удосужилась прочитать их названия, выбрав первый из них, в котором был джин.

— «Рождественское желание», — ответил бармен. — Он гарантирует исполнение ваших желаний.

Сьюзен рассмеялась.

— То есть если я выпью много коктейлей, я встречусь с прекрасным принцем?

— Вы этого хотите?

— Нисколько. — Очевидно, бармен не такой хороший слушатель, как коктейль. Сьюзен не Золушка, которая ждет принца. Она богата и успешна, а ее сводные братья довольно сносно к ней относятся. — Мне не нужен мужчина, который спасет меня от жалкого существования.

Хотя временами…

Она вгляделась в содержимое бокала, со дна которого поднимались пузырьки. Временами ей хотелось, чтобы кто-то действительно ее понимал. Братья любили ее, но вряд ли понимали как женщину. Им невдомек, каково это — не соответствовать всеобщим стандартам.

Как было бы прекрасно разделить свою жизнь с тем, кто видит истину! С кем Сьюзен может не притворяться. Кто сочтет ее красивой и особенной, со всеми ее недостатками.

Она становится сентиментальной. И комната кружится. Может, бармен прав, и ей хватит пить? Иначе зачем ей желать того, что никогда не случится?

— Эй, приятель, сделайте мне одолжение и принесите газировки, ладно?

Высокий, идеально сложенный мужчина подошел к бару, его лицо было мокрым. По красному пятну на его рубашке Сьюзен догадалась, что ему плеснули в лицо «Рождественским желанием».

— Хочу дать совет, — произнес он с йоркширским акцентом, обращаясь к бармену. — Прежде чем согласиться прийти на свадьбу, убедитесь, что вы не знакомы ни с кем из гостей.

— Встретили сердитую бывшую?

— Двух. И они обменивались впечатлениями. — Он схватил несколько салфеток и начал вытирать жидкость с лица.

— Впечатления наверняка были яркими, — пробормотала Сьюзен.

Незнакомец впервые посмотрел в ее сторону:

— А вы не плеснете в меня выпивкой?

— Зачем мне это делать?

— Понятия не имею. Из женской солидарности, например. Вы пришли на свадьбу Хэнка и Мэри, верно? Насколько я понимаю, две эти фурии — ваши друзья.

— Друзей у меня нет.

Он удивленно и заинтересованно выгнул бровь. Ой, похоже, она ляпнула лишнее. Хотя это правда. Друзей у нее нет. У нее есть семья, коллеги и знакомые, но не друзья. Если бы она с кем-нибудь дружила, ей пришлось бы подпускать к себе людей ближе, чем на расстояние вытянутой руки, а это невыполнимая задача, когда ты настолько своеобразный человек.

— Похоже, сегодня плохо не только мне. Свадьбы не так уж хороши, да? Если только вы не жених и невеста. Но даже в этом случае… Спасибо, дружище.

Бармен принес газировку и белую тканевую салфетку.

— Не за что. Сегодня мне вряд ли удастся взять у вас автограф. Хотя я ваш фанат. Вы забили такой классный гол в матче с Германией несколько лет назад. Я никогда не видел ничего подобного.

— Спасибо. Тогда мне было определенно лучше, чем сейчас.

Сьюзен наконец-то его узнала. Перед ней был печально известный Льюис Матола. Мэри упомянула, что ее жених знаком с бывшим футболистом. Она радовалась его приходу на свадьбу. Матола, или Дерзкий Льюис, как его называли таблоиды, обладал подмоченной репутацией. Он получил это прозвище после того, как его сфотографировали выходящим из лондонского ночного клуба без рубашки, с двумя женщинами и двумя бутылками шампанского. Судя по тому, что читала о нем Сьюзен, подобное поведение было для него обычным.

Она наблюдала, как он опускает уголок салфетки в стакан с газировкой и начинает оттирать красное пятно на груди. К сожалению, оно только размазалось и стало розовым.

— Вам нужно мыло, — сказала ему Сьюзен. — Иначе вы сильнее испачкаете рубашку.

Он посмотрел на нее из-под длинных ресниц:

— Вы уверены?

— У меня мыловаренная компания. Поверьте мне. — Ароматизированное мыло и увлажняющие средства вряд ли сделали ее экспертом. Просто она частенько роняла на себя еду.

— Ах, так вы босс Мэри. Хэнк говорил о вас.

— Сьюзен Кольер, к вашим услугам. — Она подняла бокал.

Он кивнул, полагая, что ему незачем представляться.

— А почему вы не развлекаетесь в бальном зале, Сьюзен Кольер? Разве вам не надо танцевать наверху со своим парнем?

— Я пришла одна.

— Сожалею.

Странно, что он внезапно пожалел ее.

— К вашему сведению, я могла бы прийти сюда с парнем, если бы захотела. Но я решила прийти одна. Статус женщины не определяется количеством ее парней.

Она хотела акцентировать свое заявление взмахом руки, потом решила не рисковать и сделала большой глоток коктейля.

— Я не собирался вас обижать. — Он покорно поднял руки и немного попятился.

Бармен усмехнулся:

— Может, для вас хватит на сегодня?

— Сегодня определенно не мой день. — Он напрягся и посмотрел на свою рубашку. — Вы правы. Стало хуже, да?

— Я же предупреждала, — ответила Сьюзен. — Такие пятна трудно вывести.

— Я верю вам на слово. И что, теперь от меня всю ночь будет вонять вином?

— А что вы такого натворили, что вам плеснули коктейлем в лицо?

Лучше бы она спросила, чего он не натворил. Льюис бросил салфетку на барную стойку. Последние девять месяцев его жизнь не ладилась.

— Ничего, — соврал он. — Мы разговаривали, и через минуту меня облили коктейлем.

— Просто так?

— Да, вот так.

Она знала, что он лжет. Это стало понятно по взгляду, который она бросила на него поверх края бокала.

— Вы недоговариваете, — сказала она. — Вы вообще увиливаете от ответа.

— Что-что?

— Вы услышали меня. — Она покачнулась в сторону на барном стуле. Наверное, бармен это заметил. — Никто не выливает друг на друга коктейли без причины, — произнесла она. — Особенно хорошие коктейли. Ну, что вы натворили?

Льюису хотелось ответить, что ее это не касается, но он прикусил язык, заметив, как блестят ее глаза. Даже опьянев, она не потеряла бдительности.

И потом, она все обо всем узнает.

— Я спросил у них, как их зовут.

— Вы забыли их имена после того, как переспали с ними?

Он не сказал, что гордится этим. На самом деле он был в ужасе.