Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

А потом меня отправили жить к Вагнерам. Они были действительно хорошими людьми, как Стенджилы, и уверяли, что их дочке Линде нужна сестричка. И они мне понравились, хотя Линда с порога заявила, что ни в какой сестричке не нуждается. Но я верила в то, что найду способ её переубедить.

К тому времени я уже привыкла к тому, что знаю о предстоящих событиях. Иногда это приходило как странное чувство — как прозрение, — а иногда в виде ярких мысленных картинок. И ясное дело, я никогда не говорила об этом Вагнерам, если такое случалось. Я надеялась, что если перестану обращать на это внимание, то всё пройдёт само собой.

И всё было хорошо, пока Линду не застали за списыванием на контрольной по математике. Она заявила, что это я настучала миссис Холмгрен. Она так решила, потому что накануне я сказала, что тем, кто будет списывать, не поздоровится. Я-то хотела просто её предупредить — она ведь теперь моя сестра — но ошибалась.

А через пару недель, когда я стояла в коридоре перед своим шкафчиком, случилось кое-что пострашнее. У меня потемнело в глазах, и стены как будто обрушились. И хотя это длилось какую- то долю секунды, мне было достаточно. В тот день я забрала из шкафчика вещи, которыми дорожила: фотографию мамы с папой, мой старый синий свитер, папку с сочинениями по английскому. Ещё какую-то мелочь.

Вечером я сказала, что у меня болит голова, и осталась в своей комнате — Вагнеров это не удивило. Я очень надеялась, что хотя бы в этот раз ошибаюсь — но где-то после десяти завыли сирены. Машины сновали туда-сюда, а на улице кричали люди. Вагнеры тоже выскочили из дома — узнать, что случилось, но я не двинулась с места. Я и так знала.

Когда утром я спустилась завтракать, Линда буквально лопалась от возбуждения.

— Ты знала! — завопила она, ужасно довольная собой. — Папа, София всё знала! Даже если это не она подожгла, то всё равно знала, что что-то будет! Она вчера выгребла из шкафчика все вещи!

— Не болтай глупостей, Линда, — возразила миссис Вагнер. — Нельзя бросаться такими ужасными обвинениями, — и она так резко опустила кофейную чашку на блюдце, что кофе расплескался.

А мистер Вагнер подумал и наконец спросил:

— София, ты и правда забрала вчера все вещи?

Я сказала: да, мне просто показалось, что так будет правильно. Ничего особенного.



Однако это прозвучало откровенной ложью — даже для меня. Он переводил взгляд с меня на Линду и обратно, как будто уже предвидел нескончаемую череду проблем. Мало ему было дочери, списывавшей на экзамене, теперь к ней прибавилась потенциальная поджигательница. И кто знает, что ещё она выкинет в будущем? Я отлично видела, какой оборот принимают его мысли, и тут же поняла, что надолго я у Вагнеров не задержусь.

* * *

— Ну вот мы и приехали. — Рита зарулила на парковку возле автовокзала. — И кстати, как раз вовремя. Если не ошибаюсь, рейс до Мон Плизан отправляется через семь минут.

Я рывком вернулась в реальный мир. Автовокзал? Мон Плизан? Я не сразу сообразила, о чём она толкует. Наверное, у меня сделался довольно дурацкий вид, раз Рита потрепала меня по плечу.

— Кажется, твой автобус стоит вон там, — она показала на посадочную платформу. — Ты пока возьми чемоданы и встань в очередь, а я сбегаю в кассу за билетом.

Я постаралась улыбнуться и кивнула, хотя нисколько не успокоилась. Стоило мне начать вспоминать про Стенджилов, и Вагнеров, и остальные семьи, в которых я побывала, меня словно опять выбрасывало в открытый космос, без точек опоры и без связей. Кажется, я успела немного позабыть, каково это, пока жила у прапрабабушки, но сейчас то ощущение вернулось.

Я видела, как Рита вышла из кассового зала и проталкивается через толпу у платформ. Она выглядела усталой, и я понимала, что ей тут не нравится, — хоть и по другой причине. Кроме того, что она всё ещё не была уверена, правильно ли отсылать меня одну в Мон Плизан.

— Послушайте, — сказала я, когда Рита протянула мне билет, — если хотите, возвращайтесь домой. Я справлюсь сама. Спасибо за помощь.

Очередь двинулась вперёд, однако Рита по-прежнему стояла возле меня, в задумчивости прикусив губу.

— Спасибо вам за всё, — сказала я, и тут как кто-то меня за язык дёрнул: — Вы лучше идите, а то пропустите звонок.

Очередь снова двинулась, и я вошла в автобус. За спиной ахнула Рита, а я сунула билет водителю и стала проталкиваться внутрь, на самое дальнее сиденье. Пробираясь по проходу, я кляла себя последними словами. Тупица! Идиотка! А что, если ей хватит ума потащиться за мной в автобус и учинить допрос, откуда я знаю про звонок?

Придётся прикинуться совсем дурой. Я скажу, что сама не понимаю, что сболтнула. Рита, это была ошибка. Иногда на меня находит.

Кажется, прошла вечность, пока двери наконец с содроганием закрылись. Автобус взревел, дёрнулся и покатил от вокзала навстречу жаркому солнечному дню.

Я выпрямилась и выглянула в окно. Мы колесили по окраинам Мэдисона, понемногу набирая скорость по мере того, как приближались к скоростному шоссе. Ясное дело, я была измучена и напугана, но гораздо больше сердита на свою несдержанность. Ведь Рита в эту самую минуту может названивать Лили Грэндалл, чтобы предупредить, что у Софии Уэйер не все дома. Вряд ли она так поступит на самом деле, но я бы не винила её, в случае чего.

ДЕРЖИ РОТ НА ЗАМКЕ! Я повторяла это раз за разом. Это должно стать моим Правилом Номер Один, и если я не сумею его запомнить, то так и буду болтаться в открытом космосе до конца своих дней.


Глава 3

Чарли

Когда торт был съеден, а бумажные тарелки собраны, Грэндаллы вернулись домой в сопровождении привычного шлейфа из шума и хохота. Рэй остался. Чарли пришлось напомнить себе, что так и должно быть — ведь теперь он здесь живёт. И всё равно ощущение было странное. Обычно к пяти часам мама возвращалась в ресторан и работала сверхурочно, но сегодня они с Рэем сидели на кухне и о чём-то говорили. Чарли подумала, что мамин голос звучит по-другому, с каким-то придыханием, даже по-девчоночьи. Так говорили чирлидеры у них в школе — как будто не могли сдержать восторг перед этим прекрасным миром.

Она обвела взглядом гостиную. Рэй уже не первую неделю постепенно переносил к ним свои вещи, так что стопка журналов Sports Illustrated на кофейном столике стала привычной — так же как потёртое кресло с откидывающейся спинкой, с которым, как сказал Рэй, он не в силах расстаться. Оно было старым, с вылинявшей обивкой и кофейными пятнами на подлокотниках, однако мама ни слова не сказала против.

Чарли плюхнулась в кресло и дёрнула поцарапанный деревянный рычаг, регулировавший наклон спинки. Вся конструкция заскрипела, и голоса на кухне притихли.

— Чарли, это ты, детка?

Чарли затаилась в ожидании, вдыхая густой запах старой кожи. Мама с Рэем показались на пороге кухни.

— Я думала, ты на той стороне улицы с Дэном, — сказала мама. — Почему ты сидишь здесь совсем одна?

— Просто так, — сказала Чарли. — Это кресло ужасно скрипит.

— Знаю, — виновато ответил Рэй. — Наверное, я привык, вот и не замечаю.

— И подлокотники все в пятнах.

— Чарли! — не выдержала мама. — Ради всего святого!

Кажется, она рассердилась, но Рэй засмеялся.

— Я и к этому привык, — сказал он. — Хорошо, что твоя мама уверена, что знает, как их вывести. Только не сегодня, конечно. Сейчас у нас другие планы — например, приготовиться к званому обеду.

Чарли подобрала ноги и поудобнее устроилась в кресле. Никто не удосужился предупредить её о званом обеде.

— Мы поедем на набережную Расина, — радостно сообщила мама. — Там есть ресторан с видом на озеро Мичиган. Правда, замечательно?

— Что, мы все вместе? — Чарли выпрямила ноги и поставила на пол.

— Да, конечно! Ты вместе с нами, — сказала мама.

— А тётя Лили знает? — спросила Чарли. — Она может решить, что близнецы и Микки слишком малы, чтобы обедать в ресторане.

— И будет совершенно права, — сказал Рэй. — Чарли, это только для нас. Для нас троих. Наш первый семейный обед.

Чарли так резко рванула рычаг, что старое кресло буквально катапультировало её на ноги. Мама с Рэем дружно расхохотались.

— Наш первый семейный обед… ей понравилось так же, как мне, — сказала мама. — Чарли, надень что-нибудь более нарядное, не шорты. Всё-таки это особенный вечер.

Чарли кивнула и побежала по коридору к себе в комнату. У неё горело лицо, а в животе тяжело ворочался праздничный торт, но ей было не до того. Из шкафа она вынула синие брюки и подходящий к ним топ. Потом кинулась в ванную, набрала в раковину холодной воды, опустила туда горящее лицо и замерла так, пока не стала задыхаться. Вытираясь полотенцем, она буквально слышала, как над ней смеётся Дэн.

«Подумаешь, событие! — сказал бы он. — Как будто раньше Рэй никогда не обедал с вами двумя».

И он был бы прав, но Чарли надела свои лучшие вещи, причесалась и наконец-то почувствовала облегчение. Ведь Рэй сказал именно так: «Наш первый семейный обед». Он нарочно напоминал, что теперь они семья. Она посмотрела на себя в зеркало и поправила очки.