Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Через распахнутое окно девочка слышала, как возится у машины Рэй, выгружая багаж и освобождая место для пассажиров. На цыпочках она пробралась по коридору мимо распахнутой двери в мамину спальню, назад в гостиную. На той стороне улицы в доме Грэндаллов царила тишина.

— Поехали! — окликнула она маму. — Поехали скорее.

— Ох, Чарли, — ответила мама. — Не волнуйся ты так. Ресторан от нас не убежит.

Пока Рэй подгонял машину к двери и мама забиралась в салон, Чарли не отрывала глаз от дома напротив. Этот момент могло испортить лишь одно событие — и оно не случилось. Никто из Грэндаллов не заметил их отъезда. Чарли это обрадовало. Она не хотела, чтобы дядя Уилл, тётя Лили или кто-то из кузенов узнали, что они не приглашены на семейный обед.

* * *

Тремя часами позже, как раз когда Чарли с родителями возвращались из ресторана, перед домом Грэндаллов затормозило такси.

— Ещё один ребёнок! — воскликнула Чарли.

В ошеломляющей обстановке ресторана с роскошным видом на озеро и скользившими по нему яхтами, с крахмальными салфетками размером со скатерть, с избытком вилок и жареных цыплят и вечной нехваткой креветок, и с бесподобным шоколадным тортом на десерт — она совершенно забыла про девочку, которая должна была приехать жить у Грэндаллов. И теперь Чарли с интересом разглядывала тёмную фигуру, вылезавшую из такси и тащившую за собой один большой чемодан и второй поменьше.

Девочка в нерешительности встала на дороге, а такси тем временем уехало. Наконец она направилась к дому, немного согнувшись под весом багажа.

— Бедный ребёнок, — заметила мама Чарли. — Лили не знала, когда она явится — сегодня или завтра. Она должна была позвонить, чтобы её забрали с автовокзала.

Рэй успел подрулить к дому, как раз когда входная дверь Грэндаллов распахнулась и на крыльцо вышла тётя Лили. Не успел Рэй заглушить мотор, как Чарли уже отстегнула ремень безопасности и выскочила наружу.

— Я на минутку, — в нетерпении сказала она. — Хочу на неё посмотреть.

— Ох, Чарли, — возразила её мама. — Уже совсем поздно. Неужели нельзя подождать до утра? Девочка наверняка устала, да и ты тоже устала …

— Нисколько я не устала, — выпалила Чарли.

Она уже была на полпути через улицу, когда её окликнул Рэй таким тоном, что Чарли замерла на месте.

— Эй! — Это было сказано таким тоном, что Чарли замерла на месте. — Чарли, попробуй представить себя на её месте: а что, если бы ты приехала одна в чужой дом, где никого не знаешь. Вряд ли её обрадует ещё одна незнакомка, которая пришла поглазеть, насколько она симпатичная и годится ли в подруги, — его голос смягчился. — Твоя мама права. Завтра будет вдоволь времени для знакомства.

У Чарли вспыхнули щёки. Он ею командует! И как, скажите на милость, ему удалось так точно угадать её мысли? Она неохотно поплелась назад, домой, следом за взрослыми. И сердито повторяла про себя, что просто хотела поздороваться. Что, для этого незнакомка тоже слишком устала?

Позже, уже лёжа в постели, она услышала в коридоре голоса Рэя и мамы.

— …не понимаю, почему Уилл и Лили взялись за это, — говорил Рэй. — Они и так не справляются с теми детьми, которые у них уже есть, без этой девочки.

— Ничего, справятся, — возразила мама. — Уилл иногда немного импульсивен, а Лили немного дезорганизована, но…

— Немного? — Рэй хмыкнул. — Ничего себе немного! Могу только пожалеть эту новенькую. Ей ко многому придётся привыкнуть.

Чарли взбила подушку и натянула простыню, стараясь закрыть уши. Всё было в точности, как она боялась: Рэй вообще не понимает Грэндаллов.

«А вот я ни капельки не жалею новую девочку!» — яростно думала она. Потому что все, кто живёт с дядей Уиллом и тётей Лили — счастливчики!

Глава 4

Дневник Софии

Сегодня, когда я сошла с автобуса в Мон Плизан, у меня было такое чувство, будто я ступила на Луну. Ты не поверишь, но я бы хотела остаться в автобусе навсегда.

— Тебе туда, — показал мне водитель на другую сторону улицы. — Здесь всего один таксист, и лучше тебе его поймать. А то он уже собрался домой.

И хотя у меня был нужный номер телефона, вместо того чтобы им воспользоваться, я поволокла свои чемоданы в такси. Я хотела как можно дольше оттянуть встречу с Лили Грэндалл. Едва я назвала пожилому водителю адрес, он ответил:

— Ага, Грэндаллы, — и ухмыльнулся.

Интересно, он что, знает адреса всех жителей этого городка?

Грэндаллы жили в старом доме с просторной открытой террасой, на которой хватало места и креслу, и качелям. На первый же стук в дверь мне открыла рослая блондинка в шортах и мужской рубашке.

— Ох, София, ради бога! — воскликнула она с таким видом, будто знала меня всю жизнь. — Что же ты не позвонила с вокзала? Мы должны были тебя забрать. Ну ладно, главное — ты теперь здесь. Меня зовут Лили Грэндалл, а это наш сын Дэн.

— Привет! — сказал парень.

Он был длинный и тощий, и кое- как развернулся в мою сторону на диване, где лежал, сунув под голову плюшевую гориллу. Лили скинула с кресла игрушки, чтобы я могла сесть.

Никогда ещё я не видела такой захламлённой комнаты. Здесь не то чтобы было грязно — просто царил жуткий беспорядок. Повсюду валялись игрушечные машинки, вагончики, фрагменты пазлов, рваные яркие книжки. На ковре были рассыпаны обломки цветных мелков.

Я завела было вежливое:

— Спасибо, что разрешили мне приехать.

Но Лили затараторила, как пулемёт:

— Мы приготовили тебе кровать наверху, в мансарде, София. Там пока не очень уютно, но мы наведём порядок, а потом ты устроишь всё по своему вкусу. Там раньше спал наш малыш Микки, но я переселила его к близнецам. Завтра ты их увидишь — когда как следует выспишься, конечно. — И она хмыкнула так, будто как следует выспаться было совершенно необходимо, чтобы благополучно познакомиться с близнецами. Я поспешила ответить, пока она не затараторила опять:

— Спасибо, что согласились меня принять. — Это прозвучало тупо и не к месту, но на что-то лучшее я была не способна.

— Конечно, мы согласились, — сказала Лили. — Когда я была маленькой, твой прапрадедушка был для меня самым дорогим человеком. Мне так его не хватает! Правда, я почти не знаю твою прапрабабушку, но очень рада, что она меня помнит.

Я сидела неподвижно, позволяя её словам струиться вокруг меня. Они согревали онемевшее место где-то у меня внутри.

— Давай я отнесу наверх твои вещи, — предложил Дэн.

Но не успел он двинуться с места, как появился высокий седой мужчина с коробкой, полной бумаг. При виде меня он поставил коробку на пол и помчался жать руки.

— Добро пожаловать на борт, Сюзи!

— Это не Сюзи! — вмешалась Лили. — Это София Уэйер, а это мой муж, Уилл. — Едва она это сказала, как гора бумаг в коробке закачалась и рухнула на пол, добавив хаоса в гостиной.

— Это моя система файлов, Сю… София, — сказал Уилл.

Он кое-как собрал рассыпавшиеся листки и сложил их поверх тех бумаг, что оставались в коробке. Когда он выпрямился, волосы его совсем растрепались, а очки в роговой оправе повисли на носу под каким-то немыслимым углом.

— Выше нос, София, — сказал он. — Лили и Дэн подтвердят: в этом доме не переживают из-за мелочей.

— Уилл преподает историю в нашей школе, — с гордостью сообщила Лили. — Может, осенью ты будешь у него учиться.

— Вряд ли, — сказал Уилл. — Тебе сколько лет, София?

— Четырнадцать, — сказала я.

— Ну вот, значит, нет, — ответил он. — Я преподаю в младших и старших классах, и к тому времени как ты подрастёшь…

Что он собирался сказать? Что к тому времени, как я подрасту, я уже не буду жить в Мон Плизан? Скорее всего. Но это уже не имело значения, потому что стоило мне увидеть этого человека, как я могла думать только о том, как убежать отсюда и никогда не возвращаться.

Уилл Грэндалл означал беду. И не спрашивайте меня, откуда я это узнала — я просто знала. Я знала это так же точно, как то, что он носит очки и нуждается в стрижке. Он был опасной личностью — не потому, что груб или жесток — но оттого опасный не меньше.

Первым моим порывом было предупредить кого-то, может, даже предупредить его самого, но, конечно, ничего такого я не сделала. Я просто стояла с тупым видом и думала о том, куда пойду, когда Грэндаллы поймут, какая я ненормальная. Куда ещё можно было податься?