Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Бренда Джойс

Приз

Пролог

5 июля 1798 года

Юг Ирландии около Аскитон-Касла


Белая рубашка, желтовато-коричневые бриджи и флотский китель Джералда О'Нила были перепачканы кровью, кровь краснела на щеке и бакенбардах, рана на голове и порезы на костяшках пальцев кровоточили. Его сердце билось с тревожной силой, звуки битвы и предсмертные вопли сражающихся все еще звучали у него в ушах, когда он вбежал в дом и крикнул:

— Мэри! Мэри! Иди немедленно в подвал!

Ошарашенный Девлин О'Нил был не в силах шевельнуться. Его отец уехал в середине мая, больше месяца назад, но было несколько писем, и Девлин, которому было всего десять лет, знал о войне. Фермеры и священники, пастухи и сквайры, крестьяне и дворяне восстали, чтобы сражаться с английскими дьяволами и вернуть все, что принадлежало им по праву, — богатую ирландскую землю, украденную у них сто лет назад. Было так мало надежды и так много страха.

Сердце Девлина замерло при виде отца одновременно от радости и от испуга. Мальчик с криком рванулся к Джералду, тот сбежал с лестницы и снова позвал жену. Одна его рука лежала на ножнах палаша, в другой он держал мушкет.

Девлин никогда не видел у него такого дикого взгляда.

— Отец ранен? — тонким голоском спросил братишка Шон, и его маленькая ручка вцепилась в рукав Девлина.

Но тот даже не посмотрел на своего темноволосого младшего брата. Он не мог отвести глаз от отца, его охватила паника. Мятежники захватили город Уэксфорд [Уэксфорд — город на юго-востоке Ирландии. (Здесь и далее примеч. пер.)] в начале восстания, и все графство ликовало — по крайней мере, папистская его часть. За этим последовали другие победы, но и многие поражения. Теперь красномундирники [Красные мундиры носили британские солдаты.] распространились повсюду — сегодня утром Девлин с вершины холма видел тысячи солдат, и это было самым зловещим зрелищем, какое он когда-либо наблюдал. Он слышал, что Уэксфорд пал, а горничная сказала, что в Нью-Россе [Нью-Росс — город на юго-востоке Ирландии.] погибли тысячи людей. Девлин до сих пор отказывался этому верить. Но сейчас он думал, что слухи о поражениях и смертях могут быть правдивыми, потому что впервые в жизни видел страх в глазах отца.


Девлин проследил за его взглядом. В ясном голубом небе был виден дым, и внезапно послышались звуки мушкетной пальбы.

— Отец ранен? — снова спросил Шон с дрожью в голосе.

Девлин повернулся к нему.

— Не думаю, — ответил он, зная, что должен быть смелым — во всяком случае, для брата.

Но страх сжимал его тисками. Внезапно его мать сбежала по ступенькам с маленькой дочерью на руках.

— Джералд! Слава богу! Я так беспокоилась о тебе! — воскликнула она, бледная как привидение.

Муж схватил ее за руку, отпустив ножны палаша.

— Возьми мальчиков и спускайся в подвал, — резко приказал Джералд. — Скорее, Мэри!

Ее голубые глаза наполнились страхом.

— Делай как я сказал! — крикнул он, потянув ее через холл.

Маленькая Мег заплакала.

— И, ради бога, заставь ее замолчать, — добавил Джералд так же резко.

Он смотрел через плечо на открытую дверь, словно ожидая увидеть там преследующих его британских солдат.

Мэри на ходу поднесла ребенка к груди, распахнув блузу.

— Что будет с нами, Джералд? — И добавила, понизив голос: — Что будет с тобой?

Джералд открыл дверь в подвал — отверстие было замаскировано старинным гобеленом.

— Все будет прекрасно — и с тобой, и с мальчиками, и с малышкой.

Она смотрела на него глазами полными слез.

— Я не ранен, — сказал он, поцеловав ее в губы. — Теперь идите вниз и не выходите, пока я не позову.

Мэри кивнула и начала спускаться. Девлин подбежал к отцу, когда пушка ухнула вблизи дома.

— Отец! Позволь мне пойти с тобой. Я могу помочь. Я умею стрелять…

Повернувшись, Джералд оттолкнул Девлина, и тот отлетел в сторону, приземлившись на каменный пол.

— Делай что я сказал! — рявкнул он и добавил, побежав через холл: — И позаботься о своей матери, Девлин.

Входная дверь захлопнулась.

Заморгав, чтобы отогнать слезы отчаяния и унижения, Девлин посмотрел на Шона. В широко раскрытых от страха светло-серых глазах младшего брата светился вопрос. Девлин поднялся, дрожа как младенец. Не было сомнений в том, что он должен делать. Раньше он всегда повиновался отцу, но сейчас не собирался позволить ему в одиночку смотреть в лицо красномундирникам.

Если отец собирается умереть, значит, он умрет вместе с ним.

Страх вызывал слабость. Тяжело дыша, Девлин смотрел на младшего брата. «Нельзя поддаваться эмоциям, — подумал он. — Надо быть мужчиной».

— Иди вниз с матерью и Мег, — тихо приказал он и, не дожидаясь ответа, побежал через холл в отцовскую библиотеку.

— Ты собираешься сражаться? — крикнул Шон, следуя за ним.

Девлин не ответил. Полный решимости, он подбежал к оружейной полке позади массивного письменного стола отца и застыл — она была пуста.

И в этот момент Девлин услышал солдат.

Из-за стен раздавались людские крики, лошадиное ржание и звон сабель. Пушка ухнула снова. Трещали пистолетные выстрелы, раздавались хлопки мушкетного огня. Девлин медленно повернулся к Шону, встретившись с ним взглядом. Лицо Шона было искажено страхом — тем же страхом, что заставлял сердце Девлина бешено колотиться, затрудняя дыхание.

Шон облизнул губы:

— Они близко, Дев.

— Иди в подвал, — с трудом вымолвил Девлин.

Он должен помочь отцу. Он не может дать ему умереть в одиночку.

— Я не оставлю тебя одного.

— Тебе нужно позаботиться о маме и Мег.

Девлин подошел к скамье под оружейной полкой, сбросил с сиденья подушки и поднял крышку. Отец всегда держал здесь запасной пистолет, но сейчас внутри не было ничего, кроме кинжала.

— Я пойду с тобой.

В голосе Шона звучали слезы. Девлин взял кинжал, потом полез в ящик стола, достал острый нож для открывания писем и передал его Шону. Его брат мрачно улыбнулся, но Девлин не смог улыбнуться в ответ.

Внезапно он увидел ржавые рыцарские доспехи, стоящие в углу комнаты. Говорили, что доспехи носил их недостойный предок, обласканный английской королевой. Девлин побежал к доспехам, Шон следовал за ним. Освободив меч из рыцарской перчатки, Девлин ударил им по потускневшей броне.

Он воспрянул духом. Меч был старый, но все-таки это оружие. Вытащив его из ножен, Девлин коснулся клинка и вскрикнул, когда из пальца брызнула кровь. Потом он посмотрел на Шона, и оба брата усмехнулись.

Пушка выстрелила опять, и на сей раз дом вздрогнул, а в холле задребезжали оконные стекла. Мальчики испуганно уставились друг на друга.

Девлин сказал:

— Шон, ты должен остаться с матерью и Мег.

— Нет!

Девлину хотелось оттолкнуть брата, как это сделал отец. Но он испытывал тайное облегчение при мысли, что ему не придется одному сталкиваться с красномундирниками.

— Тогда пошли, — согласился Девлин.

Битва кипела прямо за кукурузными полями, что тянулись к разрушенным внешним стенам Аскитон-Касла. Мальчики бежали между высокими колосьями, прячась за изгородями, пока не добрались до последнего ряда кукурузы. Девлину стало больно при виде кровавой панорамы.

Сотни — нет, тысячи солдат в красном намного превосходили разрозненные группы ирландцев. Британские солдаты были вооружены мушкетами и саблями, а большинство ирландцев орудовали пиками. Девлин видел, как его соотечественники падают замертво под пулями и ударами сабель. К горлу подступала тошнота.

— Отец, — прошептал Шон.

Вздрогнув, Девлин проследил за взглядом брата. Он сразу же увидел всадника на серой лошади, размахивающего палашом, на их глазах он поразил сначала одного красномундирника, затем другого.

— Пошли! — Девлин вскочил, поднял меч и ринулся в битву.

Британский солдат целился из мушкета в фермера с пикой и кинжалом. Другие солдаты и крестьяне яростно сражались друг с другом. Всюду пахло кровью и смертью. Девлин ударил солдата мечом. К его удивлению, клинок едва не разрубил его пополам.

Потрясенный Девлин застыл, а фермер быстро добил солдата.

— Спасибо, парень, — сказал он, бросив мертвое тело в грязь.

Раздался мушкетный выстрел, глаза фермера изумленно выпучились, а из груди потекла кровь.

— Дев! — предупреждающе крикнул Шон.

Девлин повернулся лицом к дулу мушкета, нацеленному прямо на него, и поднял свой меч. Неужели он сейчас умрет — ведь клинок не соперник мушкету! Но Шон, подобрав мушкет у мертвеца, огрел им солдата сзади под коленями. Солдат при выстреле потерял равновесие и промахнулся. Шон ударил его по голове, и тот потерял сознание.

Девлин выпрямился, тяжело дыша, — перед его мысленным взором стоял солдат, которого он только что помог убить. Шон уставился на него.

— Нам нужно идти к отцу, — решил Девлин.

Шон кивнул, явно готовый заплакать.

Девлин пытался взглядом отыскать среди сражающихся отца на серой лошади. Но теперь это было невозможно.

Внезапно он осознал, что битва затихает.

Оглядываясь вокруг, Девлин видел сотни людей в бежевых и коричневых куртках, неподвижно лежащих на поле сражения. Среди них были дюжины мертвых британских солдат и несколько лошадей. Тут и там кто-то стонал или звал на помощь.

Английский офицер выкрикивал приказы своей роте.

Девлин снова окинул взглядом представшую перед ним панораму. Поле битвы простиралось от берегов реки до кукурузного поля и помещичьего дома на южной стороне. Британские солдаты становились в строй.

— Быстро! — скомандовал Девлин и вместе с Шоном побежал к краю поля, где они могли скрыться.

Шон споткнулся о мертвое тело. Девлин поднял его и потащил за стебли кукурузы. Пыхтя, оба присели на корточки. С небольшого возвышения, где находилось поле, было видно, что битва кончена.

Видя, что брат вот-вот заплачет, Девлин обнял его, не сводя глаз с места сражения. Дом находился справа, двор был завален мертвецами. Он посмотрел налево и увидел невдалеке отцовского серого жеребца.

Девлин весь напрягся. Лошадь держал под уздцы солдат. Отца на ней не было.

Внезапно появилось несколько конных британских офицеров, едущих в сторону серого жеребца. Джералд О'Нил шел пешим впереди со связанными руками.

— Отец! — прошептал Шон.

Девлина охватил ужас.

— Полагаю, вы Джералд О'Нил? — насмешливым тоном осведомился старший по чину красивый офицер с иссиня-черными волосами.

— С кем я имею честь беседовать? — таким же тоном отозвался Джералд.

— Лорд капитан Хэролд Хьюз, преданный слуга его величества, — представился офицер, холодно улыбаясь, глядя на пленного ледяными голубыми глазами. — Разве вы не слышали, О'Нил? Мятежники превращены в кровавое месиво. Генерал Лейк [Лейк Джерард, 1-й виконт (1744—1808) — британский генерал.] успешно взял штурмом вашу жалкую штаб-квартиру на Винигар-Хилл. Думаю, число убитых мятежников доходит до пятнадцати тысяч. Вы и ваши люди — бесполезные жертвы.


— Черт бы побрал Лейка, а заодно и Корнуоллиса, [Корнуоллис Чарлз, 1-й маркиз (1738—1805) — британский генерал и государственный деятель.] — огрызнулся Джералд; последний был вице-королем Ирландии. — Мы будем сражаться, пока жив хоть один из нас, Хьюз. Или пока мы не завоюем нашу землю и нашу свободу.


Девлин отчаянно молился, чтобы его отец не говорил так дерзко с британским капитаном. Но Хьюз лишь равнодушно пожал плечами.

— Сожгите все, — произнес он, словно говоря о погоде.

Шон вскрикнул. Девлин испуганно застыл.

— Сжечь все, сэр? — переспросил младший офицер.

Хьюз улыбнулся Джералду, который побелел как призрак.

— Все, Смит. Каждое поле, каждое пастбище, урожай, конюшню, скот, дом.

Лейтенант повернулся, быстро отдавая приказ. Девлин и Шон обменялись полными отчаяния взглядами. Их мать и Мег оставались в доме. Девлин не знал, что делать. Его терзало желание крикнуть «Нет!» и броситься на солдат.

— Хьюз! — свирепо произнес Джералд. — В доме моя жена и мои дети.

— В самом деле? — равнодушно произнес Хьюз. — Может быть, их смерть заставит других подумать дважды, прежде чем совершать измену.

Глаза Джералда расширились.

— Сжечь все, — повторил Хьюз. — И когда я говорю «все», то имею в виду именно это.

Джералд бросился на сидящего на коне капитана, но его тут же схватили. Девлин повернулся, собираясь бежать через поле к дому, но, сделав пару шагов, застыл как вкопанный. Его мать, Мэри, стояла в дверях, держа на руках Мег. Он схватил Шона за руку, боясь дышать, потом снова посмотрел на отца и капитана Хьюза.

Выражение лица Хьюза изменилось. Брови с интересом приподнялись.

— Полагаю, это ваша жена?

Три человека с трудом удерживали связанного Джералда.

— Только тронь ее, ублюдок, и, клянусь, я убью тебя!

Хьюз улыбался, глядя на Мэри.

— Ну-ну, — пробормотал он. — Недурной оборот. Доставьте женщину ко мне в палатку.

— Есть, сэр!

Лейтенант Смит повернул своего коня к дому.

— Хьюз, если ты притронешься только к волоску на голове моей жены, я отрежу тебе яйца! — рявкнул Джералд.

— Неужели? Забавно слышать такое от человека, обреченного на смерть.

Капитан спокойно обнажил саблю и одним ударом отрубил Джералду голову.

Потрясенный Девлин смотрел, как обезглавленное тело его отца медленно падает на землю и катится голова с открытыми серыми глазами, полными гнева.

Повернувшись, он увидел, как его мать упала в обморок. Мег громко плакала, лежа на земле и молотя ручками и ножками.

— Возьмите женщину, — сказал Хьюз, — приведите ее ко мне в палатку и сожгите этот проклятый дом.

Он пришпорил коня и поскакал прочь.

Когда два солдата направились к дому — к его лежащей без сознания матери и Мег, плачущей на земле рядом с ней, — слепая ярость захлестнула Девлина с неодолимой силой: его отец хладнокровно и жестоко убит проклятым английским капитаном Хьюзом.

Меч был потерян в битве, Девлин поднял нелепый маленький кинжал. Раздался крик, полный горя и гнева. Смутно сознавая, что кричит он сам, Девлин двинулся вперед, решив убить любого британца.

Солдат удивленно заморгал, когда Девлин устремился к нему с занесенным кинжалом.

Но удар сзади по голове лишил Девлина сознания, и после первого момента слепящей боли он впал в благословенную темноту.

Девлин приходил в себя медленно, с трудом, чувствуя резкую боль в голове, холод, сырость и смутное ощущение страха.

— Дев, — прошептал Шон, — ты очнулся?

Теперь Девлин почувствовал, что тонкие руки брата крепко обнимают его. Странный, едкий и горький запах наполнял воздух. Ему представился отец, стоящий связанным между красномундирниками, потом капитан Хьюз, взмахивающий саблей и отрубающий ему голову.

Вскрикнув, Девлин открыл глаза.

Шон еще крепче обнял его.

Воспоминания вынудили Девлина подняться. Они находились в лесу, некоторое время назад прошел дождь, было холодно и сыро.

Девлин сел на корточки, глядя на Шона. Его брат развел маленький костер, явно недостаточный, чтобы согреться.

— Мама? Мег? — хрипло спросил Девлин.

— Я не знаю, где мама. — Маленькое личико Шона сморщилось. — Солдаты утащили ее, прежде чем она очнулась. Я хотел забрать Мег, но когда солдат ударил тебя, я оттащил тебя сюда, в безопасное место. Потом они все подожгли. — Шон стал всхлипывать. — Все сгорело.

На момент Девлин испугался, как и его брат, но быстро взял себя в руки. Теперь все зависит от него — он должен не плакать, а руководить.

— Перестань хныкать как малыш, — резко сказал Девлин. — Нам нужно спасти маму и найти Мег.

Шон сразу перестал плакать и радостно кивнул, глядя на брата.

Они поспешили через прогалину. У ее края Девлин споткнулся.

В лунном свете перед ними расстилалась сплошная выжженная земля, а там, где раньше стоял дом, остались только каменные стены да торчали две одиноких трубы. Воздух наполняли дым и пепел.

— Мы будем голодать этой зимой, — шепнул Шон, сжимая руку брата.

— Они вернулись в гарнизон в Килмэллоке? — мрачно спросил Девлин.

Леденящий ужас сменила решительность, тошнота исчезла.

Шон кивнул.

— Как нам спасти ее, Дев? У них тысячи людей. А мы просто… два мальчика.

Этот вопрос мучил и Девлина.

— Мы найдем способ. Обещаю тебе, Шон.

Был полдень, когда они поднялись на холм над британским фортом в Килмэллоке. Девлин упал духом при виде деревянного частокола и целого моря белых палаток и красных мундиров. Флаги указывали на штаб-квартиру командующего в середине форта. Девлин не представлял, как он и Шон, два мальчика, смогут проникнуть туда. Будь он повыше, убил бы солдата и переоделся в его мундир. Может быть, им удастся незаметно пройти через открытые передние ворота с фургоном и группой солдат?

— Думаешь, с ней все в порядке? — прошептал Шон.

После жестокого убийства отца он никак не мог прийти в себя: смертельно бледный, с искусанными губами и глазами полными страха, он жался к старшему брату. Девлин боялся, что Шон заболеет.

Он обнял брата за плечи.

— Мы спасем ее, и все будет в порядке, — твердо сказал Девлин.

Но где-то в глубине души он знал, что его слова были бессовестной ложью, потому что больше ничего никогда не будет в порядке.

И что стало с маленькой Мег? Он даже думать боялся, что она сгорела в огне.

Девлин закрыл глаза. Его дыхание наконец пришло в норму. Тошнота отступила. Но в уме начало формироваться нечто темное и страшное.

Шон снова заплакал:

— Что, если он обидит маму? Что, если он… сделает с ней то, что сделал с отцом?

Девлин окинул взглядом форт. Он ничего не ответил брату, но в этот момент он безвозвратно изменился. Десятилетний мальчик исчез навсегда. Его место занял мужчина, хладнокровный и целеустремленный, в душе которого полыхал гнев. Сила собственной решимости удивляла его.

Страха больше не было. Он не боялся британцев и не боялся смерти.

И он знал, что должен делать, — даже если это займет годы.

Девлин повернулся к Шону, который смотрел на него глазами полными слез.

— Он не обидит маму, — услышал Девлин собственный спокойный голос — властный, как голос отца.

Шон удивленно заморгал, потом кивнул.

— Пошли, — сказал Девлин.

Они спустились с холма и нашли валун, скрывавший их от дороги. Примерно через час появились четыре фургона с припасами, ведомые дюжиной конных солдат.

— Притворимся, будто мы хотим приветствовать их, — тихо шепнул Девлин.

Он видел многих крестьян, которые подобострастно махали британским солдатам, но самодовольные красномундирники не догадывались, что, как только они проходили, улыбки сменялись язвительными усмешками.

Мальчики шагнули на дорогу, освещенную солнцем, улыбаясь и махая приближающимся солдатам. Некоторые солдаты махали в ответ, а один бросил им кусок хлеба. Пока фургоны проезжали мимо, братья продолжали махать им. Потом Девлин ткнул Шона локтем в бок, и они побежали за последним фургоном. Девлин вскочил в него, повернулся и протянул руку. Шон, подпрыгнув, ухватился за нее, и Девлин втащил брата в фургон. Оба нырнули за мешки с мукой и картошкой и посмотрели друг на друга.

Девлин с удовлетворением улыбнулся Шону.

— А что теперь? — прошептал Шон.

— Подождем, — с холодной уверенностью отозвался Девлин.

Как только фургон въехал в передние ворота форта, Девлин высунулся из укрытия. Не увидев никого, он подтолкнул Шона. Они спрыгнули на землю и побежали в сторону ближайшей палатки.

Через пять минут они прятались снаружи капитанской палатки за двумя бочками с водой.

— Что мы будем делать сейчас? — спросил Шон, вытирая пот со лба.

Погода оставалась приятной, хотя серые облака на горизонте грозили дождем.