logo Книжные новинки и не только

«Рыцарь из моих снов» Дафна Клэр читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Дафна Клэр Рыцарь из моих снов читать онлайн - страница 1

Дафна Клэр

Рыцарь из моих снов

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мужчина ее мечты.

Она узнала его. Узнала по тому, как внезапно остановилось ее дыхание, по тому, как мгновенно отказали ноги; и казалось, в вертикальном положении ее удерживает только нечеловеческое напряжение.

Мужчина внезапно поднял голову, почувствовав ее взгляд в переполненном людьми шумном зале. Их глаза встретились.

Черные брови поднялись в немом вопросе, в сине-зеленых глазах мелькнул чисто мужской интерес.

— Кэти? — Кэллум дотронулся до ее руки, и она вздрогнула. — Кэти?

От напряжения заболели глаза, и она часто заморгала.

— Извини, я задумалась.

Такие знакомые черты лица жениха, его безупречно уложенные соломенные волосы, эти добрые синие озабоченные глаза — все это было теперь так далеко, совсем в другом измерении.

Черные волосы незнакомца, густые брови, высокая фигура, вечерний костюм, непринужденная поза, одна рука — в кармане пиджака. Почему же он казался чужим в этом элегантном собрании? Возможно, потому что был слишком огромен, широк в плечах?..

— Я принесу тебе что-нибудь выпить, — предложил Кэллум. Он взял два бокала у проходившего мимо официанта. — Тебе это просто необходимо сейчас. Наверное, твоя простуда так и не прошла. Ты похудела. — Он отвел прядь рыжеватых волос с ее лица.

Кэтрин заставила себя улыбнуться.

— Все в порядке, правда. — Она сделала глоток холодного сухого вина. И опять улыбнулась. — Моделям нужно быть худыми.

Кэллум ответил ей улыбкой.

— Я бы не хотел, чтобы ты была слишком худой… — Он прикоснулся своим бокалом к ее. — За нас… за наше будущее.

Ее вдруг охватила необъяснимая паника. К счастью, к ним подошла знакомая пара. Мужчина похлопал Кэллума по плечу, а женщина потребовала показать ей кольцо.

Кэтрин послушно протянула левую руку с кольцом, украшенным одним большим и двумя маленькими бриллиантами, и сама с некоторым недоумением посмотрела на него, будто забыв о том, что оно покупалось при ней и Кэллум тут же надел его ей на палец, удовлетворенно заметив, что кольцо сделано словно специально для нее.

Она постаралась вернуть себе то ощущение тепла, что совсем недавно переполняло ее. Взглянув на Кэллума, Кэтрин заметила, что тот запнулся и вопросительно смотрит на нее.

Она приветливо улыбнулась и отпила еще глоток из своего бокала. Она даже отдаленно не представляла, о чем шел разговор.

Толпа начала перемещаться в соседний зал — к накрытым столам. Кэллум взял у нее из рук пустой бокал и поставил его на поднос. Кэтрин уже не чувствовала под собой ног. Возможно, она слишком много выпила на пустой желудок?

Вечер был организован с благотворительной целью — в поддержку вдовы и детей новозеландского альпиниста, несколько месяцев назад погибшего во время восхождения на Гималаи. После обеда с речью должен был выступить друг погибшего, участник той же экспедиции Закери Бэллантайн. Его портрет был помещен вскоре после трагедии во всех новозеландских газетах — изможденный бородатый мужчина с пристальным взглядом казавшихся темными глаз.

Все газеты и телевизионные агентства гонялись за ним, но он избегал журналистов и отказывался от интервью. И вот кто-то смог уговорить Бэллантайна выступить сегодня вечером.

Человек, приковавший к себе внимание Кэтрин, сидел за столиком на небольшом возвышении рядом с микрофоном. Кэтрин позволила себе только раз взглянуть на него и тут же отвела глаза. Различить вкус пищи, которую автоматически поглощала, она была не в состоянии. Кэтрин очнулась только тогда, когда ее желудок взбунтовался против шоколадного торта с кремом. Она отодвинула от себя тарелку и взяла бокал. Он был пуст — опять! Итак, обычная норма уже превышена, но, когда Кэллум вновь наполнил ее бокал, она лишь благодарно улыбнулась жениху и поднесла вино к губам.

Он обнял ее за плечи и слегка сжал их.

— Ты в порядке? — спросил он шепотом, глядя на ее нетронутый десерт.

— Разумеется. Ты же знаешь, я никогда не ем сладкого, и потом — я уже просто объелась!

Он улыбнулся и щекой потерся об ее висок.

— Тебе это полезно. — Слегка откинувшись назад, он оглядел ее плечи и глубокое декольте. — Ты вполне можешь позволить себе поправиться. Конечно, ты и так восхитительна! — Он крепче сжал ее плечи. — Не могу дождаться, когда мы наконец останемся наедине. — Он взял ложечку, отломил немного торта и с улыбкой поддразнил: — Ну, открой ротик.

Кэтрин засмеялась и покачала головой, но Кэллум продолжал настаивать, так что ей пришлось открыть рот и проглотить торт. Он оказался слишком жирным, поэтому, когда Кэллум захотел повторить попытку, она, улыбаясь, отвела его руку.

— Я в самом деле не могу больше есть.

Кэллум тоже улыбался.

— Ты измазалась в креме… — Он наклонился и слизал крем с уголка ее губ.

Послышался чей-то смех, и Кэтрин резко отпрянула от жениха и обернулась. Взгляд наткнулся на глядящие на нее в упор темно-зеленые глаза.

Она почувствовала, как румянец залил ее лицо, а в зеленых глазах незнакомца появилась насмешка. Какого черта! Ее охватила злость, тут же сменившаяся каким-то безотчетным страхом.

Кэллум тем временем продолжал:

— Я только хотел подразнить тебя…

— Я знаю. — Она вновь повернулась к нему. — Все в порядке. — Кэллум всегда очень тонко чувствовал ее настроение. Собственно, это и было одной из причин, почему она полюбила его.

Подали кофе. Солидная женщина, председатель комитета, представила гостя, произнеся длинную речь о его полной приключений жизни альпиниста. Рассказала и о его путешествии в Антарктиду, и о том, как он помогал строить больницу в Непале, и о покорении высочайших вершин мира. Наконец она предоставила слово Закери Бэллантайну.

Свет в зале погас, освещенной осталась только импровизированная сцена. Кэтрин почему-то совершенно не удивилась, когда увидела, кто именно подошел к микрофону. Просто без бороды она его не узнала.

Бэллантайн окинул взглядом зал, и Кэтрин показалось, что его глаза вспыхнули. Не при виде ли ее? Потом он начал говорить.

Кэтрин уставилась на чашку с кофе, взяла ложку, потом осторожно положила ее на блюдце. Она пила черный кофе без сахара.

При первых же звуках низкого голоса Кэтрин почувствовала, что он отдается в ее душе до боли знакомым звоном. Она прислушивалась именно к голосу, не вникая в смысл слов и не отрывая взгляда от белой скатерти. Наконец она подняла глаза, а он как будто ждал этого момента: сделал паузу, посмотрел прямо на нее, потом сверился с листком бумаги, который держал в руке, засунул его в карман и продолжил свою речь.

Кэтрин изо всех сил старалась сдержать бешеный ритм своего сердца, убеждая себя, что он никак не мог разглядеть в темном зале кого-либо.

Рядом шевельнулся Кэллум, все еще обнимавший ее за плечи, и у нее появилось непреодолимое желание стряхнуть его руку.

— Странно, но почему-то не возникает ощущения, что ты находишься на вершине мира, — между тем продолжал Закери Бэллантайн. — Стоя на Эвересте, глядя на горы внизу — этот вечный пейзаж! — начинаешь воспринимать лишения, усилия, опасности как бы в перспективе. Понимаешь, что все это было не зря. Каждый альпинист мечтает попасть на Эверест. Бен и я впервые поднялись на него вместе — это было пять лет назад. Я никогда не забуду этого момента.

Он опять остановился, глядя в пол. Кто-то стукнул чашкой о блюдце, кто-то подвинул стул.

Бэллантайн медленно поднял глаза.

— После покорения такой вершины только и делаешь, что ищешь все более трудные подъемы, неизведанные маршруты и непокоренные вершины.

— Вопрос лишь зачем? — прошептал Кэллум на ухо Кэтрин.

Она покачала головой, так как и сама не поняла, но внезапно почувствовала непреодолимое желание понять, поэтому начала внимательно прислушиваться к словам рассказчика, боясь пропустить хоть слово.

— Всегда впереди есть еще одна гора. — Мужчина на сцене сжимал микрофон. — Еще одна опасность, риск, еще одна Цирцея, зовущая мужчин пожертвовать своей жизнью ради нее…

Голос зазвучал тише, мужчина смотрел на свою руку, сжимающую микрофон. И на этот раз уже никто не нарушил тишину. Кэтрин была уверена, что на несколько секунд он совершенно забыл о своей аудитории и о подготовленной речи. Наконец Бэллантайн разжал пальцы и сунул руки в карманы.

— Мужчины, — медленно произнес он, устремив свой взгляд вдаль, — так же как и женщины, совершают ошибки. А горы этого не прощают. В прошлом году они забрали лучшего друга, которого я когда-нибудь имел или буду иметь. Бен Стори был моим лучшим другом. — Он медленно повернул голову и посмотрел прямо на Кэтрин. Его взгляд был сама боль. — Самый лучший друг, самый лучший альпинист, самая крупная личность, которую я когда-либо встречал. Мне так его не хватает.

И он сделал шаг назад, в тень. Но его боль уже охватила Кэтрин. Она закрыла глаза, стараясь совладать с ней, тело пронзила дрожь, а горло свело от сдерживаемых рыданий.

Когда она вновь открыла глаза, Бэллантайн, уже под аплодисменты, спускался со сцены и садился за столик. Кэллум наконец снял руку с ее плеча, чтобы поаплодировать вместе со всеми.

Женщина, сидящая напротив, салфеткой вытирала слезы.

Что ж, не я одна растрогана его словами, сказала себе Кэтрин. Он произвел одинаковое впечатление на всех женщин в зале.

Цель вечера состояла в том, чтобы собрать средства в помощь семье погибшего, и речь Закери Бэллантайна служила именно этой цели. Безусловно, он был предан своему другу. Кэтрин, вне всякого сомнения, было очень жаль женщину, потерявшую мужа, но вот понять человека, добровольно рисковавшего своей жизнью и знавшего при этом, что от него материально зависят близкие ему люди, она так и не смогла.

Что заставляет некоторых людей совершать безумные поступки исключительно ради того, чтобы повысить адреналин в крови? Как это странно и совершенно непонятно!

Заметив, что Закери Бэллантайн поднялся, чтобы пожать руку молодой хорошенькой женщине, которая подбежала к его столу выразить восхищение, Кэтрин неожиданно почувствовала раздражение. Как они могут — такие мужчины, как он, авантюристы по природе, — заставлять женщин любить себя, а потом беззаботно бросать свою жизнь на алтарь мальчишеской мечты?! Это так несправедливо и жестоко!

Молодая женщина между тем улыбалась, ее белая рука без обручального кольца лежала на руке Бэллантайна, и она с серьезным видом что-то говорила ему, видимо выражая свой восторг. Этому мужчине ничего не стоило вскружить ей голову.

— Дурочка, — прошептала Кэтрин.

— Что? — Кэллум наклонился к ней.

Она покачала головой:

— Ничего. Мы уже можем уйти?

Больше она этого не вынесет, не сможет справиться с нараставшим раздражением. Может быть, Кэллум прав: она еще не совсем пришла в себя после гриппа.

— Разве ты не хочешь поговорить с почетным гостем? — спросил Кэллум.

Кэтрин растерянно посмотрела на толпу окруживших его людей и проговорила:

— Нет. У него и так полно обожателей. И потом, я… устала.

Кэллум удивленно поднял брови. Откуда такой язвительный тон? Он встал и отодвинул ее стул.

— Тогда пошли. Я поймаю такси.

Он никогда не садился за руль, если собирался пить. И это чувство ответственности было еще одной чертой, которая привлекала Кэтрин. Уж он-то никогда не заставит ее переживать из-за какой-нибудь безумной авантюры.

Кэллум отправился за такси, оставив ее в фойе.

Ей не следовало столько пить! Голова кружилась, и Кэтрин оглянулась в поисках стула. В холле было лишь два стула, и их занимала парочка молодых людей, страстно увлеченных разговором.

Закрыв глаза, она прислонилась к стене.

— С вами все в порядке?

При звуке этого голоса Кэтрин резко выпрямилась и открыла глаза. Перед ними сразу же поплыли темные круги, а лоб покрылся испариной. В следующую секунду сильные руки подхватили ее. Кэтрин откинула голову назад. Головокружение потихоньку проходило, и она посмотрела на своего спасителя. Он тоже глядел на нее.

Глаза Закери Бэллантайна, казалось, проникали в самую душу. Она заметила крошечный белый шрам в углу его рта, почувствовала запах мыла и еще чего-то такого, что навевало воспоминания о сосновом боре и заснеженных вершинах. Лосьон после бритья?

— Да, со мной все в порядке. Спасибо.

— Вы очень бледны. — Бэллантайн все еще поддерживал ее.

— У меня недавно был грипп. — Он ослабил хватку, но пальцы продолжали поглаживать ее кожу. Кэтрин с трудом перевела дыхание. — Вы уже уходите? — спросила она. Наверняка еще десяток людей жаждут поговорить с ним.

— Нет, я просто шел мимо и увидел, как вы, страшно бледная, стоите тут одна. — Он улыбнулся. — Я даже подумал, что вы можете потерять сознание.

Ни у одного мужчины не было такой улыбки…

По тому, как потемнел его взгляд, а улыбка сошла с губ, Кэтрин стало ясно: он уловил искру, промелькнувшую между ними. Вот его ноздри слегка вздрогнули, темные ресницы на миг прикрыли глаза, и он уставился на ее губы.

У Кэтрин снова закружилась голова. Бэллантайн, видимо, почувствовал это, так как еще крепче сжал ее в своих объятьях. Кэтрин изогнулась, прижавшись к нему всем телом, он наклонился, губы его слегка приоткрылись…

Но в этот миг раздался голос Кэллума:

— Все в порядке, Кэти, я поймал машину… Что здесь происходит?

Кэтрин дернулась, оттолкнув Закери.

Тот неторопливо опустил руки и только потом обернулся.

— Кто вы? — бесцеремонно спросил он мужчину, которого видел весь вечер рядом с Кэтрин.

Кэллум, казалось, был сбит с толку.

Кэтрин наконец пришла в себя. Она взяла Кэллума за руку и встала с ним рядом.

— Это Кэллум Стюард, — сказала она. — Мой жених. Мистер Бэллантайн решил, что я теряю сознание, Кэллум, — объяснила она. — Он поспешил помочь мне.

Щеки Кэтрин горели. Вряд ли жених поверит, что еще несколько минут назад она была бледна как полотно.

Но Кэллум нежно обнял ее за талию.

— Ты упала в обморок?

— Почти. Но сейчас все в порядке. — Она решилась взглянуть на Бэллантайна. Ироническая улыбка у него на губах сменилась вежливым полупоклоном.

— На вашем месте я бы не оставлял невесту одну. Кажется, она была готова упасть на руки любому прохожему.

Кэтрин с трудом перевела дыхание.

— Вовсе нет. У меня лишь на мгновение закружилась голова. Теперь все прошло.

— Да, думаю, с мисс все в порядке, — заметил Бэллантайн.

— Тем не менее, — искренне отозвался Кэллум, — я вам очень благодарен! Спасибо, что поддержали Кэти, мистер Бэллантайн. Нам, кстати, очень понравилась ваша речь. — И он протянул руку, которую тот, слегка помедлив, пожал.

— Спасибо.

— Спасибо вам за то, что вы помогли моей невесте. А теперь простите, но нас ждет такси. Пойдем, дорогая…

Все время, пока они шли к выходу, Кэтрин чувствовала, что Закери Бэллантайн смотрит им вслед. Но так и не обернулась.

Зак Бэллантайн был мечтой каждой женщины. Его друг, погибший в горах, тоже был на редкость хорош собой. Кэтрин вспомнила его фото, опубликованное сразу после гибели, — улыбающийся молодой бог на фоне заснеженной горы, солнце золотит его волосы, капюшон парки откинут назад, на шее висят солнечные очки.

На той же странице была опубликована и фотография его вдовы с младшим ребенком на руках, второй прижался к ее коленям.

Кэтрин даже вспомнила строки под фотографиями: «Альпинист погиб на пути к своей мечте». Это были слова Венди Стори, женщины, которая поддерживала его безумные авантюры и даже родила ему детей. Как и все, она восхищалась его храбростью. Но Кэтрин больше восхищала отвага этой смелой подруги альпиниста.

— Слава Богу, — сказала она Кэллуму, усаживаясь в машину, — что у тебя нет желания покорять горы.

— Откуда ты знаешь? — многозначительно спросил он.

Кэтрин с ужасом посмотрела на жениха.

Кэллум рассмеялся и обнял ее.

— У меня есть другие желания, — прошептал он ей на ухо.

Она позволила поцеловать себя и даже ответила на поцелуй. Но что-то было не так. Воспоминания о зеленых глазах, в которых так явственно читался неподдельный интерес, завладели ею.

Когда такси остановилось у дверей ее дома, прическа Кэтрин была слегка растрепана, а Кэллум тяжело дышал. Он поспешил расплатиться с шофером и устремился за невестой.

Как всегда, она приготовила кофе, и они уселись рядом на мягком диване в гостиной, но когда Кэллум обнял ее, Кэтрин прошептала:

— Я действительно устала…

Он погладил ее волосы.

— Конечно, любимая. Я эгоист.

— Нет. Ты лучше всех. Я… я не совсем еще выздоровела. Извини.

— Не волнуйся об этом! — Он поцеловал Кэтрин в лоб. — Я подожду, когда ты совсем поправишься.

Он действительно лучше всех! Так почему же она даже не может смотреть на него? Почему вдруг возникло чувство, что, если Кэллум сейчас же не уйдет, она закричит?

И Кэтрин поцеловала его в губы, а затем быстро поднялась, чтобы он не успел передумать. Собирая чашки, она проговорила:

— Может быть, в следующий раз…

Любой мужчина затащил бы ее в постель в тот самый момент, когда надел на ее палец кольцо, а может быть, и еще раньше. Кэллум действовал гораздо тоньше. Он был готов ждать подходящего случая. И когда этот подходящий случай был из-за болезни отложен, ежедневно посылал цветы, звонил по телефону и даже являлся лично, чтобы предложить помощь и купить продукты.

Кэтрин же хотелось остаться одной, питаться супами из пакетиков и апельсиновым соком, только бы не показываться жениху в таком виде. Когда она наотрез отказалась от его помощи, Кэллум позвонил сестре Кэтрин, и Миранда стала ежедневно приносить ей куриный бульон и лекарства.

Пока Кэтрин была на кухне, Кэллум по телефону вызвал такси. Она тщательно вымыла и вытерла чашки, закрыла и убрала сахарницу. Когда она уже вешала кухонное полотенце, в дверях появился Кэллум.

— Ну, я пошел, — сказал он. — Такси сейчас подъедет.

Она проводила его до двери, и Кэллум нежно поцеловал ее и улыбнулся.

Кэтрин тут же вспомнила, как Зак Бэллантайн держал ее в своих объятьях. Кожа у него значительно грубее, отчего-то подумала она.

Закрыв за Кэллумом дверь, Кэтрин несколько минут стояла, прислонившись к ней лбом. Что произошло с ней сегодня вечером?

Потом Кэтрин приняла душ, надела теплую ночную рубашку и забралась под одеяло. Долгое время она лежала в темноте с открытыми глазами.

Когда она наконец заснула, к ней пришел он.

Опять все было как всегда.

Мужчина держит ее в своих объятьях и говорит что-то, что она не может услышать. Потом она чего-то пугается, у нее перехватывает дыхание, она погружается в мертвую тишину, и вдруг глубокий мужской голос ясно произносит:

— Доверься мне.

От этого голоса испуг проходит, она успокаивается. Потом чувствует, как он целует ее в губы, наполняет ее своим дыханием и теплом и это тепло проникает в ее тело. Вот он берет ее на руки и выносит из темноты на свет. Она открывает глаза и смотрит на него.

Она так часто видела этот сон, что уже заранее было известно: яркое солнце за спиной мужчины не даст разглядеть его черты и она так и не узнает, как он выглядит.

Но в этот раз все иначе! Его глаза — цвета морской волны, волосы темные и вьющиеся, а плечи и грудь — широкие и мускулистые.

Он смотрит на нее и улыбается. Она чувствует, как ее губы раскрываются, а в его глазах разгорается яркое пламя.