Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Даяна Морган, София Никодимова

Королева Лис

Насте,

крестной фее ЗолСума


Плейлист

Eurythmics — Sweet Dreams (Are Made of This)

Smash Into Pieces — Broken Parts

Apocalyptica (feat. Brent Smith) — Not Strong Enough

Shinedown — Call Me

Imagine Dragons (feat. J.I.D.) — Enemy (from the series Arcane

League of Legends)

Theory of A Deadman — History of Violence

Skillet — Awake and Alive

Mourning Ritual (feat. Peter Dreimanis) — Bad Moon Rising

Adelitas Way — Cage The Beast

Breaking Benjamin — Give Me A Sign

Stone Sour — Through Glass

T.I. (feat. Christina Aguilera) — Castle Walls

Kevin Rudolf — Scarred

Elley Duhé — Middle of the Night

PVRIS — Hallucinations

Ben Cocks (feat. Nikisha Reyes-Pile) — So Cold

Thousand Foot Krutch — Fly On The Wall

Rat City & Isak Heim — Rather Be

Cult To Follow — Leave It All Behind

Foreign Figures — Reign

3 Doors Down — Round And Round

The Score — Under The Pressure

Three Days Grace — On My Own

Israel Kamakawiwo’ole — Somewhere Over The Rainbow

World’s First Cinema — Perfect Hell

Letdown. — Karma

Ava Max — Kings & Queens

The Rasmus — Livin’ In A World Without You

Ashes Remain — Right Here

P!nk — Just Like Fire

Avril Lavigne — Head Above Water

Roadrunner United — The End

«История о незапланированном бегстве из нашего мира навстречу приключениям в краю волшебников напоминает яркое и красивое аниме с очень непохожими друг на друга героями, которые по воле судьбы оказались вовлечены в одну замысловатую сеть интриг и тайн. Если вы цените продуманные и развитые магические системы, требующие вдумчивого изучения; эффектные битвы магов, в которых побеждает иногда сильный соперник, а иногда — коварный; загадки и головоломки, способные перевернуть и жизнь, и мир вверх тормашками, то эта книга, безусловно, вам понравится!»

Наталия Осояну, переводчик и писательница.


«Как и драгоценные камни, которых в этой книге будет очень много, так и этот роман — один огромный алмаз, который покорит миллионы сердец. Больше всего восхищает мир, продуманный до мелочей (одни только люминории чего стоят), а также неповторимая магия, обузданная давным-давно и теперь работающая особым образом. Волшебные школы магии точно смогут вас удивить, ну а необычные яркие персонажи, загадки и тайны сделают так, что, взявшись за книгу, вы не выпустите ее из рук, не дочитав до конца».

Олеся, книжный блогер «Теплая Таверна».


«Волшебный мир, которым хочется насладиться, неожиданный сюжет, за которым интересно следить, яркие герои, которым сопереживаешь! Прекрасная книга, чтобы отвлечься от суровой действительности!»

Мария Иващенко, актриса и певица.

Пролог

В полуподвальной комнатке стоял стойкий запах сырого дерева и пчелиного воска. В неясном свете ламп и одинокой свечи она напоминала кладовую с ворохом потрепанных вещей. Посреди этого царства забытых сокровищ сидел старик, которого в сумраке можно было принять за куклу — так незаметны были его движения. Его морщинистые руки с легкостью собирали механизм из крошечных деталей.

Ровное дыхание, едва нарушающее тяжелую, почти осязаемую тишину, резко замерло — старик на секунду приостановился и, не отрывая сосредоточенного взгляда от конструкции, поднял с поверхности стола последнюю, самую большую деталь с золотым напылением. Уверенным движением поместил ее в центр механизма и закрыл крышкой внутренности раритетного пленочного фотоаппарата. Старик снял очки, потер уставшие глаза и откинулся в кресле. Собравшись с духом, он аккуратно коснулся кнопки спуска затвора, и приглушенный щелчок разорвал тишину. Одновременно с этим в замочной скважине закопошился ключ.

Дверь напряженно скрипнула, с трудом проехала по деревянному полу со следом светло-коричневой борозды от нижнего шпингалета, и в образовавшейся щели появилась высокая девушка с белым конвертом в руках. Она протиснулась в комнату, уперлась хрупким плечом в дверь и со всей силы навалилась на нее — та закрывалась с еще большей неохотой, чем открывалась, — но вскоре знакомый скрип прозвучал во второй раз. Заправив за уши выбившиеся волосы, гостья по-хозяйски огляделась и заметила собранный заново фотоаппарат. Пламя восковой свечи, стоявшей рядом на столе, слегка покачивалось от дыхания старика, сидящего в кресле.

— Ты его починил, — в тонком голосе девушки звучало искреннее удивление. — Смог!

— Как и всегда, — старик ответил бодро, что не сочеталось с его утомленным видом. — Нужно лишь подыскать необходимый винтик и правильно собрать. Всегда работает одинаково.

— Мне не понравилось ее обманывать, — возмущенно произнесла гостья. — И следить за ней.

— Лео́ра, — старик поднялся и подошел к девушке, — даешь ли ты повод усомниться в себе?

— Нет. — Она поникла. — Нет, конечно. Извини.

— Я доволен проделанной тобой работой, так что не напортачь. Я не люблю, когда мои просьбы не исполняются, — старик всегда скорее приказывал, а не просил. — Хочешь помогать мне, запомни — мягкотелость лишь вставляет нам палки в колеса. Я не могу допустить, чтобы план сорвался из-за эмоций. Особенно твоих. Я ясно выражаюсь?

Большое, мутное от пыли зеркало, местами затянутое паутиной, ловило отражение старика, меряющего крошечную комнату театрально-широкими шагами. Его гладко выбритый подбородок вздернулся вверх, а взгляд холодных нефритовых глаз устремился в окно.

— Предельно ясно, — четко ответила гостья, словно ее отчитывал командир взвода. Она искоса поглядывала на прихрамывающего старика: когда он припадал на больную ногу, его тело слегка покачивалось, и кончики каштановых волос, доходивших ему до плеч, дергались в такт движениям. — Но неужели это было так необходимо? — Леора не сразу поняла, что задала дерзкий вопрос вслух. От собственной наглости у нее перехватило дыхание, она втянула голову в плечи, ожидая немедленной расплаты. Старик резко остановился.

— Как думаешь, если бы я не нашел тебя в Кардиффе, если бы не взял под опеку и не направил по нужному пути, где бы ты оказалась? Болталась бы среди чавов [Чавы — термин для обозначения небогатой девиантной молодежи Великобритании, нередко привлекающейся к ответственности за правонарушения.], мечтала бы о судьбе матери-одиночки троих детей, жаждала получить пособие и задрипанную квартирку на окраине? Такой ты видела свою идеальную жизнь, Леора, скитаясь по ночлежкам для бездомных? Я дал тебе цель, научил контролировать дар. Того же я хочу и для нее. Так что не вздумай спорить, — старик горячился и говорил все громче, пока не сделал паузу, переводя дыхание. — Ты сделала это ради важной миссии. Человек, теряющий друга, бросается в первые попавшиеся отношения. И я дам ей эту новую близость, крепкое мужское плечо, чтобы они подарили мне наследника.

Леора достала из конверта несколько фотографий молодой девушки и молча передала их в грубые мужские руки. Старик тепло улыбнулся. Гостья медленно оторвала взгляд от его лица и протянула жеоду раухтопаза — внутри кварцевого кристалла, будто живой, пульсировал серебристый свет.

— Как и обещала, хватит, чтобы сменить облик часа на два.

— Прекрасно, ты умница. — Старик убрал жеоду в карман.

— Не перепутай с Нокту́рнусом, она морионовая, более темная.

— Ученик вздумал давать советы учителю?

Леора устремила виноватый взгляд в пол — она вновь позволила себе вольность и разозлила наставника. Но дальше он заговорил спокойно:

— Ты все сделала правильно, моя дорогая, и станешь свидетелем того, как я творю историю. Сегодня мы начнем создавать новое будущее, мы — вершители ЗолСума!

Леора поежилась. Она не знала точного значения последнего слова, но он нередко повторял «ЗолСум», говоря об апокалипсисе и тотальном обновлении. В эти моменты его глаза блестели особым безумием.

Старик подошел к большому полотну на стене. Схема с фотографиями, стрелками, комментариями и мелкими заметками напоминала доску детектива и была едва различима в сумраке комнаты. Одно место оставалось пустым, но теперь его занял снимок девушки.

— Завтра ты отправляешься. Забери план с собой. Я должен быть уверен, что мы ничего не упустим. Да и ей не стоит его видеть.

— Хорошо.

Леора не сводила с наставника взгляда. Он мог казаться странным, сумасшедшим, пугающим, но когда говорил… все становилось правильным и необходимым. Каждое его слово вдохновляло и подчиняло, не давало усомниться в верности. Она боялась его и восхищалась им.

— Примус, идем.

Нечто в дальнем конце комнаты начало подниматься. Огромная тень вскочила с пуховой лежанки и стрелой метнулась к старику. В слабом свете ламп она разглядела пса, напоминающего тибетского мастифа. Хозяин потрепал его по холке и кивком попрощался с Леорой. Они вышли, оставив девушку наедине с ее мыслями.