Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дарья Донцова

Дед Яга и его дети

Глава 1

Невероятные глупости способна натворить женщина, которая считает себя умнее всех.

— Понимаешь гениальность идеи? — осведомилась Светлана.

— Ну, — забормотала я, — вообще-то… конечно, интересно, но надо обдумать…

— Зачем размышлять? — нахмурилась Света.

Отличный вопрос. Действительно, нет необходимости заниматься мыслительной деятельностью, чудные дела легко натворить без всяких размышлений.

— Ответь конкретно, — потребовала Мулькина, — хочешь помочь мне? Или пошлешь по известному адресу?

Я старательно заулыбалась. Сказать честно: «Не имею ни малейшего желания принимать участие в проекте, который заранее обречен на провал»? На подобный подвиг Степа неспособна. Но надо как-то ответить.

— Если интересно узнать, что думаю о твоем предложении… — завела я.

— Да, — перебила Света, — говори!

— Сначала необходимо просчитать все риски, — продолжила я, — составить план, понять…

Мулькина вскочила.

— Остановись! Понятненько! Степашка богатая, я нищая. Хлебать мне воду ложкой, а Козловой осетринку кушать. Прощай! Ты не подруга, а ехидна гнусная.

Света бросилась к двери, исчезла в коридоре. Но через секунду створка опять открылась, в мой кабинет всунулась голова.

— Жадная обезьяна!

Башка исчезла. Я полезла в сумку за шоколадкой. После нервного разговора нужно себя наградить! Дверь распахнулась, на пороге снова возникла Мулькина.

— Кто принес фрукты, когда ты заболела ветрянкой?

Вопрос меня обескуражил. Наверное, от растерянности я сказала правду:

— Не помню. Подцепила заразу то ли на втором, то ли на третьем курсе, не в детском возрасте.

— Вот! — топнула Света. — Вся Козлова в одной фразе! Добро, которое ей делают, она живо забывает. Я одна из всего класса не побоялась заразы! Позвонила тебе домой, пообещала принести конфет! Никто больше о Степке не вспомнил!

У меня в голове возникли три вопроса. О каком угощенье все же идет речь? О фруктах, упомянутых ранее, или о шоколадках? Студентка с ветрянкой получила вкусности или на обещаниях милосердие закончилось? И вроде мы никогда не учились в одной школе, встретились в вузе. Но выражать недоумение вслух не стоило.

— Заботилась о Козловой, огурчики ей, помидорчики, арбузик, — негодовала Мулькина. — А когда мне понадобилась помощь, то что услышала? Катись, Светлана, лесом!

— Не произносила подобных слов, — не выдержала я, — просто попыталась объяснить: любой проект надо сначала обдумать, создать…

— Вот! Опять глупости вместо денег и обещания сделать все, что надо, — заорала Света и умчалась.

Я взяла телефон, услышала очередной скрип створки и живо нырнула под стол.

— Козлова! — закричала Светлана. — Ты где? А? Хорош прятаться!

— Дорогая моя, кого вы ищете? — спросил голос Стефано-Франсуа.

У Светы начался очередной припадок злобы.

— Не ваше дело! Ту, которая спряталась!

— Ах, ангел мой, — нежно начал Франсуа, — Степанида — ответственный человек, начальник. Она не играет в прятки, если Козловой нет в офисе, то это значит, что она просто ушла.

Мулькина мигом оседлала воображаемую метлу.

— Я стояла под дверью. Неблагодарная со всех сторон подруга детства не выходила!

Послышался шорох, затем снова голос француза:

— Видите?

— Это не шкаф, — взвизгнула Мулькина.

— Великолепная догадка, — похвалил грубиянку Франсуа, он же Стефано, — за створкой выход в торговые помещения. Посторонние часто думают, здесь шифон, но нет!

— Еще вернусь, — пригрозила скандалистка.

Стало тихо, потом главный визажист объединения «Бак» тихо попросил:

— Дорогая, вылезунькай.

— Она ушла?

— Остался лишь запах серы, — тихо засмеялся Франсуа.

— Спасибо, что спас меня. Здорово придумал показать дверку, за которой ничего нет. Ты опять сказал «вылезунькай», — отметила я, выползая на четвереньках из-под стола, — твой русский язык почти идеален. Но иногда все же ошибаешься. Глагола «вылезунькать» нет. У нас есть — вылезать. Повелительное наклонение: вылезай! И фраза «думают, здесь шифон» меня озадачила, шифон — ткань. Но потом сообразила, ты узнал слово «шифоньер» и хотел произнести его.

— О русский язык! — завздыхал Франсуа. — Шифон и шифоньер прямо слова-братья. Что хотела эта странная женщина?

— У Светы родилась идея создать новый вид спорта, — объяснила я.

— Зачем? — не понял француз. — Старых много. И ничего прекраснее футбола, хоккея не изобрести.

— Цель проста, — ответила я, — заработать как можно больше денег.

— Коим образом? — прищурился француз.

— Она представилась модельером, — тихо засмеялась я, — доложила: у игрока окажется несколько обязательных наборов одежды. Никакой самодеятельности. Форма прописана в правилах. Четыре раунда. Для каждого свой наряд. И особые комплекты для тех, кто получает медали. Футболки, рубашки, шорты, гольфы, спортивная обувь. Косметика, средства для волос в придачу.

— Сбрасывает на дефиле, — удивился Франсуа.

— Смахивает, — поправила я.

— Сбрасывать и смахивать — синонимы, — возразил француз.

— Не совсем, а в значении «похожий» можно употреблять только «смахивает», — растолковала я.

— О, русский язык! — покачал головой Франсуа. — То, что ты сейчас сообщила, больше напоминает модный показ, чем какие-то соревнования. И по какой причине она к тебе обратилась?

— Светлана хочет, чтобы мы бесплатно сшили ей сто наборов формы, снабдили косметикой. А она станет развивать новый вид спорта. И, когда пройдет всемирный чемпионат, не возьмет с нас ни копейки за размещение рекламы «Бак» на стадионах, — выпалила я.

Франсуа медленно моргнул.

— Нельзя считать предложение выгодным. Нет ни малейшей гарантии, что задуманное мадам…

— Да чушь собачья просто! — вскипела я. — Тупость, глупость и нелепость!

— Степаша, не вскипячивайся, — попросил вице-президент совета директоров, — любая глупость может пригодиться.

— Моя бабушка заставила меня в подростковом возрасте заниматься скалолазанием. Одноклассники по выходным отдыхали, а меня возили на полигон, где построили стены, утыканные скобами, гвоздями, какими-то еще предметами. И я лазила по ним вверх! Восемь лет занималась. Зачем? Для чего? — продолжала сердиться я. — Почему людям в голову взбредают «гениальные идеи»?

— Жизнь длинная, может пригодиться любое умение. У тебя телефон сердится, — подсказал Франсуа.

Я схватила трубку и услышала голос мужа:

— Как дела?

— Обычно, — сердито ответила я.

— Уже довели до состояния огнедышащего дракона, — засмеялся Звягин, — рановато, еще обед не наступил.

— Долго ли умеючи, — вздохнула я.

— Тебе сейчас позвонит Леонов, — продолжил Роман, — не могу вспомнить, ты с ним когда-нибудь встречалась?

— Нет, — ответила я, — только по телефону общались. Знаю, что у мужчины частное детективное агентство.

— Верно, — согласился муж, — не удивляйся, он охрип, голос почти потерял, сипит, как старая телега. У Феди вопрос по макияжу.

— Хочет записаться на обучение к Франсуа? У него в группах полный набор, — засмеялась я.

— Ради Романа сделаю исключение, возьму без очереди любого, — громко сказал француз.

— У него какая-то проблема, — продолжил муж, — Федя уже у вас. Сейчас сброшу номер, с которого он звякнул, в моих контактах другой записан, этого нет. Ну да Федя постоянно симки меняет. Позвони ему, не знает, где твой офис. Он подошел к консультанту, спросил, где найти Степаниду Козлову. Девица ответила: «Если решили со мной познакомиться, то следовало придумать иной повод. В нашем бутике нет коз с дурацкими именами».

— М-м-м, — простонала я, — сейчас коза с дурацким именем сама отыщет Федора.