Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дарья Кова

Революционерка

Глава 1

— Сбрось новость в телеграм, — быстро сказала своему помощнику по соцсетям.

В наш современный век без информационной поддержки не обойтись. Везде враги. Федералы, провокаторы. Нам нужно быть начеку. Информация, поступающая подписчикам, должна быть сотни раз проверена.

— Есть, шеф, — Леонид мне кивнул и снова окинул влюбленным взглядом.

Знаю, что поступаю с ним нечестно. Я даю ему призрачную надежду на то, что между нами что-то может быть. Когда-то… Когда мы добьемся того, из-за чего весь сыр бор. Только я не чувствую и сотой доли того, что он ко мне испытывает. Он для меня друг, сотоварищ и единомышленник. Ни о какой романтике я и не думаю. Не время еще. Да и не с ним…

У нас много дел, хотя это и сложно, Но мы должны это сделать! Наших ребят сейчас судят за то, чего они не совершали! Они политические заключенные, а ведь просто боролись за то, чтобы наш родной лес не вырубали из-за будущей свалки.

Пришли провокаторы, напали на них, а полицейские оформили зачинщиками конфликта не тех козлов, что напали на наш палаточный лагерь, а именно наших ребят. Система гнила. Гнила с головы до ног. И только мы можем что-то поменять!

— Я иду сегодня на пикет у Дома правительства. Сама иду, — взяла в руки черную ковидную маску, на которой была нарисована ярко-алая белозубая улыбка.

— Настя, ты что свихнулась? Они тебя возьмут и все… наше дело сдуется.

— Не могу я отсиживаться, когда наши ребята идут на передовую!

— Я тебя не пущу! — Лёня стиснул зубы.

— Что? Будешь действовать как федералы? Не спрашивая мнения, рубить с плеча. Нет, Леонид, мы не за это боремся. А меня они не тронут… я девчонка.

— Да им плевать, что ты девчонка.

— Ну получу пару раз дубинкой по голове. Не будут же они меня избивать до смерти.

— О чем ты говоришь! Избивают и стариков, и женщин, и детей! Поступил звонок свыше, они все сделают, чтобы утихомирить людей.

— Лёня, — я положила руку ему на щеку и пристально взглянула в глаза. — Пожалуйста, не вставай у меня на пути. Мне и так сложно…

— Черт возьми, Настя. Я люблю тебя! Я беспокоюсь за тебя. Я бы этой херней не занимался, если бы не ты!

— Так уходи! Если для тебя это так… игрушки. Я никого не держу! Только если для тебя все важно, тогда оставайся.

Схватив рюкзак, пошла на выход. На метро доберусь до места за тридцать минут. Сердце клокотало от страха в груди. Да, на пикете я буду одна. Таковы законы. Но со мной едут еще несколько человек, они будут фиксировать пикет на фото и видео. Только мне все равно страшно. Разве помешает полицейским статья Конституции, в которой говорится о митингах и пикетах. О том, что граждане могут выходить на улицу мирно. Просто скрутят, посадят на 15 суток. А у меня ведь… зачет на носу.

— Поспеши, а то я не успею на совещание в Правительстве.

— Да, Николай Александрович! — водитель прибавил ходу.

Листая папку, готовился к выступлению. Мне следовало выступить с программой по общению с митингующими. Они стали создавать проблемы. Их стало слишком много, они стали слишком навязчивы. Митинги, пикеты. Уже законные рычаги подавить их выступления закончились. Сейчас я еду в Правительство города, чтобы обсудить на закрытом от журналистов совещании другие… менее законные методы охлаждения протеста.

И чего людям неймется? Сейчас же не 90-е! Живут сыто, летаю на курорты. А они все митингуют!

Кроме злости к провокаторам и раскачивающим лодку не было ничего. Ни сочувствия… Чего им сочувствовать, напрягают обстановку. Ни понимания… Как их понять, трудных?!

Машина остановилась и я увидел… тощую девчонку с «намордником» на лице, держащую плакатик. Зубы от злости уже стиснул.

— Звони ребятам, пусть ее пакуют, — усмехнулся, бросив водителю, когда выходил из авто.

Проходя мимо нее, не удержался и заговорил.

— И что такая милая девушка делает здесь?

— Извините, вы не могли бы отойти от меня, — она сказала, как отрезала. — Я провожу пикет. А вы стоите слишком близко. Вы провокатор? Хотите, чтобы меня забрала полиция за нарушение правил проведения пикета? — ее голос, такой нежный и волнующий, ворвался в мой мозг.

Я ничего не ответил, а лишь отошел на несколько шагов…

Какая плутовка! Хотелось бы увидеть ее лицо…

Хотя о чем я думаю?!

Взглянув на часы, понял, что уже пора идти на совещание. Опоздать… ох как не хотелось.

Наряд с полицейскими припарковался неподалеку, и команда из трех бравых ребят пошла… обезоруживать от плаката девчонку. Я как-то неловко себя почувствовал от того, что это именно по моей команде они приехали.

— Предъявите документы, — один из них обратился к ней.

Девушка показала паспорт и начала читать лекцию сотрудникам правопорядка.

— По Конституции я имею право проводить одиночный пикет без согласования.

— Почему вы выбрали именно это место?

— Потому что здесь меня услышат.

— Сегодня проводить пикет нельзя. В связи с угрозой распространения коронавируса.

— Я в маске! — она указала пальчиком на улыбку, нарисованную на маске.

— Маска не защищает от заражения.

— Да? Почему вы тогда штрафуете, если передвигаешься без маски.

А она хороша…

— Пройдемте, нужно оформить протокол.

— Какой протокол? Я ничего не нарушила.

— Сопротивление законному требованию сотрудника полиции.

Девчонка закатила глаза.

— В том-то и дело, что ваши требования незаконны…

Но они ее уже не слушали, полицейские стали ее скручивать.

— Ребят, отпустите, — я показал свою корочку заместителя министра.

— О, Николай Александрович, — один из них шатнулся от меня.

Отпустив девчонку, полицейские ушли.

— Покажешь мне свое лицо? — улыбнулся, чувствуя себя дураком.

Девчонка аккуратно стянула маску с лица и подарила мне свою умопомрачительную улыбку. Я перестал дышать… Было в ней что-то… что-то близкое и родное. Не будь я чиновником, влюбился бы, наверное. Но мне нужно быть серьезнее. Смазливая внешность это далеко не все. Если она стоит с плакатом у Дома правительства, значит, с башкой точно не дружит.

— Слушай. Подождешь меня? Я через час выйду. Может сходим куда? — начал я лепетать как юный пацан.

Телефон в кармане зазвонил.

Она ничего не ответила, лишь улыбалась как самая милая кукла…

— Телефон дашь?

— Нет, не дам… Николай Александрович, вы куда-то спешите. Всего вам хорошо и спасибо за то, что спасли от полицаев, — она достала из кармана цветок, вручила мне и… побежала в сторону метро.

Ах, плутовка!

Ну ничего, я тебя найду! Все ресурсы подключу и все равно найду. Ты сходишь со мной куда-нибудь на свидание…

Ускорив шаг, пошел в сторону Дома правительства. Еще не вечер…

Глава 2

— Какие у вас еще варианты? — взглянул на меня министр.

— Можно попробовать испортить репутацию зачинщиков в сети. Они же на соцсетях и держатся. Там собирают свою толпу. Не будет благодатной почвы, они не смогут собирать столь масштабные митинги. К тому же ограничения по заболеваемости тоже неплохой инструмент. В пандемию коронавируса он себя зарекомендовал. Можно запрещать сборища более 5000 человек.

— Хм… А лучше не более 100. Тогда уж точно будем пресекать накорню.

— Можно и с сотни.

— Идея портить их репутацию, мне нравится. Какой нужен бюджет в год?

— Я полагают, на первых порах 200 миллионов на проверку эффективности с увеличением годового бюджета до 2 миллиардов.

— Хорошо. Первый транш получите к концу этой недели. Аккумулируйте резервы. Ребята, работающие в сети, должны создавать достоверные страницы. Нам не нужны проколы!

— Да, я понимаю.

Закончив совещание, мы разошлись. Я вышел из здания правительства и с грустью отметил — девчонка не вернулась. А жаль… Но ничего, я ее найду.

Сев в машину, сразу же дал задание своему помощник.

— Олег, поднимай видео у здания правительства час назад. Там девушка устраивала пикет. Мне нужно ее имя, телефон и адрес.

— Да, шеф. Все будет, — быстро он произнес.

Положив трубку, вспоминал ее лицо… Милашка. И что за дурь ей в башку влезла, раз занялась таким непотребным делом — ходить на пикеты? Небось, еще и на митинги ходит! Откуда в ее головушке это мракобесие?!

Но ничего, я выбью дурь из ее головы. Любовью и нежностью выбью…

Не успел я доехать до работы, как пришла информация от помощника.

— Анастасия Борисова, 10 марта 2000 г.р., — сообщение сопровождал ее мобильник и адрес проживания.

Через секунду пришла еще информация… Ссылки на соцсети и его циничный вердикт.

— Шеф, она из этих… Она организатор!

Я выдохнул. Ну что она из этих, я знал. А вот чтобы такая юная и смазливая девчонка была организатором… это впервые!

Зайдя в кабинет, открыл ее страницу. Просматривая ее фото, понял — она просто мечта. Девчонка знает, как себя подать. Милая, нежная, но в то же время бойкая.

Перед глазами промелькнула моя теперешняя пассия. 25 лет, сделанная у хирурга от и до. Мне нравилось ее тело, но вот лицо было средним. Слишком искусственным. Сравнивать их двоих, это все равно, что сравнивать зиму и лето. Настя это лето, а лето я очень люблю. Лена это зима, и зиму я люблю только иногда.