Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дарья Ратникова

Ледяной рыцарь

Глава 1

Мы — мама, старая нянька Лина, давно уже ставшая членом семьи и сестричка Дайана, сидели у камина. В такую холодную зимнюю ночь поневоле хочется придвинуться поближе к камину. Вон как метель свирепствует. Я невольно поёжилась и поправила шаль на плечах. Пусть жили мы после смерти отца небогато и дорожили вещами, но страдать от голода или холода нам ещё не приходилось. И надеюсь, что не придётся. Мне остался последний год в пансионе, точнее последние полгода, после этого я рассчитывала устроиться гувернанткой, чтобы обеспечивать семью. Пока что мы жили на скромные проценты с дела, что оставил отец. Он был лесопромышленником, заготавливал лес и продавал его по выгодным ценам. Когда с ним случилось несчастье, он успел передать большую часть акций своего предприятия хорошему другу под договор выплачивать нам ежегодно проценты с дела. На это мы и жили.

— Няня, расскажи нам сказку.

— Какую сказку? Полно тебе Дая, — пристыдила мама, — большая уже.

— Ну мамочка, пожалуйста! Пусть няня расскажет! И Лисса тоже послушает. Ведь ты же любишь сказки, Лисса, — подольстилась ко мне маленькая хитрюга.

— Ну ладно, — сдалась нянюшка. — Но в последний раз. Потом мама проводит тебя спать. А то нечего гулять до утра.

— Да теперь не разберёшь утро тут или ночь, — буркнула я и вздохнула.

— Какую тебе сказку?

— Про ледяного рыцаря.

— Дая, а не хочешь послушать другую? — Спросила я ласково. В канун Новолетия да ещё и ночью и зимой слушать эту жутковатую историю не хотелось.

— Неа. А ты что, боишься? — Дая состроила мне рожицу.

Я невольно улыбнулась. Чего нам, правда, бояться? В тёплом доме за закрытыми дверями у горящего очага никакие рыцари не страшны.

— Расскажите, Лина, раз Дая так хочет, — мама вздохнула и погладила сестру по головке. Дайана только родилась, когда умер отец. И мама едва не отправилась вслед за ним. Хорошо, когда есть ради чего жить, то, что может вытащить из-за Края.

— Однажды, давным-давно, — начала рассказ няня. Я отхлебнула горячий кофе со сливками и приготовилась слушать. У няни был прирождённый талант рассказчицы. Каждый раз в её исполнении старые сказки и истории звучали по-новому. — Когда схлестнулись на поле брани добрые и злые силы у одного короля был рыцарь. Самый преданный и любимый. И вот в решающий момент, когда король нуждался в помощи рыцаря, того не оказалось рядом. Он предал короля. И был проклят навеки. Сердце его вмиг заледенело и перестало биться. С того времени рыцарь перестал чувствовать боль и жизнь. Он стал ледяным призраком в стране живых людей, изгоем, творящим беззакония. Все шарахались от него. И не стало для него места на земле. Сама земля прокляла его. И тогда отправился он к королеве Ночи, на гору Тонато. И встретила она его и нарекла ледяным рыцарем, и стал он самым сильным из её слуг.

Няня замолчала.

— Это ведь не всё, — разрушил ужасное очарование легенды голос Дайи. — А где конец? Рыцарь ведь не может всю жизнь оставаться проклятым.

— Говорят, есть пророчество, — вздохнула няня и продолжила. — что проклятие спадёт, если найдётся девушка, способная полюбить рыцаря. И для этого раз в десять лет он спускается с Тонато ночью в Новолетие, чтобы найти её. Каждые десять лет он забирает в замок к королеве Ночи девушку. Говорят, там они становятся вечными служанками самой королевы. И никогда не возвращаются на землю. И королева всё больше и больше укрепляется в своих силах. Ездит по ночам на своих чёрных санях, запряжённых людскими кошмарами по земле, и всё длиннее и длиннее становятся ночи и всё сильнее лютует зима.

Я вздохнула. Не знаю, что в этой легенде было правдой, а что вымыслом, но ночи и правда были длиннее дня даже летом, а зимой и вовсе не кончались. А зима длилась теперь семь месяцев из двенадцати, сменяясь коротким летом. А потом снова мороз и вечная ночь. Никто не мог ответить на вопрос, чем мы так прогневали Единого, что день стал короче ночи. Да и был ли он когда-то длиннее? Я не помнила.

— А почему королева Ночи становится всё сильнее и сильнее? — Спросила Дая.

— Говорят, что её может убить только проклятый рыцарь. Но он сам — её верный слуга и своими силами лишь помогает королеве.

— А как он ищет девушек?

— Дая, может не надо? — Маме тоже стало не по себе. Хотя мы и знали старинную легенду наизусть, и здесь в тепле и уюте нас никто не мог достать, даже сама королева Ночи. Но сегодня Новолетие…

— Никто не знает. Может быть, выбирает любую, а может чувствует, — няня сделала круглые глаза и принюхалась, так что мы обе покатились со смеху и даже мама улыбнулась. — Но говорят, что у избранницы ледяного рыцаря на двери дома появится рисунок остролиста, который ничто не способно стереть. Ну а теперь быстро спать. Мигом!

И няня первой встала из-за стола, забрав с собой свечу. Мама поднялась вслед за ней. Дая скорчила недовольную мину, но отправилась вслед за мамой. Я поднялась позже всех. Задёрнула занавески на окнах и помешала угли в камине. Метель сегодня лютовала сильнее, чем в другие дни. Да. Как не посмотри — невесёлая жизнь. Хотя, мы другой и не знали. Няня ещё может быть и помнила, а мы с Даей — уже нет. Ладно. О чём это я думаю? Как говорит мама, мне всего лишь двадцать лет. А это совсем не повод печалиться. Я улыбнулась и вытащила шпильки из волос, позволив им свободно упасть на плечи.

Завтра поутру начнутся гуляния для простонародья на главной площади, а вечером — бал в городской ратуше. Мама так надеялась на этот бал. Я, честно говоря, тоже. Почти все мои подруги по пансиону уже были помолвлены. А мне даже не поступало предложений. Наверное, в этом была и моя вина, но я не могла по получасу обсуждать погоду и надежду на не дождливое лето в этом году. Да и мне, честно говоря, ни разу не попадался такой молодой человек, с которым хотелось бы обсудить что-то иное, близкое мне.

Я взяла свечу и направилась в свою комнату, когда услышала какой-то непонятный стук то ли в дверь, то ли в окно, как будто ветер швырнул пригоршню снега. Не удержалась, подошла окну и посмотрела сквозь щёлочку в ставнях. Ничего. Странно. Поднялась к себе в комнату, разделась и легла спать. Спала почему-то плохо. Всю ночь преследовали кошмары. Я бежала куда-то по ледяной равнине, а за мной гналась сама королева Ночи, догоняя меня раз за разом. Как только она касалась меня, я тут же просыпалась. Не следовало няне рассказывать на ночь эту легенду, как и упоминать лишний раз о королеве Ночи. Когда, наконец, я проснулась наверное в четвёртый или пятый раз, то не выдержала, накинула шаль, зажгла свечу и направилась в детскую. До утра полежу там на кушетке, зато не наедине со своими кошмарами.

Вышла в коридор и услышала стук, настойчивый и громкий, будто кто-то стучал в дверь. Интересно, кто бродит по ночам в такую непогоду? И хотя наш дом стоял почти в центре, на одной из главных улиц, чувствовала я себя неуютно. Все страхи из ночных кошмаров и подзабытых легенд снова воскресли. Но я тут же запретила себе думать об этом. Вполне может быть, что за дверью стоит какой-нибудь заблудившийся путник, который просто нуждается в ночлеге и горячем чае, а я тут понадумала себе невесть что.

Накинула на плечи плащ, капюшоном укрыла голову и открыла дверь. Никого. Посмотрела по сторонам. Калитка закрыта. Ну что я в самом деле? Даром, что Новолетие сегодня. Но всё-таки сделала пару шагов вперёд, в сад. Метель едва не сбила с ног.

— Есть тут кто-нибудь? — Спросила громко, но сама едва услышала свой голос за завываниями ветра. Но никто не отозвался. Ясное дело, не воры же в такую метель пробрались к дому. При мысли о ворах почувствовала себя совсем уж неуютно.

Постояла несколько секунд, пока не почувствовала, что совсем продрогла, а потом развернулась и хотела уже войти в дом, как мне показалось, будто что-то блеснуло. То ли на снегу, то ли возле дома. Я шагнула обратно, прикрыла дверь и обернулась. И ахнула. На двери блестел рисунок остролиста. Очень яркий, очень красивый, совершенный и абсолютно ледяной. Я дотронулась до него и вскрикнула, отдёрнув руку. Он был холоднее снега, если такое вообще возможно. Мне стало не по себе. Интересно, что за шутник оставил здесь такой рисунок в ночь Новолетия?

Было искушение сходить за горячей водой, чтобы отмыть это безобразие с двери, но я уже замёрзла не на шутку. Поэтому зашла домой и закрыла дверь за собой. Ну попадись мне эти шутники! Раньше тоже такое бывало. Правда, не с нами. Подруга из пансиона рассказывала, что её дяде с тётей тоже нарисовали остролист на двери, да так, что никакими силами не стереть было. Пришлось заказывать новую дверь. Всё-таки неискоренима вера в легенды. И управы на них никакой нет. Губернатор только руками разводит. И даже такой лютый мороз не препятствие, видимо, для шутников.

Я как и намеревалась поднялась в детскую. Там жарко горел камин. Няня и Дая давно спали. Я свернулась клубочком на кушетке и подумала, проваливаясь в сон, что завтра мы все знатно посмеёмся над таким странным продолжением легенды на двери. Всё-таки при свете дня оно всё выглядит совсем по-другому.