Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

В ярко освещенном коридоре девушка не могла разглядеть лица. Она болезненно щурилась, пытаясь унять неприятную резь в глазах.

— Да, господин декан, что вы хотели? — На бледном, словно у фарфоровой куклы, лице отражались блики световых сфер.

Гостклиф поежился. Слишком живо встал перед глазами образ почившего магистра Деарда Рё’Тена. Тот не смог смириться со смертью возлюбленной и отправился следом. Нельзя допустить, чтобы Мёрке повторила судьбу своего наставника. Если лечить, то жестко и быстро.

— До полудня нужно освободить комнату аспиранта Хассела от личных вещей.

Некромантка издала что-то среднее между рычанием и шипением и загородила собой дверной проем:

— Не пущу!

— Это не обсуждается, Натт. Попроси кого-то из элементалей помочь. Теперь здесь будет жить магистр Эндэлиге Флэм. Мы, кажется, оговаривали с тобой такую вероятность, — невозмутимо заметил Анд.

Он резал по больному, видел, как девушка часто-часто моргает и гладит пальцами откосы.

— Господин Анд, я просил вас без официоза. Просто Дэл Флэм, — мягко поправил спутник декана.

— Магистр Дэл Флэм может катиться к чертям, — зло выдохнула Натт.

Гостклиф растерянно обернулся на нового преподавателя, но тот лишь грустно улыбнулся и покачал головой. Повезло, что призыватель оказался на редкость понимающим человеком. Хотя в присутствии мага декан все равно не мог отделаться от неприятного чувства. В душе поднималось нечто злое и необъяснимое, сменяясь затем печалью. Сам того не ведая, Дэл Флэм пробуждал в памяти старое болезненное воспоминание. Хотя, возможно, всему виной помутнение Натт, а новенький тут вовсе ни при чем.

— До полудня, госпожа Мёрке. Даю вам шанс лично забрать вещи. Больше такой возможности не будет. После обеда на совещании жду ключи от комнаты. Утренние занятия сегодня проведет Онни Веккер. Она все равно хотела попрощаться со студентами перед отъездом. — Декан ненавидел себя за стальные нотки в голосе, но так было нужно. Эта комната вытягивала из девушки жизнь. — Пойдемте, магистр Флэм.

Натт до боли сжимала ключ и смотрела вслед двум уходящим мужчинам. Гостклиф Анд еще сильнее поседел с начала учебного года после истории с попавшими в этерна сомниа студентами, а вот Эндэлиге Флэм, напротив, слегка взъерошил черные, как крыло бессат морт, волосы. Она уже презирала магистра, собиравшегося поселиться в квартирке Фирса Хассела. Но этот жест показался таким знакомым, что девушка засмотрелась и не заметила стоящего рядом студента.

— Ты чего забыл в восточном крыле, Брорд? — сухо поинтересовалась Мёрке.

На самом деле Натт было все равно. Спросила механически, надеясь, что стихийник поскорее уйдет. Светловолосый парень раздражал своими золотистыми прядями, веселой, слегка нахальной улыбкой и нотками ехидства в голосе. Фирс теперь мерещился всюду, за каждым углом, в каждом лице.

— Мы хотели…

— Мы? Ты тут не один? — Натт оглядела коридор.

— Инист, выходи! Мы попались, — крикнул маг.

Из-за арки, ведущей в астрономическую башню, появился некромант с шестого курса.

— Не мы, а ты. Меня мог не сдавать, — недовольно пробормотал студент.

— Что вы там делали? Наверху моя комната и мастерская аспиранта Хассела, туда никому нельзя, — начала злиться преподавательница.

— Мы ничего такого… Честно! Хотели сделать вам приятное и зарядить сферы. Вы так зрение испортите, — оправдывался Кьют.

— Как вы открыли дверь? Она же опечатана.

Некромант приложил ладонь к лицу, а блондин-стихийник втянул голову в плечи.

— Идиот, — прошипел адепт смерти.

— Пожалуйста, не сдавайте нас Эмену Стольту и Гостклифу Анду, — взмолился парень.

— Посмотрим. — Преподавательница скрестила руки на груди. — Все еще жду объяснений.

— Я умею делать дубликаты печатей. Не всех, но… Помните, на той неделе Инист спрашивал вас о курсовой по бальзамированию лошадей? Вы отошли с ним в лабораторию, а я остался в аудитории. Тогда-то и снял слепок с ключа. Клянусь, мы для доброго дела! Все очень переживают, госпожа Мёрке.

— Не надо за меня переживать. Сама справлюсь. — Натт разглядывала протянутый Брордом дубликат печати. — Полезный у тебя навык, адепт Кьют. Сделай-ка мне копию этого к обеду. Справишься? — Она передумала обижаться на двух чрезмерно внимательных студентов и показала ключ от комнаты Фирса.

— Хорошо, — радостно закивал маг. — У аспиранта Хассела есть необходимые инструменты, сделаю прямо сейчас, только давайте мы вам поможем с его вещами для начала.

— Вы все слышали, да? — хмыкнула Натт, и ребята кивнули.

Ей было неприятно, что студенты стали свидетелями недавней унизительной сцены. Быть слабой в глазах учеников она не привыкла. Но с другой стороны, Инист и Брорд в последнее время двумя незримыми тенями ходили за некроманткой, пытаясь поддержать преподавательницу, не напоминая о случившемся. Они делали именно то, что было нужно, и девушка быстро смирилась со своими внезапными услужливыми фамилиарами.

— Мы будем очень осторожны. Покажите, что нести.

Натт доверила ребятам тащить кристаллы и книги Фирса, а сама взяла несколько сфер памяти и повела студентов в башню. Глядя на светловолосого Брорда Кьюта с коробкой, она не могла отделаться от невольного воспоминания. Тогда южанин так же поднимался в комнату некромантки.

Бесконечные перепалки, признания в любви, безумный прыжок с башни и тепло. Это все он. Навсегда и больше никогда.

Натт оступилась и чуть не уронила артефакты.

— Госпожа Мёрке, позвольте нам и сферы памяти отнести. Клянусь, ничего не разобьем, — пообещал Инист. — Лучше спокойно подготовьтесь к собранию, а мы сами справимся. Закроем комнату господина Хассела и мастерскую.

Натт казалось безумием доверить самое ценное двум студентам, но затем странное чувство вытеснило непрошеные сомнения. Отдаляться ото всех было ошибкой. А злиться на Гостклифа Анда тем более. Она сама часто повторяла ученикам, что одиночество для некроманта — путь во тьму.

— Не бойтесь, — подбодрил Брорд и протянул руку за печатью.

Нехотя положив на его ладонь ключ, внезапно ощутила небывалое облегчение: словно, отдав холодный кругляш, поделилась своей болью с двумя неравнодушными людьми.

— Мудрое решение, госпожа Мёрке, — улыбнулся Инист и вместе с другом отправился за остальными вещами.

Натт покорно ушла к себе. Распахнула дверь на балкон. Зимний холод тут же ворвался в комнату, но сейчас он был нужен как никогда.

Освободиться, очиститься, начать дышать. Новый день, новые люди, новые планы. Заклинательница даже позволила себе улыбнуться.

Сегодня она извинится перед деканом и Эндэлиге Флэмом. Попрощается с Онни Веккер и напишет письмо Синду Форсворду. После той ужасной сцены на озере она так и не смогла простить ни себя, ни его. Пришло время двигаться дальше.

* * *

В зале было довольно шумно. Каждый пытался выразить почтение призывательнице Онни Веккер. Многие грустно отмечали, что без Энд Драка факультету темных нечего будет представить на параде големов. Пирфанта Мёрке больше не поддерживала — непозволительная роскошь по затратам сил и энергии. С диковинной нежитью пришлось расстаться, и факультет осиротел сразу на два порождения.

Некромантка решила подойти к Онни Веккер после собрания — не хотелось смущать присутствующих. Многие до сих пор не знали, как вести себя с убитой горем преподавательницей, и потому невольно сторонились ее. Натт не обижалась. Эту стену она выстраивала давно, еще до смерти Фирса Хассела.

Постепенно все начали занимать места, а Гостклиф Анд терпеливо ждал, пока в зале не установится тишина. Мёрке поймала взгляд теперь уже бывшей преподавательницы призыва и спиритуализма и улыбнулась. Госпожа Веккер, в свою очередь, энергично закивала в сторону первого ряда, где расположился магистр Эндэлиге Флэм со своей спутницей.

Натт не удавалось разглядеть мужчину и женщину, но одно она видела совершенно ясно: спутница новенького была нездорова. Дэл ласково поглаживал тонкое плечико, иногда крепко стискивая бледную ладошку. Аккуратно причесанные волосы без блеска и объема напоминали черный платок.

Сердце некромантки сжалось, когда она разглядела большие колеса у кресла, на котором сидела незнакомка. Вспомнилась возлюбленная Деарда Рё’Тена. В последние месяцы своей человеческой жизни она едва вставала с кровати и передвигалась на такой же каталке.

Мёрке задумалась: кем призывателю приходится черноволосая дева — сестрой или супругой? Хотя какая разница, некромантка по себе знала, что терять близких невыносимо в любом случае, независимо от степени родства. В сердце навсегда остается сосущая гулкая пустота, которую лишь со временем заполняют светлые воспоминания о любимом человеке.

Скоро и она научится. Приятное предчувствие грядущих перемен уже поселилось в ее сердце, как вдруг…

— Многие уже успели познакомиться с магистром Эндэлиге Флэмом, но хотелось бы дать нашему новому преподавателю возможность представиться официально. Прошу! — Декан сделал пригласительный жест.

Призыватель отпустил руку девушки и поднялся с места. Высокий темноволосый мужчина повернулся к присутствующим и немного смущенно улыбнулся.