Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Натт вцепилась в спинку впереди стоящего кресла.

Вдох-выдох.

Так просто не бывает! Но это же он!

Разве что глаза… Другие. Насыщенно-зеленые, такие яркие, что это даже пугает. Или не пугает? Ведь это он!

Мёрке вскочила с места и рванула вперед.

Вдох-выдох. Тянущее чувство в груди.

Ну почему именно в тот день, когда она пообещала себе жить дальше, все сложилось так?

Некромантка задела кого-то на бегу, забыв извиниться.

Позже. Сейчас важно только одно. Он вернулся.

Дэл Флэм не успел отпрянуть, как Натт грубо схватила его за воротник и притянула к себе.

Вдох-выдох.

Он тоже тяжело и горячо дышал. Растерялся на миг и ответил на непрошеный поцелуй.

Все исчезло. Аудитория, преподаватели, ошарашенный декан, боль.

Девушка не искала логики в произошедшем, все вопросы потом. Главное, что вернулся. Фирс Хассел вернулся. Все будет хорошо. Теперь-то уж точно!

— Дэл, — слабо позвала черноволосая девушка, — что происходит?

Призыватель опомнился и грубо оттолкнул Натт, а затем рухнул на колени перед своей спутницей.

— Милая, клянусь, я ни при чем. Это местная сумасшедшая, я говорил тебе о ней. — Он зло обернулся.

— Фирс, ты чего? — Мёрке не верила глазам.

Такой ненависти во взгляде стихийника не было никогда. Даже в детстве, столкнувшись с предательством подруги, он смотрел иначе.

Некромантка протянула руку к мужчине, чтобы коснуться его и понять, что происходящее не сон. Почему никто не замечает? Почему все вокруг смотрят на нее со смесью жалости и негодования? Даже Онни Веккер закусила губу и прикрыла ладонью лицо.

— Господин Анд, — отозвался магистр Флэм, — вы, помнится, обещали, что в стенах Тэнгляйха моей невесте ничего не будет угрожать. Почему в первый же день ваша сотрудница довела ее до приступа? — Призыватель достал из кармана мантии тонкий шприц и осторожно вколол успокоительное бьющейся в истерике девушке.

Гостклиф безмолвной статуей наблюдал за страшной сценой. Возлюбленная Флэма уронила голову на плечо жениха, а Мёрке продолжала шептать одними губами легко угадываемое имя погибшего аспиранта.

— Мёрке, в мой кабинет! Остальные расходятся по занятиям. О случившемся постарайтесь не болтать, — холодно приказал декан, направляясь к некромантке. Больно схватил ее за руку и потащил в коридор.

Она не сопротивлялась. Просто не сводила глаз с Эндэлиге Флэма.

* * *

Девушка покорно села на стул перед столом Гостклифа и положила руки на колени.

— Он жив!

Анд устало потер переносицу.

— Кто жив, Натт?

— Фирс. Разве вы не видите? — в ее голосе сквозило искреннее удивление.

— Нет. Он погиб. Ты сама знаешь. Магистр Дэл Флэм даже отдаленно не похож на аспиранта Хассела.

— Я не видела тела, только пепел. Он мог выжить. Вы читали легенды о птицах Сорплата? Фирс Хассел — феникс! — торжественно сообщила заклинательница, и декан сделал очередной шумный вдох.

— Тебе нужна помощь, Натт. Пожалуйста, позволь помочь.

— Нет. — Жуткая улыбка не сходила с лица.

— Хорошо. Почему я и остальные не видим то, что видишь ты?

— Я вижу душу. Мы связаны. Я его Мёрке, — упрямо твердила некромантка.

— Натт, это всего лишь красивая сказка. Фирс хотел произвести на тебя впечатление и рассказал старую легенду своих земель. Пожалуйста, приди в себя, не вынуждай принимать меры.

— Меры? Хотите отправить меня к мозгоправам? Я не безумна, господин декан, и знаю, что видела.

— Довольно! Ты не оставляешь выбора. Я слишком долго закрывал глаза на твое поведение, но сегодня моему терпению пришел конец. Ты не можешь вести занятия в таком состоянии и подвергать опасности студентов.

— Вы меня увольняете? — ухмыльнулась Мёрке.

— Нет. Скоро начнутся зимние каникулы. До них твои занятия по некромантии проведет Йеден Стаат, спиритуализм возьмет магистр Флэм, — Анд с осторожностью произнес имя нового преподавателя. — Я лично заменю тебя на теоретическом и практическом бальзамировании.

— Как это поможет? За работой я отвлекаюсь, а ты хочешь лишить меня моих студентов? — Натт не заметила, как перешла на «ты» в разговоре с деканом, но это заметил Гостклиф, и что-то вновь шевельнулось в его душе. — Даже не пытаешься понять меня!

— Думаешь, одна ты на свете кого-то потеряла? — Мужчина с укоризной посмотрел на подчиненную.

— Прости. — Она виновато опустила взгляд.

Именно гибель младшей сестры Анда послужила толчком к теплым отношениям студентки и преподавателя. Вместе было легче страдать: Натт оплакивала Квелда, а ядолог тосковал по Флельрок.

— Здесь все будет напоминать о нем. Уезжай, развейся. Ты была в западных землях, на родине инквизитора Форсворда? Старые фамильные склепы, известное на всю страну мемориальное кладбище. Пошепчись с мертвыми, наберись сил. У тебя будет почти месяц.

— Не знаю… У меня нет лошади, да и не хочу я на запад.

— В Форкелелс к родителям?

— Нет. Они начнут расспрашивать, жалеть. Не готова видеться с ними сейчас, — рассуждала девушка. — Ладно, начну с Рискланда. Поживу в гостинице. Вы правы, господин Анд, мне просто необходимо отдохнуть от Тэнгляйха. Пойду собирать вещи. А еще дредкатта нужно отдать «Северному альянсу» и попрощаться с ребятами, — заторопилась она.

Гостклиф нахмурился: Натт слишком легко подхватила идею с отпуском. Она определенно могла задумать очередную глупость, а он сам изгоняет ее из академии, где некромантка хотя бы под присмотром. Теперь декан уже ни в чем не был уверен, но интуиция подсказывала, что ей следует держаться подальше от новенького. На прощание он дружески обнял хрупкую подопечную, мечтая забрать ее боль и безумие, но это было невозможно.

Едва дверь захлопнулась, хозяин кабинета тяжело опустился на стул. С самого поступления с Натт было непросто. Но, может, именно это так притягивало к одержимой некромантке. Ее хотелось защищать, опекать, любить. Однако с этим удалось справиться только мальчишке-стихийнику, который незримо был с ней рядом всегда, до самого конца. Гостклиф знал это как никто другой: на первом курсе Хассел вытащил Мёрке из ледяной воды, иначе к списку погибших от келпи прибавилась бы еще одна душа. На втором Фирс до последнего отбивался от жуткого нечто, призванного тремя глупыми студентами. Затем Дорнфьол… Парень пожертвовал собой, чтобы вернуть Натт домой, а сам не выбрался.

Готсклиф Анд не мог отделаться от тоскливого чувства на сердце из-за гибели южанина. Мёрке можно понять. Ее нужно понять, но позже. Решение уже принято. Так будет правильно. Декан словно старался убедить сам себя.

В дверь постучали, и через пару мгновений, не дожидаясь приглашения, в кабинет зашел Эндэлиге Флэм, катя перед собой кресло со спящей девушкой. Хрупкая и по-детски трогательная, она чем-то напоминала Натт Мёрке, и магистр Анд залюбовался красотой невесты призывателя, забыв о своем госте.

— Мы не получили ключ, — подал голос Дэл.

Гостклиф перевел на него взгляд. Никакого сходства с Хасселом. Такой же бледный, как спутница. Пугающе яркие глаза, видящие явно больше, чем нужно. Магистр Флэм определенно молод, но в этом демоническом взгляде таились отблески чего-то древнего и неуловимого. Возраст мужчины невозможно определить, хотя, наверное, всему виной тяжелое испытание, выпавшее на долю Эндэлиге в виде неизлечимо больной возлюбленной. Деард Рё’Тен так же стремительно старел и выгорал изнутри, почти не меняясь внешне.

— Натт! — Во всей этой неразберихе он напрочь забыл забрать печать у некромантки. — Сейчас же догоню ее.

— Не стоит, — мягко улыбнулся Флэм. — Я бы хотел сам поговорить с госпожой Мёрке и извиниться. Я был весьма резок в выражениях, где можно ее найти?

Декану это показалось не самой лучшей идеей, но он не придумал ни одной причины помешать.

— Недалеко от комнаты Фирса Хассела, но там винтовая лестница в башне, вы не проедете с… — Анд все еще не знал, как зовут девушку.

— Илвмаре, — запоздало представил свою невесту Дэл Флэм. Он нежно провел кончиками пальцев по спинке кресла-каталки, а затем вновь одарил Гостклифа пронзительным взглядом. — Я доверяю вам, господин декан. Присмотрите за ней, пока отлучусь, и знайте — она моя жизнь.

* * *

Натт сидела на полу посреди заставленной вещами Хассела комнаты. Сферы памяти она решила хранить у себя, а не в мастерской. Одежду тоже не смогла убрать, и теперь коробки заметно сократили пространство в и без того скромной каморке.

Идея сбежать из академии внезапно захватила разум девушки, и сейчас она думала, что взять в Рискланд. Можно даже налегке, только бы подальше от Эндэлиге Флэма. Она вернется, и странный морок обязательно рассеется. Призыватель станет собой, и она больше не будет видеть в нем любимого.

Мёрке сдавила виски, прокручивая в голове свою недавнюю выходку. На глазах у коллег бросилась на новенького, но хуже всего она поступила с той несчастной в инвалидном кресле. По возвращении в первую очередь извинится перед невестой Дэла, объяснит, что перепутала. С кем не бывает?

Не бывает. Натт слишком хорошо знала это. Ничего не происходит просто так, и либо Флэм как-то связан с Фирсом, либо декан прав и ей нужна помощь. В любом случае в Рискланде есть специалисты. Можно навести справки, глядишь, и встретит кого-то знакомого. Или обратится к той самой знахарке, что спасла жизнь Мьюл. А Гостклифу не обязательно быть в курсе, что она воспользовалась его позорным советом.