logo Книжные новинки и не только

«Тень ночи» Дебора Харкнесс читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Дебора Харкнесс Тень ночи читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Разумеется, Уилла здесь нет, — примирительно махнул рукой Мэтью. — Уолтер не одобряет его стихотворный размер, а Кит считает Уилла продажным писакой и вором.

— Спасибо, успокоил. А что ты собираешься рассказать им обо мне? Марло подозревает, будто мы что-то скрываем.

Серо-зеленые глаза Мэтью встретились с моими.

— Полагаю, я скажу им правду.

Пьер подал Мэтью дублет: черный, с затейливой подбивкой. Сам он смотрел поверх моего плеча. Ну просто образцовый, вышколенный слуга.

— Я скажу, что ты путешественница во времени и ведьма из Нового Света.

— Правду, — сухо повторила я.

Пьер слышал каждое слово, однако ничем не выказал своей реакции. Мэтью игнорировал его присутствие, словно тот был невидимкой. Интересно, надолго ли мы задержимся в этом столетии, чтобы и я научилась не замечать слуг?

— Да, правду. Почему бы и нет? Том будет записывать каждое твое слово и сравнивать со своими материалами по алгонкинскому языку индейцев. Что касается остальных… вряд ли они станут обращать на тебя особое внимание.

Казалось, Мэтью сейчас больше волнует его одежда, чем реакция друзей на меня.

Франсуаза вернулась в сопровождении двух молодых теплокровных женщин. Руки обеих были полны чистой одежды. Палец вампирши указал на мою ночную рубашку. Я спряталась за балдахинным столбом и нагнулась, чтобы ее снять. Спасибо времени, в котором я выросла, и спортивным раздевалкам. Они научили меня без особого стеснения переодеваться на глазах чужих людей. Рубашку я решила снимать через голову.

— Кит не оставит меня без внимания, — сказала я, продолжая разговор с Мэтью. — Он усиленно ищет причину для неприязни ко мне. Узнав правду, он получит сразу несколько.

— С ним не будет сложностей, — уверенно возразил Мэтью.

— Марло — твой друг или твоя марионетка?

Я все еще высвобождала голову из складок ночной рубашки, когда услышала испуганный возглас и сдавленное «Mon Dieu!».

Я застыла. Франсуаза увидела шрам в форме полумесяца, украшавший нижнюю часть спины, а также звезду между лопатками.

— Я сама одену мадам, — холодно сказала служанкам Франсуаза. — Оставьте одежду и возвращайтесь к своим делам.

Сделав реверанс, служанки удалились. На их лицах я не заметила ничего, кроме праздного любопытства. Знаков на моей спине они не увидели. После их ухода мы заговорили разом.

— Кто это сделал? — спросила ошеломленная Франсуаза.

— Об этом никто не должен знать, — вплелись в ее вопрос слова Мэтью.

— Всего-навсего шрам, — поспешила сказать я, вставая на защиту собственной спины.

— Кто-то клеймил вас знаком семейства де Клермон, — не унималась Франсуаза. — Милорд пользуется этим знаком.

Я ощутила приступ тошноты, вспомнив ночь, когда другая ведьма клеймила меня как предательницу.

— Мы нарушили завет, — призналась я. — А это — наказание, полученное от Конгрегации.

— Так вот почему вы оба здесь, — усмехнулась Франсуаза. — Завет с самого начала был глупой затеей. Филиппу де Клермону ни в коем случае нельзя было на него соглашаться.

— Завет оберегал нас от людей, — сказала я.

Я не питала особой симпатии ни к этому соглашению, ни к девяти членам Конгрегации, настоявшим на его введении, однако века существования завета доказали его неоспоримый успех. Он помогал существам иной природы прятаться от опасного внимания людей. Пункты древнего соглашения запрещали демонам, вампирам и ведьмам вмешиваться в политические и религиозные дела людей, а также запрещали межвидовые союзы. Ведьмам, вампирам и демонам предписывалось строить отношения только внутри своего круга. Влюбляться в «чужих» и тем более вступать в межвидовые браки запрещалось.

— Оберегал? — переспросила Франсуаза. — Только не думайте, мадам, что здесь вы в безопасности. Никто из нас так не считает. Англичане — народ суеверный. На каждом кладбище им мерещатся призраки, и ведьм они видят возле каждого котла. Конгрегация — это все, что стоит между нами и полным уничтожением. Вы поступили благоразумно, решив искать убежища в этом доме. Поторопитесь, вам еще надо одеться и спуститься вниз.

Франсуаза помогла мне выбраться из ночной рубашки, затем подала мокрое полотенце и блюдо с чем-то липким, пахнущим розмарином и апельсинами. Мне было странно, что со мной возятся, как с маленькой, однако я знала: аристократов, к которым принадлежал и Мэтью, в эту эпоху мыли, одевали и кормили чуть ли не с ложки. Пьер подал хозяину чашу с подозрительно темной жидкостью, которая вряд ли была вином.

— Мадам не только ведьма, но еще и fileuse de temps? — тихо спросила Франсуаза.

В переводе это означало «прядильщица времени». Услышав незнакомый термин, я представила множество разноцветных нитей, вдоль которых мы двигались, чтобы попасть в нужный отрезок прошлого.

— Так оно и есть, — кивнул Мэтью, поглядывая на меня и потягивая жидкость из чаши.

— Но если она явилась сюда из другого времени, это значит… — Франсуаза не договорила. У нее округлились глаза. Затем ее лицо приняло задумчивое выражение.

Должно быть, тот Мэтью говорил и вел себя по-другому.

«Франсуаза заподозрила, что к ним явился совсем другой Мэтью», — догадалась я. Меня охватила тревога.

— Нам достаточно знать, что мадам находится под защитой милорда, — довольно грубо произнес Пьер, и в его тоне отчетливо звучало предостережение. — А что́ это значит, нас не касается, — добавил он, подавая Мэтью кинжал.

— Это значит, что я люблю Диану, а она любит меня, — сказал Мэтью, выразительно глядя на слугу. — Что бы я ни говорил другим, это правда. Понятно?

— Да, — ответил Пьер, хотя его тон предполагал обратное.

Мэтью вопросительно посмотрел на Франсуазу. Та поджала губы и угрюмо кивнула.

Внимание служанки сосредоточилось на моем туалете. Франсуаза закутала меня в плотное льняное полотенце. Она, конечно же, увидела и другие отметины на моем теле, полученные в тот нескончаемый день моего поединка с ведьмой Сату. Были и шрамы, полученные уже позже, однако Франсуаза больше не задавала никаких вопросов. Усадив меня на стул возле очага, она принялась расчесывать мои волосы.

— Скажите, милорд, это нападение случилось уже после того, как вы объявили о своей любви к вашей ведьме? — спросила она Мэтью.

— Да, — ответил Мэтью, пристегивая к поясу кинжал.

— Так, значит, ее пометил вовсе не манжасан, — пробормотал Пьер. Он произнес старинное окситанское слово «кровопиец», как на окситанском языке именовали вампира. — Никто бы не посмел навлечь на себя гнев семьи де Клермон, — добавил слуга.

— Нет, это сделала другая ведьма, — сказала я.

Тепло очага защищало меня от холодного ветра, но признание все равно отозвалось дрожью во всем теле.

— Однако два манжасана стояли рядом и даже не пытались вмешаться, — мрачно пояснил Мэтью. — Они за это заплатят.

— Что случилось, то случилось.

У меня не было желания затевать вражду среди вампиров. Опасностей на нашем дальнейшем пути и так хватало.

— Если бы милорд принял вас в жены после того, как та ведьма на вас напала, дело не считалось бы законченным.

Быстрые пальцы Франсуазы сплетали мои волосы в тугие косы, которые она обернула вокруг головы и закрепила шпильками.

— Здесь вы будете госпожой Ройдон. В этой унылой стране не знают, что такое верность. Но мы не забудем, что вы из семьи де Клермон.

Помнится, мать Мэтью меня предупреждала: де Клермоны — это стая. В XXI веке я возмущалась обязательствами и ограничениями, свалившимися на меня вместе с вхождением в их семью. Однако в 1590 году моя магическая сила была непредсказуемой, познания в ремесле ведьм ничтожными, а моя самая ранняя предшественница еще не родилась. Здесь я могла рассчитывать только на свою сообразительность и помощь Мэтью.

— Там наши намерения относительно друг друга были ясны и понятны. Но я не хочу быть источником бед здесь. — Я взглянула на кольцо Изабо, потрогав большим пальцем его обод. Я надеялась, что мы сумеем гармонично вписаться в прошлое. Сейчас эти надежды казались мне нереальными и наивными. Я оглянулась по сторонам, пробормотав: — И это…

— Диана, мы с тобой оказались здесь по двум причинам: найти тебе учительницу и, если сумеем, установить местонахождение того алхимического манускрипта.

По сути, это он — таинственный манускрипт под названием «Ашмол-782» — познакомил меня с Мэтью. В далеком XXI веке он преспокойно лежал себе среди миллионов книг и манускриптов Бодлианской библиотеки Оксфорда. Заполняя бланк запроса на него, я и представить не могла, что это простое действие отомкнет хитроумное заклинание, удерживающее манускрипт на полке. Не подозревала я и того, что возвращение манускрипта дежурному библиотекарю вновь активирует заклинание. Я не имела ни малейшего представления о многочисленных тайнах, касающихся ведьм, вампиров и демонов, которые, если верить слухам, были изложены на страницах «Ашмола-782». Мэтью считал, что куда разумнее искать манускрипт в прошлом, чем пытаться вторично отомкнуть заклинание в современном нам мире.

— И пока мы не вернемся, Олд-Лодж будем твоим домом, — продолжал Мэтью, пытаясь меня ободрить.