Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Не совсем так, — пояснила Мэтьюз. — Пропавшая жена беременна.

О господи.

Вторая жертва лежала на спине на полу в центре комнаты. Коса из седых волос, длинная бледно-розовая ночная рубашка, перепачканная в крови. Ей дважды выстрелили в грудь, прежде чем она сдалась. На лице были видны следы побоев.

Черт. Керри присела на корточки рядом с убитой. Два ногтя на правой руке были сломаны. Кроме того, на предплечье виднелась небольшая царапина. Возможно, она ободрала руку о дверной косяк. Запах мочи и фекалий дополнял металлический запах крови. Насильственный характер смерти смыл последние остатки достоинства с бедной женщины.

Керри поднялась, оглядела комнату, выкрашенную в пастельно-розовый и ярко-белый цвета. Выдохнула.

— Может быть, они собирались усыновить ребенка? Откуда мы знаем, что жена беременна?

— Витамины для беременных в хозяйской ванной внизу, — ответила Мэтьюз. — И фотография, где они с мужем рассматривают картинку с ультразвука. Стоит на комоде, вон там. — Она кивнула на блестящий белый комод у противоположной стенки.

Эта новость добавила еще один пласт версий к делу.

— Возможно, мы имеем дело с извращенцем, которому нужен был только ребенок, которого она вынашивает, но ведь есть другие способы похищения, проще… — Керри трудно было смириться с подобной идеей. — Прийти в дом и уничтожить целую семью, мне кажется, перебор.

Фалько дотронулся до подвесной игрушки над кроваткой, и та начала медленно вращаться.

— А может, беременная девушка поехала крышей и укокошила всех.

Такое тоже было возможно. Керри подошла к кроватке и, глядя на пеленки с единорогами, начала мысленно составлять ориентировку по Селе Эбботт. Обращаясь к Мэтьюз, она сказала:

— Мы знаем, на каком она месяце?

— Дата родов, записи на прием к врачу и информация про ее гинеколога — все у нее в телефоне. Она на тридцатой неделе.

Керри стало нехорошо. Пока у нее были основания, она собиралась рассматривать пропавшую жену как жертву, а не как убийцу или пособницу. Учитывая беременность, Керри не могла себе представить эту женщину всаживающей пару пуль в собственную мать, по крайней мере без серьезного мотива, особенно в детской. Супруги постоянно убивают друга, однако дочери расправляются с матерями значительно реже. Кроме того, пистолет — не самое очевидное оружие для женщины, решившей избавиться от членов своей семьи. Яды пользуются гораздо большей популярностью. Иногда ножи. С другой стороны, Керри совсем ее не знала. Может, она выросла с пистолетом под подушкой? Что, если ее отец или братья были охотниками? Она могла посещать тир так же регулярно, как некоторые свои книжные клубы.

В любом случае, два человека были мертвы.

— У жены есть еще какие-нибудь родственники?

Мэтьюз покачала головой.

— По словам домработницы, мать была ее единственной родственницей, помимо мужа.

— А что слышно от соседей? — спросила Керри с надеждой.

— Мы обошли ближайшие дома, но никто ничего не видел и не слышал.

Плохо, что соседи не слышали выстрелов, но Керри это не удивило. Она работала в похожих районах и раньше. Роскошные дома строили из звуконепроницаемых материалов на приличном расстоянии друг от друга, что обеспечивало полную приватность. Даже пейзаж здесь создавался с мыслью о неприкосновенности частной жизни.

Керри сделала полный оборот вокруг своей оси, запоминая печальную сцену, а затем переключила внимание на Фалько.

— Охранная фирма говорит, что сигнализацию отключили в пять утра. Убийца вошел внутрь и застрелил мужа, предположительно воспользовавшись глушителем, чтобы никого не разбудить в доме. После этого он поднялся наверх за тещей. Она его удивила, поскольку не спала. Может, не было никакого глушителя, и она услышала первый выстрел. Теща сопротивлялась, пыталась убежать, и потребовались еще два выстрела, чтобы ее остановить. Что же он, черт возьми, сделал с женой, если предположить, что она — не убийца?

Убийство не бывает хорошим или добрым, но есть что-то совершенно абсурдное в том, что убийцей становится член семьи.

— Я полагаю, мы не сможем ответить на этот вопрос, пока не поймем зачем. — Фалько посмотрел на Керри, потом повернулся к Мэтьюз. — Кто их нашел? Вы упомянули домработницу?

— Домработница пришла в восемь, — подтвердила Мэтьюз. — Через несколько минут она почувствовала, что что-то не так, пошла в спальни и обнаружила там тела.

Помимо того факта, что по крайней мере два человека были мертвы и пропала беременная женщина, само место преступления чем-то смущало Керри. Что-то здесь не так.

— Как Бен Эбботт мог не услышать отключение сигнализации, если пульт находится в спальне рядом с кроватью? Они с женой должны были услышать писк, если в тот момент лежали вместе в постели.

— Только если не спали, — возразил Фалько.

Но Керри не согласилась.

— Ты бы сам не проснулся?

— Зависит от того, принимал ли я накануне снотворное или просто переусердствовал с пивом. Возможно, пара-тройка бокалов вина… Мне кажется, такие люди должны предпочитать вино.

Керри нахмурилась.

— А мне кажется, что бы они там ни съели и ни выпили накануне вечером, к пяти утра все должно было рассосаться.

Фалько кивнул.

— Логично.

— Кроме того, — развила свою мысль Керри, — жена беременна — она не должна была пить.

— Это не значит, что она не пила, — возразил Фалько.

— Логично, — закончила Керри.

— А зачем так стремиться в эту комнату? — спросил Фалько, снова оглядывая детскую. — Здесь ведь еще не было ребенка, который нуждался в защите.

Керри взглянула на комнату в свете этого вопроса.

— Может, она думала, что убийца не станет ее здесь искать?

Фалько подошел к двери гардеробной. Керри присоединилась к нему, неожиданно сообразив, что именно он хочет увидеть.

— Тут есть выход на чердак. — Он стал на четвереньки и потянул на себя дверцу. Чердачная жара немедленно наполнила гардеробную. Ее новый напарник поднял голову: — Здесь вполне можно спрятаться.

— Она прибежала в детскую, чтобы спрятаться там, где, она надеялась, убийца не будет ее искать, — заключила Керри.

Он кивнул.

— Что означает — она слышала выстрел, убивший первую жертву внизу.

Если преступник не пользовался глушителем, лаборатория легко подтвердит это предположение, как только пули извлекут из тел.

— Пошли поговорим с домработницей.

Когда они вышли из гардеробной, Мэтьюз сказала:

— Она внизу, на кухне.

Керри кивнула. Возможно, она сможет пролить свет на то, кому понадобилось убивать этих людей.

Или на то, кто мог хотеть забрать себе что-нибудь, принадлежащее им.

Внизу уже появились криминалисты. Керри разрешила следователям начинать. Следом подтянулся судмедэксперт с ассистентом. Фалько пошел с ними, а Керри направилась в кухню вместе с Мэтьюз, чтобы допросить домработницу.

Офицер Мэтьюз представила их друг другу. Керри взяла стул и села за стол напротив женщины, которую звали Илана Дженкинс. По словам Мэтьюз, ей было шестьдесят семь лет, и почти всю свою взрослую жизнь она работала домработницей, в основном в семействе Эбботтов. Она ушла на пенсию в шестьдесят пять, но Бен Эбботт, переехав в Алабаму, убедил ее вернуться на работу и подождать, пока он не найдет подходящей замены. Узнав, что миссис Эбботт ждет ребенка, Дженкинс решила остаться еще на некоторое время.

Керри перешла к вопросам посложнее.

— Я знаю, как вам сейчас тяжело, миссис Дженкинс, и мы искренне ценим вашу помощь. Не знаете ли вы, по какой причине кто-то мог хотеть причинить зло мистеру Эбботту или его семье?

Дженкинс покачала головой. Глаза у нее были красные и опухшие от слез.

— Они такая прекрасная семья… Были прекрасной семьей. Миссис Эбботт тратит все свое время на фандрайзинг, помогая другим. Она говорила, это меньшее, что она могла сделать после того, как ей повезло. Она такая славная. Я надеюсь, с ней все хорошо. — Ее лицо исказилось от горя. — Я не могу поверить, что это все на самом деле.

Керри сохраняла нейтральное, но внимательное выражение лица. Сообщать этой женщине, что пропавшая миссис Эбботт могла сейчас находиться в разных состояниях, вот только «все хорошо» к ним явно не имело отношения, было незачем. Она либо незаметно от всех лишилась рассудка, либо стала заложницей. Либо, что еще хуже, третьей жертвой в этом деле.

— Насколько крепким был этот брак?

Дженкинс снова покачала головой.

— Они были безумно влюблены друг в друга. Я никогда не встречала настолько преданную друг другу пару. Спросите у кого угодно из их знакомых.

Итак, получалось, это была идеальная пара с идеальной жизнью. К сожалению, половина этого уравнения мертва — убита. Но в такой идеальной жизни убийство — редкий гость. Где-то посреди этой идеальности должен быть изъян, брешь… какая-то проблема.

— А как насчет работы мистера Эбботта? — спросила Керри.

Обилие ссылок, обнаруженных Фалько в интернете по пути сюда, однозначно указывало на компьютерный мир. Очевидно, программы Эбботта для смартфонов и других гаджетов привели его в этот мир больше десяти лет назад. По последней оценке его состояния, он был одним из самых богатых людей на планете. Если бы Керри спросили о ее предположениях, она бы сказала, что всему виной могущество и богатство — вот откуда беда высунула свою уродливую голову. К сожалению, очень часто подобное уродство выбирает мишенью именно частную жизнь.