Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Добавь их в наш список тех, кого надо опросить.

— Уже.

— Спасибо.

Оставаясь за рулем, Керри пристально изучала минималистичный подход к ландшафтному дизайну и современной архитектуре.

— Совсем непохоже на то, что мы видели у него дома.

— Я тут подумал, что, возможно, место преступления — это вообще всего лишь временное пристанище. У меня есть свой человечек в департаменте регистрации имущества, ну я и попросил проверить, нет ли у покойника еще какой-нибудь недвижимости. Выяснилось, что Эбботт недавно купил дом на Уиспер-Лейк-серкл. Мой контакт говорит, он обратился за разрешением снести имеющиеся строения. А поскольку коммерческой недвижимости там нет, только жилой фонд, сдается мне, он собирался строить новый дом.

Информация могла оказаться не слишком важной, но знать об этом следовало.

— Надо бы съездить и туда тоже. Осмотреться. Пообщаться с его подрядчиком.

Они вышли из машины.

— Твой контакт знает имя подрядчика?

— Конечно, она знает. — Фалько ухмыльнулся и подмигнул. — «Кризман и Кольер».

И прежде, чем Керри успела что-то сказать, добавил:

— Я внес их в список тех, кого надо опросить.

Кажется, Керри недооценила его способности и рабочую этику. В таком случае она была рада ошибиться.

Внутри мраморную стойку администратора окружали стекло, металл и бетон. Когда они подошли, навстречу им с ультрамодного прозрачного стула поднялся молодой человек лет двадцати пяти. На фоне серого костюма, плотно облегающего фигуру, и свежей белой рубашки выделялся яркий галстук цвета фуксии, который и завершал композицию.

— Доброе утро, меня зовут Брент. Добро пожаловать в «Эбботт Опшенс». Чем я могу вам помочь? — Он переводил взгляд с Керри на Фалько и обратно.

Керри показала свое удостоверение.

— Я детектив Девлин, это — детектив Фалько. Нам надо поговорить с тем, кто у вас тут сегодня утром за старшего.

Брент моргнул, словно пытаясь сообразить, что именно от него требуется, а скорее — переварить тот факт, что к нему нагрянули полицейские.

— Конечно. — Он поднял трубку и объявил: — Я отправляю к вам в офис детективов Девлин и Фалько из нашего уважаемого ДПБ.

Повесил трубку и показал жестом направо.

— Лифт отвезет вас на четвертый этаж. Марселла Гиббонс будет ждать вас там.

— Спасибо. — Керри прошла по гладкому бетонному полу к единственному лифту.

Как только они с Фалько остановились перед ним, двери открылись автоматически. Они вошли в сияющую, ультрасовременную стальную кабину — а чего еще она, собственно, ожидала?

— Сдается мне, он сам знает, на какой этаж нас везти, — пробормотал Фалько.

И оказался прав. Ни панели с кнопками, ни микрофона — ничего не было видно. Только гладкие стальные стены, сиявшие, как зеркало.

— Похоже на то.

Лифт двинулся вверх и через несколько секунд плавно остановился. Двери разъехались в стороны. В коридоре их ждала высокая худощавая женщина.

— Добрый день, я Марселла Гиббонс, личный помощник мистера Эбботта. Пожалуйста, следуйте за мной.

Керри с Фалько обменялись взглядами и пошли за ней. Хотя и несколько старше юноши, пославшего их сюда, она все еще была молода. Вероятно, лет тридцать. Так же, как и администратор внизу, она носила облегающее платье, которое тем не менее выглядело вполне скромно: юбка по колено, рукава в три четверти и высокое горло. Платье было черное, как и ее волосы — короткое стильное каре. И практичные балетки в цвет платья.

На этом этаже лежал ковер, но цвета он был почти такого же, как бетон в лобби. Рабочее пространство разделяли стеклянные перегородки, что придавало прозрачности новое значение. Пока что все, кого они видели в мини-офисах, едва тянули на тридцать лет. Все были стильно одеты и казались очень занятыми.

Дойдя до конца коридора, они оказались перед двойными стеклянными дверями, которые сами разъехались в стороны, открывая переговорную. Гиббонс прошла в комнату и жестом указала на длинный стеклянный стол.

— Пожалуйста, садитесь на любое место.

Фалько зашел вслед за Керри, и они оба заняли первые попавшиеся им на пути стулья. И здесь они были прозрачными — сидишь словно на воздухе.

— Хотите воды или кофе? — спросила Гиббонс. — Может, горячего чаю?

— Нет, спасибо, — сказала Керри. Фалько также отказался.

Гиббонс взяла со стола пульт и нажала на кнопку — прозрачные стены потемнели, отгородив переговорную от остального этажа. Она села во главе стола.

— Чем я могу вам помочь, детективы? Я полагаю, ваш визит связан с публичным конфликтом, который произошел между мистером Эбботтом и мистером Томпсоном. Мистер Эбботт отсутствует в данный момент, но я постараюсь, насколько смогу, ответить на все ваши вопросы. Я была рядом с ним, когда это случилось.

Фалько коротко взглянул на Керри. Именно это она имела в виду, когда злилась из-за того, что лишилась возможности уведомить родителей Эбботта. При разговоре с полицией большинство людей сами немедленно выдают информацию о происшествии, которое, по их мнению, может являться причиной визита. Это своего рода защитный инстинкт. А если таковых происшествий было несколько, они всегда — всегда — рассказывают о самом незначительном.

— Мисс Гиббонс, для начала — изложите нам вашу версию событий, — предложила Керри так, словно прекрасно понимала, о чем идет речь.

— Да, конечно. — Она села ровнее. — Мистер Эбботт приобрел в собственность участок на Уиспер-Лейк-серкл с намерением разрушить старый дом и все остальные постройки, а затем — и это была его главная цель — построить там новый, современный «умный» дом. Когда мистер Томпсон узнал об этом приобретении, они с мистером Эбботтом сильно поспо- рили.

Керри, как и любой житель Бирмингема, разумеется, знала имя Томпсона.

— Мы говорим о мистере Теодоре Томпсоне, баллотирующемся в Сенат, или о его отце, баллотирующемся на пост губернатора?

— О сыне, Тео. — Ее голос не изменился, однако лицо мисс Гиббонс выражало явную неприязнь к этому человеку.

— Ваш босс купил этот участок у Томпсона? — спросил Фалько.

— Нет. — Гиббонс положила руки на стол. — Дом был построен родителями супруги мистера Томпсона. После того как несколько лет назад умерла ее мать, миссис Томпсон решила его продать. Проблема возникла, когда мистеру и миссис Томпсон стало известно, что мистер Эбботт выкупил землю у новых владельцев и собирается сломать существующий дом. Очевидно, миссис Томпсон не понравился этот план, и она захотела выкупить участок обратно.

— Когда и где случился этот спор? — спросила Керри.

— Это случилось на благотворительном вечере на прошлой неделе. Миссис Эбботт неважно себя чувствовала, так что я сопровождала Бена — мистера Эбботта — вместо нее. Мистер Томпсон подошел к нему на террасе и потребовал, чтобы он не разрушал дом, а продал ему. Мистер Эбботт отказался, и они обменялись парой-тройкой горячих реплик. Мистер Томпсон пригрозил обратиться в суд, чтобы остановить строительные работы, а потом ушел. Я не думаю, что кто-то из гостей мог видеть или слышать их ссору, но это были несколько очень неприятных минут.

— Случалось ли мистеру Эбботту и мистеру Томпсону спорить и раньше? По вопросам бизнеса или по личным делам? — Керри догадывалась, что, скорее всего, эти семьи хорошо знали друг друга. Тео Томпсон был лет на пять старше Бена Эбботта, но отцы у них примерно одного возраста. Маловероятно, что они не знают друг друга. В конце концов, они точно вращались в одних и тех же социальных кругах.

Гиббонс решительно покачала головой.

— Вовсе нет. Мистер Эбботт — человек абсолютно мирный. Все его любят. И хотя мистер Томпсон намного старше него, обе семьи, Эбботты и Томпсоны, знают друг друга не один десяток лет, — сказала она, подтверждая заключение Керри. — Мне показалось, — продолжала Гиббонс, — что мистер Томпсон много выпил в тот вечер и потерял самоконтроль. Учитывая его планы занять место отца в Сенате, я была крайне удивлена тем, что он позволил себе такое поведение, особенно на публике. Он что, все же обратился в суд? Поэтому вы здесь? Он угрожал, так что мы совершенно готовы ответить тем же.

Фалько наконец оторвался от своего телефона. Керри подозревала, что он уже загуглил благотворительный вечер, проверяя, не было ли в прессе сообщений о ссоре.

— Мистер Томпсон полагает, что ваш босс надавил на прежних владельцев, — заявил он.

Мисс Гиббонс потемнела лицом.

— Да, он намекал, но это абсолютная ложь. Мистер Эбботт хотел купить этот участок, поэтому он просто предложил владельцам такую цену, что они не смогли отказаться. С его стороны не было совершенно никакого давления или запугивания.

— Вы имеете в виду, что он заплатил им раз в десять больше того, сколько эта земля реально стоила? — Фалько повернул экран к Керри и одними губами произнес: — Вау.

— По-видимому, это у него такая привычка?

— А что, закон запрещает платить больше реальной стоимости? — спросила, очевидно опешив, мисс Гиббонс. — Мистер Эбботт никогда бы не стал нарушать закон. А что касается реакции мистера Томпсона на его планы — она совершенно необоснованна. Если они с женой так привязаны к этому дому, зачем они вообще стали его продавать? Я уверена, за всем этим стоит его жена.