Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

До Стоникрофта и Блумфилд-Хилс семья Уильямсов жила на Вашингтон роуд в Лейк-форест, недалеко от Лейк Иллинойс, в «большом доме по соседству с другими большими домами», — рассказывал школьный друг Робина Джефф Ходжен. «Дом стоял в стороне, в отдалении от дороги, он был такой таинственный. Чтобы дойти до его дома, нужно было пробираться через деревья. «Ничего себе! Ты здесь живешь?»

Робин был очень озорным ребенком. Все соседи знали, что у него целая коллекция игрушечных солдатиков — не дешевых пластмассовых, а дорогих металлических, — которые он обожал ломать. «Мы забирались на крышу с коробком спичек, держали солдатика над горящей спичкой, свинец плавился и капал, — рассказывал одноклассник Робина Джон Уэлш. — Поразительно, что никто из нас ни разу не упал с крыши и не сломал руку или ногу, да и гараж не загорелся».

Многие предметы военного снаряжения, например шелковый парашют, который его отец принес домой как военный трофей, становились в руках Робина игрушками. «Мы вытаскивали его на лужайку и прокладывали под ним тоннель, — рассказывал Уэлш. — Так как он был из шелка, то быстро опускался на тебя. Мы выбирались по разные стороны парашюта и искали друг друга, играли в салки и прятки. Из-под него ничего не было видно, ты был полностью изолирован. Те, у кого клаустрофобия, сошли бы с ума».

Правда, в присутствии родителей Робин подавлял свой бунтарский дух. «Он всегда притворялся, выпрямлялся, плечи назад, когда Роб и Лори были в доме, — говорил Уэлш. — Всегда было ”Да, сэр“ и ”Да, мадам“. Они не были солдафонами. Они всегда были очень приятными и общительными. Но существовали правила — называть их ”сэр“ и ”мадам“. Он так и делал. Он был ”сыном с прямой спиной и плечами назад“».

Примерно в десятилетнем возрасте Робина познакомили с его сводными братьями. Воспитание обоих очень сильно отличалось от его, и хотя их жизни пересекались урывками, братья внесли огромный вклад в понимание Робином, что такое семья. Тодду, старшему сыну Роба, было двадцать три, он жил в Чикаго. Он рос со своей матерью в Версайллесе, штат Кентукки, в пятнадцать лет сбежал из дома и отправился во Флориду, где работал посудомойщиком в Нейплсе. («Я был глупым ребенком», — признавался он позже.) Вольный образ жизни Тодда не прекратился и тогда, когда он вернулся в Версайллес, чтобы окончить школу, он переехал в Чикаго, чтобы быть ближе к отцу и ходить в колледж в Лейк Форест. Но не сложилось. «Я слишком много играл, — говорил Тодд. — Слишком… для высшего образования».

Несмотря на натянутые отношения с Робом, Тодд неожиданно сблизился с Лори, новой женой отца. «Я был нацелен не воспринимать ее из-за любви к своей матери, — рассказывал Тодд. — Лори вышла за моего отца, кем она себя воображает? Но очень скоро мы с ней очень сдружились». Когда Тодд плохо себя вел, что случалось не редко, Лори занималась им. «Когда я что-то отмачивал, Роб зверел, но тут между нами всегда появлялась Лори и спасала ситуацию», — говорил Тодд.

Тодд был уверен, что его держали в этом доме, чтобы показать Робину, каким он не должен вырасти. «Он был очень замкнутый, — говорил Тодд. — Я абсолютно другой, во мне было полно чертовщины. Отец растил Робина, говоря ему: ”Так делать нельзя. Твой брат так поступил, и видишь, что с ним стало?“

Но Тодд стал для Робина старшим братом, о котором тот так мечтал, примером бунтарского взросления и периодическим мучителем. Робин вспоминал: «Тодд всегда у меня вымогал деньги. Он приходил в комнату и просил деньги на пиво, я говорил: ”Конечно, бери все“. Мама приходила в ярость: Тодд лез в копилку и забирал все мои пенни, что в общем могло составлять долларов 40».

В то же время МакЛорин, старший сын Лори, жил в Алабаме с родителями Лори, думая, что они его родители, а Лори — его двоюродная сестра. Но когда МакЛорину было тринадцать или четырнадцать лет, взрослые рассказали ему шокирующую правду. «Они сказали, что моя очень красивая и неотразимая двоюродная сестра Панки мне вовсе не сестра. Она их дочь и моя мать». МакЛорину было тяжело решить, хотели ли он жить на севере с Лори, Робом и Робином или же остаться в Алабаме, где его бабушка с дедушкой могли бы его усыновить. Роб пригласил его к себе, чтобы он мог провести время в семье Уильямс и взвесить все за и против.

Теперь в его жизни был Робин — именно то, чего МакЛорин хотел всю жизнь, и он принял брата очень по-доброму. МакЛорин говорил об этом следующее: «Я рос как единственный ребенок и всегда хотел, чтобы у меня был брат. И тут на тебе! У меня есть братья, это потрясающе. Все вместе мы очень дружно сосуществовали».

МакЛорин так определил свое сходство с Робином: «Мы оба были замкнутыми, одинокими. Нам обоим нравилось копаться в собственных мыслях. Мы были очень похожи. Он был добрым, приветливым, отзывчивым». Также на него произвела неизгладимое впечатление живая фантазия Робина, и то, как он ею пользовался, играя в свою коллекцию солдатиков.

МакЛорин признавался в некоторой напряженности между ним и матерью, хотя их обоих вырастили одни и те же люди. Но он обожал Роба, который развлекал его рассказами об авторитетных чикагских гангстерах, которые приходили в его старый салон Линкольн и скупали все автомобили за наличку. «Через две недели машину подняли со дна реки, полную дырок от пуль», — рассказывал Роб. В то время как многие считали Роба холодным и необщительным, МакЛорин был впечатлен его суровыми, но справедливыми методами поддержания дисциплины. «Он был сильной личностью и на все имел свое мнение, — рассказывал МакЛорин. — Если ты что-то напортачил, то обязательно услышишь: ”Ну что, малыш?“ Но он всегда объяснял, почему надо было поступить иначе. Это был невероятный, замечательный джентльмен». В итоге МакЛорин все-таки решил остаться в Алабаме с бабушкой и дедушкой, которые его усыновили. «Это был своего рода выбор между знакомым и незнакомым тебе дьяволом, — объяснял он. — Но я очень-очень сильно полюбил Роба».

Тодд с МакЛорином тоже встречались и приняли друг друга как братья. «Этот факт очень забавлял Роба, — вспоминал МакЛорин. — Он говорил: ”Они так хорошо ладят вместе. Не могу понять, почему“. Я ему отвечал: ”Потому что мы росли не вместе“».

Но все равно оставалось какое-то недопонимание, потому что всю свою жизнь Робин как-то неохотно признавал наличие у него братьев. Через очень много лет жена Тодда Френки Уильямс рассказывала: «Как-то Робин сказал, что рос единственным ребенком в семье. После чего кто-то из друзей тут же пришел к нам со словами: «Тодд, Робин сказал, что у него братьев нет». Но это не так, у него два сводных брата. Тодд проводил с ним, отцом и мачехой праздники, летние каникулы и еще достаточно много времени».

В подростковом возрасте Робин не испытывал особых трудностей в общении с девушками — они все отвечали ему взаимностью, хотя его самые ранние отношения были абсолютно невинными. Одной из первых девушек Робина стала его соседка в Лейк Форест Кристи Платт, ей было тринадцать, ему двенадцать. Кристи вспоминает о нем как об очень красивом мальчике. «Он всегда казался мне немного англичанином, — говорила она. — У него была целая копна густых волос, длинные ноги и крепкое тело».

Их любовь в том возрасте выражалась в обмене медальонами или прочей ерунде, «что было бесценно», — смеялась Платт. «Мы исписывали целые тетрадки именем любимого. Но могу вас заверить, что мы никогда не целовались и не делали ничего непозволительного. Просто застенчиво стояли рядом, болтали, а потом расходились по домам». Вечерами и по выходным они катались по лесу на велосипедах или же играли с друзьями в «ударь по консервной банке» или «захвати флаг». Как-то случайно она увидела, как Робин играет с другими мальчиками в солдатиков, но осталась в стороне от такого времяпрепровождения. «Это были очень серьезные игры, мне это казалось чрезвычайно скучным».

Потом их недолгие отношения закончились: Робин учился в шестом классе Gorton School, а Кристи — в седьмом классе Deer Path School. Девочка понимала, что будучи ученицей средней школы, она рискует общественным мнением, если будет встречаться с учеником из началки. «Я этого стыдилась, — говорила она. — Когда кто-нибудь спрашивал: ”Он учится в Deer Path?“, я отвечала: ”Нееет, он ходит в Gorton“. Я старалась, чтобы это круто звучало, но это было совсем не круто. Ни разу не круто». Когда Робин был в пятом классе, его одноклассники стали подвергаться хулиганским выходкам детей постарше, приходивших на площадку. Но Робин достаточно ловко научился отражать их нападки. Его друг Джефф Ходжен вспоминал: «Хулиганы хотели поставить меня на место, потому что я был ростом как шестиклассник, если не больше. Они меня держали и били в живот, словно собирались выбить из меня дух. После этого Робин сказал: ”В следующий раз, как только услышишь свист, беги в класс“. Он был очень умным. ”Хочешь, чтобы не было больно?“ Беги быстрей».

При переходе из пятого в шестой класс Робин сильно изменился. Ход-жен говорил, что «всего через год заметил изменения в его взгляде, он становился зрелым. Из улыбающегося, застенчивого пятиклассника Робин превращался в достаточно неулыбчивого подростка».