Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дем Михайлов

Низший 10

Глава первая

Когда надо — я могу быть быстрым.

Когда очень надо, а работы дохрена — я могу превратить любую ленивую жопу в пышущий жаром рвения гребаный метеор.

В этот раз я постарался применить все свои способности, чтобы добиться максимальной оперативности, но при этом не упустить ничего важного.

Едва вернув нас на базу, заменив пару запчастей, чуть обиходив движок и урвав для сна несколько часов, Рокс со своим помощником и десятком Хвана рванул к Зомбилэнду, увозя с собой небольшой груз из запчастей, боеприпасов и запасных батарей. Им предстояла длинная дорога, а перед прибытием в Уголек, они заглянут еще в одно место. Следом я отдал еще с десяток приказов, каждый из который вызвал громкие стоны у личного состава. Застонали все — как ветераны, так и мясо. Но мне было плевать, и через полчасика я добавил еще пару приказов, заставив всю базу всколыхнуться.

Спустя час после убытия Рокса, на крышу центрального здания упал дрон, выпустивший из позолоченного чрева сразу двух симпатичных девушек и одного урода. Зеленоглазка, Диля и Червеус. Героиня, эльфийка и уродливый призм в статусе героя. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять — Зеленоглазка и Червеус умирают от радости и счастья. Эльфийская же ухоженная красотка рада, но при этом еще и очень смущена.

Пожав лапу червя, я поинтересовался у Дили:

— Охрана?

— Меня охраняют герои пятого ранга с нестертой памятью. — робко улыбнулась в ответ эльфийка.

— Вы? — я повернулся к знакомым рожам.

— Мы! — с широченной усмешкой подтвердил Червеус. — Свершилось, сука! Я герой высшего ранга!

— И я! — подпрыгнула зеленоглазая. — Земли Завета достигнуты! Святые сиськи! Я достигла высшего ранга!

— Спасибо! — мне в плечо вцепилась лапа червя.

— Я тебя в хранители эльфийских тушек не назначал. — качнул я головой.

— Зато дела твои привели к этому. Непредсказуемая рваная цепочка событий со счастливым финалом. И добрая Высшая Дилтарилуэлла Западная выбрала именно нас в свои телохранители. И мы не позволим упасть с ее голову даже одному пепельному волоску… К-хм… Вызывал?

— И вас я не звал. — вернул я усмешку. — Мне была нужна богатая, щедрая, быстрая и не задающая много вопросов эльфийка, что искренне озабочена судьбой этого мира. Остальные могут прямо щас валить нахер.

— Оди! — обиженно округлила губки Зеленоглазка. — Я к тебе все душой и телом!

— Телом? — переспросила эльфийка. — Давайте-ка в дрон. А я побеседую с доблестным героем Оди, спасшим мою жизнь.

— Хы… — оскалился Червеус Магмус и, схватив за плечо на этот раз округлившую глаза, а не губы подругу, поволок ее за собой к позолоченной летающей машине.

— Поговорим на сугубо деловые темы? — улыбнулась Диля.

— Поговорим. — кивнул я, с высоты крыши наблюдая как по одну сторону здания хрипели от натуги новички, проходящие созданную Каппой полосу препятствий, а с другой стороны тяжко шагал экз, отрабатывая передвижение вместе с пехотой с одновременным подавлением противника шквальным огнем. Еще чуть дальше, на крыше второго здания, находящегося на соседнем островке, перекатывались и подпрыгивали дерущиеся тигры. Сидящие и стоящие рядом бойцы внимательно наблюдали. Еще трое усердно ползали, волоча с собой рюкзаки и оружие.

— Поговорим. — повторил я, поворачиваясь к двери, ведущей вниз.

— На сугубо деловые темы. — уточнила эльфийка.

* * *

Всхлипнув, от перекорежившего ее тело оргазма, она обмякла и свалилась с меня, рухнув на расстеленное на полу в дальней комнате серое одеяло.

— Ох…

Успокаивая дыхание, я чуть изменил положение и вытянулся, позволяя не знающему передышек телу разлечься поудобней. Иногда баловать надо даже рабов — чтобы потом работали усердней. Но нельзя баловать слишком сильно — иначе послушный инструмент превратится в ленивую одышливую жопу.

— Компот с самогоном — охеренно вкусная вещь! — пробормотала дергающаяся в сладких судорогах девушка. — Зачем было придумывать что-то еще? Эти чертовы коктейли Высших, где лиловая ягодка висит над лазурной, что означает мирную волну в мире и намерениях, а янтарное озерцо среди сахарных берегов… В жопу коктейли! Самогон и компот — вот правда жизни!

— И жареное мясо плуксов. — усмехнулся я.

— И просто кусок жареного мяса. Ну может, сверху пара сочных помидоров… но коктейли — в жопу! Больше ни капли этой разноцветный бурды!

— Ты идешь верной дорогой.

— Ты… ты представляешь, чего наворотил? Боюсь, что на тебя вот-вот откроют охоту. — задумчиво произнесла пришедшая в себя эльфийка и потянулась за граненым стаканом с остатками компота. — Тебе надо либо занять оборону, либо спрятаться понадежней. Хотя я не сведуща в этих делах. Я всего лишь красивая Высшая с правом голоса. Я сезонный шут, что уже проголосовал за то, чтобы назначить героя Эрыквана, он же Оди, кандидатом в Высшие, минуя все ранги и условности. Повод — неоднократное сотворение невероятных подвигов, неустанный труд на благо мира, спасение жизни Высшей и еще десяток пунктов, что я просто придумала, но которые нельзя проверить или опровергнуть. Это я умею — мутить прозрачную воду.

— Ого… и нахрена?

— Ну ты же рвался в Земли Завета.

— Ну да.

— Но теперь не рвешься. — понимающе кивнула Диля, расплющивая о меня совершенные по форме сиськи. — Я уже поняла. Все равно это будет не лишним — тебя побоятся трогать мелкие сошки, а крупные фигуры будут присматриваться, но не станут торопиться с действиями. Когда один из Высших заявляет кого-то из героев в кандидаты… это серьезно. И это рассматривается на внеочередном собрании, где каждый отдает свой голос или воздерживается. Затем Мать оценивает количество голосов за и против, проверяет свои внутренние данные касательно кандидата и принимает окончательное решение. Учитывая, что за тебя уже пообещали отдать свои голоса семнадцать Высших… это очень неплохо.

— Семнадцать эльфов проголосовали за меня?

— Включая меня — восемнадцать.

— Ладно ты. Я понимаю. Но те, другие семнадцать?

— Не я одна забочусь о судьбе мира, Оди. Высшие… это сраное болото. Сборище моложаво выглядящих древних стариков. Никто нихрена не делает. Все всех устраивает. Но при этом все ненавидят и опасаются друг друга, заключают тайные договоры и альянсы, формируют какие-то сраные партии… а дело не движется. А мир продолжает умирать! Неудивительно, что такие, как я — одиночки, ненавидящие сложившийся порядок, но ничего не могущие сделать… ведь мы трусливы и слабы, чего уж там… я трусиха! Я очень боюсь всего! И я не лидер. Но если бы среди Высших появился кто-то вроде тебя… поверь — за тобой пошли бы очень многие!

— Я — Высший? — меня аж перекривило от с трудом сдерживаемого хохота, бутылка с остатками самогона едва не выпала из пальцев. — Я гоблин из жопы мира!

— Вот именно! Жесткий, вонючий, решительный, плюющий на авторитеты. Это то, что надо. Политика, Оди, политика! Не каждую стену можно пробить кулаками. Но эту стену можно разбить одним приказом обладающего истинной властью лидера.

— Не, — покачал я головой. — Диля… ты не понимаешь. Ты еще не сообразила, кто я. Давай начистоту — если очередной выверт судьбы сделает меня Высшим с правом голоса, если я вдруг наберу вес и заполучу в свои окровавленные лапы рычаги власти… я начну с массовых расстрелов. Я утоплю сраные Земли Завета в крови. Причем расстреливать я буду пачками всех Высших подряд. И по очень простой причине — все Высшие как минимум бездействовали в то время, как мир катился по наклонной. Никто нихрена не делал! И это уже вина! Раз ты назначен кем-то, кто имеет влияние — используй его! Рви жопу, истекай кровавым потом, но делай! Сдохни, но сделай! Понимаешь? Вот единственное правило каждого, кто дотягивается до рычагов власти — сдохни, но сделай! Не сделал? Тоже сдохни! Под расстрел!

— Это… это слишком радикально…

— Радикально? Ну нет. Бездействием вы гробите мир.

— Я не бездействую!

— Ну пусть ты… и еще несколько таких же одиночек, что не могут поделать ничего — даже убить старых пауков. Вас вообще почти невозможно убить…

— Рубить голову…

— Ну да. А их Высших хреновые бойцы.

— В белых тогах и с бокалами красного вина мы заседаем… и заседаем… и заседаем… Ты прав. Но массовые расстрелы в Землях Завета…

— И это было бы только началом. — качнул я головой.

— А потом набрал бы новых деятельных Выс…

— В жопу! Никакой сраной демократии! Никакого общего голосования! Нет! Этот мир спасет лишь четкая вертикаль власти! Очень узкая вертикаль! Без десятков никчемных заседающих, что живут в дорогущих домах, наслаждаясь всеми прелестями жизни и не спеша предпринимать хоть что-то! Я сказал — надо пахать до кровавого пота! Напрягать жопу так, чтобы она трещала, а кишки от натуги вылезали на километр и тащились в пыли сзади!

— Фу…

— Не хочешь пахать так усердно? Вали на хутор! Занимайся чем-нибудь попроще! Пчелок там окучивай, картошку запекай, капусту нахрюкивай. Но не лезь в высоты власти — потому что там надо пахать! Гора! Вершина!

— А? — удивленно глянула на меня красотка, забирая бутылку и допивая самогон. — Уф! Жжет! Погоди… что еще за вершина? Какая гора?