Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— О зверушках, птичках и потрахушках?

— В сраку.

— О климате в Угольке?

— Давай.

— Отличная тема! — заулыбался потирающий руку торгаш. — Дерябнем по стаканчику?

— Давай. — кивнул я, делая шаг к металлической лестнице. — Дерябнем…

Глава вторая

Первым на Платформу выпрыгнул Баск. И даже сумел удержаться на ногах, сделав всего пару лишних шагов. Поведя вмонтированным в руку дробовиком, он изрядно напугал разбежавшихся местных гоблинов, что до этого с позевыванием наблюдали за приближением корабля.

Вторым приземлился Каппа — и у него получилось чуть лучше. Я прыгнул выше и дальше, пролетев над крышей из металла и угодив в знакомый световой люк, что привел меня прямо в бар, где я лишь чудом разминулся с богато накрытым праздничным столом. Развернувшись, поднял забрало.

— Ты подвела меня, гадалка! — ткнул я пальцем в стоящую у стола улыбающуюся пифию Кассандру. — Где гребаный мишка и трахнутый в мохнатую жопу зверолюд?!

— Красиво ты в гости зашел… Добро пожаловать, Оди. Рада тебе. Честно. Вина? Компота с самогоном?

— Ну?!

— Мы почти поймали его. — вздохнула Кассандра, делая глоток янтарно-алой жидкости из высокого бокала — Дерьмо! Не поверишь — мои люди клянутся, что загнали лохматожопого ушлепка в тупик. Руины, крошенный бетон и ржавая арматура. Кольцо выровненного ветром мелкого песка вокруг. Зверолюд вошел… и, сука, не вышел. Пропал! Как ты вообще, Оди? Рада тебя видеть. Навернешь макарон со страусятиной? Кстати… шикарный на тебе праздничный костюм… и так подчеркивает ягодицы…

— Владыка Кассандра! — в бар вбежал тощий гоблиненок в серых шортах и в футболке, изобилующей нашитыми разноцветными бабочками. — Дерьмоеды мутные уже причалили! Ой… здрасте, гости дорогие!..

Ухватив его за харю, стиснув пальцы, я подтащил заверещавшего ушлепка поближе и мягко попросил:

— Свали нахер.

— Умгу!

Швырнув его через пару столиков, я снова повернулся к лучезарно улыбающейся пифии, что вроде как схуднула на пару кило, но при этом прибавила к имиджу пару тонн железобетонной самоуверенности.

— Я честно не знаю, куда делся сраный зверолюд с его трахнутым плюшевым мишкой.

— Он ушел сквозь дверь. — произнес я, заставив себя сбавить обороты и отвернуться от двери, за которой начинался длинный проход, что выходил на центральную улицу Жильную, что в свою очередь упиралась во входной стальной тамбур Зомбилэнда — за которым сидели и ждали меня сурверы со зверушками, открывающими путь.

— Зачем ты здесь?

Ответить я не успел — в бар один за другим начали вваливаться десятники, а мимо потопали бойцы, тащившие часть прихваченных припасов. Основной запас остался на Шлюхе — ее я пока отпускать не собирался. Сквалыга к приказу отнесся с пониманием, мелко покивав и не забыв напомнить, насколько он мне благодарен, что я его не убил.

— Пожрем. — потер лапы Рэк. — Выпьем. Разнесем тут все нахрен.

— Уймитесь, мальчики, — прищурилась пифия. — Покушайте, потрахайтесь в борделе. Все за счет города.

— Свершилось. — поморщился я. — Новая Копула родилась…

— Ты о чем?

— Дай угадаю — ты решила задержаться в Угольке на пару другую месяцев. Набраться сил, пополнить численность бойцов, обзавестись достойным арсеналом. И заодно навести порядок в этом городке…

— Ну… в последнее время Мать шлет мне очень неспокойные видения. — вдруг призналась Кассандра. — Охренеть, насколько тревожные.

— Например?

— Да ты садись, гоблин Оди. Садись. Поешь крабового супа, закуси куриной жопкой, всоси пару устриц. А я тебя буду пугать своими видениями…

— Неплохое меню. — решил я, опускаясь на колено и «вскрываясь». — Ладно… Расскажи мне о своей шизофрении, пифия, что упустила сраного зверолюда Стива…

— Да в жопу. — скривилась леди с бабочками, махом вливая в себя коктейль и давая знак во все глаза пялящемуся на экзов бармену сделать новый. — Мои видения… страшны… настолько страшны, что ни о какой спокойной жизни речи давно не идет.

Глянув на стойку, я оценил явно увеличившийся ассортимент, после чего указал на едва виднеющийся кувшин у руки бармена и спросил:

— Молоко?

— Свежее. Козлиное. В смысле — от коз. Козлы не стряхивали. Налить?

Я прислушался к своим более чем странным ощущениям и кивнул:

— Весь кувшин. Раствори в молоке две таблетки обычной шизы, добавь дозу оранжевого энергетика и булькни туда же таблетку витаминов. Найдется?

— Конечно. Добавить четвертинку слезы как ментальную перчинку?

— Давай.

— Подам через минуту.

— Мне вот, сука, точно такой же молочный коктейль! — в проем двери засунул усатую харю Тигр.

На пару секунд исчезнув, он матерно и доходчиво дал понять остальным разведчикам, куда и как быстро следует направляться, и где именно находится ожидающий их у платформы Рокс. В этот момент в бар грациозно просочилась почти обнаженная — не считая меха — тигрица. Медленно обойдя вокруг пифии, она клыкасто улыбнулась невозмутимому бармену:

— Я тоже молочка полакаю. Только без соленой шизы. Капни на одну слезинку больше в молоко. Хм…еще вишневого сиропа добавить можно, туда же разбей пару свежих яиц, если есть… и взбей все до галлюциногенной пенки…

— Сделаем, госпожа. Подам через пару минут. Как и заказанный до этого усатым джентльменом молочный коктейль.

Усевшись за стол, я еще раз пристально оглядел Кассандру, что выглядела куда более расслабленной, преуспевающей, но при этом какой-то слегка пришибленной и… испуганной.

— Ты же новая правительница… — задумчиво произнес я. — С чего такой напряг в душе? В Угольке тебя любят. Каждый готов отлизать все видимое и невидимое сумасшедшей леди с бабочками. Синего света тоже пока можно не бояться. К зомбакам и гнилой крови ты привыкла. С чего такой испуг в глазах, пифия? С чего такой напряг в душе? Только не говори, что все из-за посылаемых системой…

— Видений…

— Причудливо нарезанных видеороликов. — поправил ее я. — Железяка тебе не мать, а записи с камер наблюдений — не видения.

— Мать посылает мне видения! — упрямо повторила Кассандра. — И не только мне.

— Интересно. — признал я, протягивая руку и принимая от бармена кувшин с чуть позеленелым от добавок молоком.

— А если я жрать пока не хочу? — встрял сидящий рядом со мной Рэк. Находящийся за моим плечом Каппа позволил себе едва слышный тяжелый вздох, умудрившись этим бессловесным посланием передать мне многое.

— Манит трах прекрасный и далекий? — поинтересовался я, встречаясь глазами с улыбающейся знакомой мордашкой продавщицы сигарет. Я упорно искал еще одно женское лицо, но пока не находил. Учитывая, что здесь нет Баска, оставившего экза и с моего молчаливого разрешения ушедшего, Йорку здесь можно не искать.

— Манит. — признался орк.

— Валите. — кивнул я. — Оба. Трахайтесь, гоблины. Но никакой наркоты и бухла.

— А если четвертинку?

— Не больше этого на рыло. — согласился я и добавил: — Остальных гоблинов, желающих теплого уютного траха — в тот же бордель. На охране оставить звено хиляков.

— Есть!

Бойцы утопали, а пифия, уже раздосадованная тем, что ее постоянно прерывали, недовольно пробурчала:

— Звено хиляков?

— Худшие из сквада. — ответил я. — Те, кто пока не дотягивает даже до звания «мясо».

— Бегают херово, стреляют мимо, одышливы, трусоваты, туповаты…

— Ну да.

— Так зачем привез их? Рокс говорил, что у вас теперь база, и вы ведете набор чуть ли не армии.

— Верно.

— Так оставил бы самых никчемных и зеленых на базе.

— Оставить говно в обороне? — сделав пару глотков молока, я удивленно глянул на пифию. — Спятила? Нет уж.

— Ну… может я привыкла к тому, что Уголек защищен Матерью…

— Ты размякла. — кивнул я.

— О видениях…

— Погоди чуток с видениями своими фальшивыми. — проворчал я и ткнул пальцем в тарелку перед пифией: — Это что за хренотень?

Опустив глаза, она сморгнула с щеки фантомную бабочку и некоторое время удивленно разглядывала сложенную в какую-то причудливую коробочку без крышки кусочки различного мяса. Полоски жареной свинины с подрумяненным жирком лежали на более темных кусочках говядины, с внешней стороны их подпирали куриные ножки, в одном месте красовался крохотный треугольный проем, образованный большим куриным крылом. Руки Кассандры, удивительно умело управляясь с крохотным острым ножом, сейчас были заняты срезанием с очередного куска свинины слоя похрустывающей корочки, явно намереваясь использовать ее либо в качестве мясной сочащейся лужайки, либо в качестве крыши. У ее локтя стояло блюдо с беспорядочно набросанным мясным ассорти — куриная шейка, хребет кролика, а сама Кассандра нет-нет да бросала взгляд на грустно смотрящую на нее целиком запеченную баранью голову.

— Хренотень? — переспросила пифия, поднимая на меня ставший вдруг чуть отстраненным и темным взгляд. — Это мой обед, гоблин. В чем проблема?

— Да нет проблем. — дернул я плечом.

— Ну и закрыли тему!

— Ага. А можно мне кусочек твоего домика? — я потянул к тарелке пифии и Кассандра мгновенно отодвинула ее от меня, прикрыла локтем и зло оскалилась:

— Тебе мало жратвы на столе? Я прикажу — принесут еще!