Достижение!

Вы получили достижение «Оружейник» первого ранга!

Увидеть таблицу полученных достижений можно в настройках вашего персонажа.

Ваша награда за достижение:

+0.5% к качеству создаваемого оружия.

+1% к успешному шансу создания оружия.

Та-да-ам!

Я сжимал в руках неказистое, но вполне ухватистое копье. Не слишком длинное, с прочным и заточенным металлическим наконечником и толстой дубовой рукоятью. Закрыв выскочившие системные сообщения о преобразовании предметов и получении нового, я вгляделся в копье и внимательно изучил информацию.

Копье Шмыговика.

Простое, но опасное в умелых руках оружие, сделанное из подручных материалов.

Двуручное/одноручное оружие.

Урон: 6-10.

Тип урона: колющий.

Прочность: 35/35

Сделав несколько выпадов и взмахов, я остался доволен.

Теперь я могу ориентироваться на местности, я обожрался грибов, я вооружен и зверски опасен!

Сейчас можно смело отправляться в путь на поиски выхода. Знать бы еще, в какую сторону направить стопы…

Хотя… течение в подземном канале довольно сильное и ровное. Есть шанс, что где-нибудь там, далеко впереди, грязный поток воды вырывается наружу, под солнечный свет. Для начала пройдусь-ка я вдоль канала, посмотрю, куда он ведет.

Закинув копье имени меня за плечо — где оно и повисло словно приклеенное, — я неспешным шагом двинулся вперед, внимательно вглядываясь в полусумрак и не забывая посматривать на тянущуюся рядом стену. Помимо светящейся плесени, на стене могли сидеть агрессивные дружки того няфы, что удрал от меня совсем недавно. К тому же могла попасться лестница, ведущая на верхний уровень. И я буду полным лопухом, если проморгаю ее.

Не успел сделать и десятка шагов, как под моей опускающейся ногой что-то шевельнулось и резко отпрыгнуло в сторону. В свою очередь я также совершил совсем не грациозный прыжок в противоположную сторону, едва устояв на ногах.

Бурый няфа! Еще один!

— Ур-р-род! — с чувством выговорил я, нанося по ожившему грибу мощный удар ногой.

От пинка няфа не помер, а лишь отлетел в канал и перед тем как кануть в грязную жижу, успел еще пропищать нечто вроде «Му-у-уи-и-илло!».

— От такого слышу! — крикнул я в ответ. — Ползаете тут, гады!

Пронесшееся по тоннелю эхо заставило меня заткнуться и прикусить язык. Нельзя тут так шуметь. Чревато это. У многих агрессивных монстров намертво прошиты программные инстинкты немедленно выдвигаться к источнику шума. И гробить этот самый источник при помощи клыков, когтей или прочего имеющегося арсенала.

Обуреваемый этими мыслями, я осторожно двигался вдоль светящейся стены, старательно вглядываясь в сумрак и вслушиваясь в звон падающих с низкого потолка капель.

Двадцать шагов, еще двадцать. К моей безумной радости, высвеченная перед глазами карта исправно пополнялась, на белом фоне сам собой вырастал длинный и прямой коридор, ведущий в неизвестность. Изображение было крайне схематичным — навык картографа у меня зачаточный. Но и этого хватало, чтобы примерно представлять, где я нахожусь и как далеко зашел.

Еще двадцать шагов — я считал. И вот здесь я резко остановился — заметил впереди смутное движение и легкий шорох. Полное впечатление, что мягко накатывается какая-то буро-черная волна. Прошел миг, и мне под ноги с шуршанием проворно набежало несколько десятков грибов. Бурые няфы.

— Что за… — удивленно буркнул я, автоматически тянясь за копьем.

Стоящий впереди собратьев гриб — выглядевший самым потрепанным и грязным среди сородичей — наклонил ко мне обросшую белесыми нитями шляпку, словно указывая на меня, и пронзительно пропищал:

— Му-и-и-илло!

— О! Ты вернулся, да? — совсем не обрадовался я. — И друзей позвал…

Молчаливые няфы словно бы ждали моих слов и, мгновенно придя в движение, ринулись ко мне, дико вереща:

— Му-и-и-илло! Му-и-и-илло! Му-и-и-илло! Му-и-и-илло!

— А-а-а-а! — отозвался я, мчась в противоположную сторону от живой волны.

Один из уродливых монстриков все уже успел вскользь зацепить меня хлещущим ударом свисающих с грибной шапки нитей, и у меня враз сняло пять хитов жизни. А обезумевших грибов было столько, что за секунду меня превратят в труп — если каждый по разу хлестанет. И здравствуй, локация возрождения. Находящаяся неизвестно где!

— Му-и-и-илло! Му-и-и-илло!

Чтоб вас!

Мокрый камень скользил под моей неказистой обувкой, но равновесие удерживать удавалось. А глаза неотрывно смотрели на карту, время от времени тревожно сползая на мигающую желтым шкалу усталости. Еще десять гигантских прыжков, и я преодолел стартовое место, откуда начал свое недавнее путешествие. Промчался еще с минуту и… настигающий меня шорох затих.

Резко затормозив, я настороженно уставился в едва подсвеченную зеленым темноту, выждал несколько секунд и с облегчением выдохнул. Преследователи отстали. Нет. Живые грибы попросту прекратили преследование. Скорей всего я пересек границу их зоны обитания, что не могло не радовать. Плюхнувшись прямо в лужу, я расслабился. Так шкала выносливости восстанавливалась в разы быстрее. Кто знает, когда мне придется вновь пускаться в бега.

Рука машинально потянулась к светящейся стене, оборвала с нее осклизлую поганку вместе с обрывками плесени и отправила питательное «лакомство» в рот. Несколько движений челюстью, и хиты жизни поползли вверх.

Легко поднявшись на ноги, я в последний раз бросил взгляд в сторону, откуда так стремительно улепетывал, и зло пробурчал:

— Не больно-то и хотелось к вам в гости идти!

Круто развернулся и зашагал в противоположном направлении. Шел практически вплотную к стене, не гнушаясь срывать с нее съедобные грибы, на ходу забрасывая их в заплечный мешок. Срывал и все остальное — похожие на отмершие черные веточки растения; светящиеся грибы со спиральной шляпкой; непонятные белесые отростки, похожие на жирные сосиски; тонкие и ярко-желтые стебельки, попадающиеся крайне редко.

Собирал вслепую. Я не видел названия у собранных растений. Вернее, не мог их прочитать.

«????»

Вот и все, что виднелось над каждым собранным образчиком местной флоры. Или фауны… шут его знает.

Как я уже знал, чтобы с уверенностью опознавать местные растения, я должен пройти обучение у травников, ну или на худой конец прочитать парочку соответствующих книг. Благодаря изученному мною огромному массиву информации, я знал, что, например, в библиотеке города многие книги самого-самого начального уровня можно изучить абсолютно бесплатно. На халяву, то есть даром. Правда, книги большей частью бесполезные и «открывающие» названия ненужных растений. К примеру, такие книги как «Дубравы», «Смешанные леса», «Полевые растения» или же «Болотная поросль». И будешь ты с уверенностью знать, что вот эта травинка не просто трава, а какая-нибудь там бореутка луговая. Никчемное растение, не годящееся ни для одного эликсира.

Поговаривали, что если изучить много-много-много книг, то может и случиться что-нибудь хорошее, но кто ж захочет проводить в затхлой библиотеке дни и недели? Только сумасшедший.

Зато я могу давать растениям собственные имена!

Что я и сделал, обозвав съедобный осклизлый грибок гордым словом «Лечилка». А что тут думать? Лечит же!

Рюкзак постепенно разбухал и тяжелел, а я все шел и шел, двигаясь рядом с широким каналом для сброса нечистот. Не забывал поглядывать по сторонам, и даже на низкий потолок, выискивая любые признаки выхода. Пока безуспешно.

Что-то мокро шлепнуло, на бортике канала показалась предельно мерзкая бородавчатая жаба. Второй уровень. Харя наглая, здоровенный рот пренебрежительно кривится.

Коротко свистнуло копье, и насаженная на острие жаба бессильно затрепыхалась. Миг — и она растаяла, оставив после себя обрывок тонкой и рваной кожи, кусочек темного мяса и один крохотный глаз. Все это я незамедлительно сгреб и запихал в рюкзак. Все, кроме мяса. Его я поднес к губам и в нерешительности замялся, вчитываясь в одну из фраз куцего описания под заголовком «мясо бурой жабы». Надпись про мясо гласила следующее: «несъедобное». Надпись-то гласит… но ведь выбора-то нет!..

Хиты жизни у меня были полными, но мне надо точно знать, что съедобно в этой местности, а что нет. Бутылей с эликсирами у меня нет, заклинаний исцеления тоже. Так что полагаться я могу только на подножный корм. Что нашел — то и съел.

Решившись, я закинул сморщенный кусочек сырого мяса в рот и несколько раз жеванул. А вдруг хорошее что случится!

Отравление!

Вы получили легкое отравление и нуждаетесь в немедленном принятии противоядия или наложении заклинания очищения!

Причина отравления: ядовитое мясо!

И-и-их, так тебя!

Хиты жизни поползли вниз, а я в стремительном темпе заметался вдоль стены, пихая в рот найденные грибы «лечилки» и самые «жирные» обрывки плесени.

Успокоился я, лишь когда состояние жизненных параметров стабилизировалось и вернулось к стопроцентной отметке.

Первый блин комом…

Утробно квакнуло, на сушу выползла еще одна представительница славного канализационного рода бурых жаб. Квакнуть второй раз я ей не дал — одним большим шагом преодолев разделяющее нас расстояние, вонзил в нее оружие. Трофеи оказались беднее — в перечне выпавшего лута не было жабьего глаза. Шкуру я подобрал, а вот кусок темного мяса оставил лежать на мокром камне, ткнув в него пальцем и разочарованно произнеся:

— Ты несъедобно!

И удивленно уставился на возникшую перед глазами виртуальную надпись:

Достижение!

Вы получили достижение «Капитан Очевидность».

Увидеть таблицу полученных достижений можно в настройках вашего персонажа.

Ваша награда за достижение: +1 мудрость.

(Данное достижение не имеет рангов и не совершенствуется.)

Памятное достижение о не менее памятном событии в вашей игровой жизни.

Кто такой Капитан Очевидность, я знал хорошо и издал протяжное змеиное шипение. Шутники, млин, недоделанные!

Зло бурча себе под нос различные гадости, я закрыл издевательское сообщение и потопал дальше, старательно обходя лужи и прочие препятствия.

Коридор так и не думал сворачивать, идеально прямой полосой вырисовываясь у меня на карте. А вот в интерьере кое-что изменилось — сверху начала лить вода, стекая по светлым жгутам прилепленной к потолку непонятной растительности. Послышался глухой рев водопада. Знакомый такой рев — именно на этом безумном аттракционе я прокатился, прежде чем бухнуться в заполненный нечистотами канал.

Прорвавшись сквозь шторы мокрых «потолочных водорослей», я мрачно уставился на мощный поток падающей воды. Зев исторгающего влагу туннеля находился в трех-четырех метрах над поверхностью подземного канала. В принципе невысоко, да и кирпичная кладка стены не выглядит идеально ровной — есть за что зацепиться при желании. Вот только преодолеть дикий напор воды и «ввинтиться» сквозь водопад обратно наверх мне не удастся при всем желании. Попросту невозможно. Либо захлебнусь, либо меня шутя сметет обратно в канал — что наиболее вероятно.

Оторвав взгляд от водопада, я оглядел подсвеченные тусклым зеленым сиянием стены. Не преминул заглянуть и в карту, подтверждающую, что мои глаза все верно разглядели. Я добрался до конечной остановки. Глухой тупик. Теперь осталось только разворачиваться и топать обратно — прямиком к владениям бурых и грибовидных няф. Там меня ждет воистину горячее приветствие.

Стоп!

А это что?

На противоположной стороне канала, в самом углу… этакое пятно правильной прямоугольной формы и словно бы вдавленное… нет! Словно бы вырезанное в кирпичной кладке! Проем! Дверь! Обросшая густым слоем светящейся плесени, практически неразличимая на общем зеленом фоне…

— Та-да-ам! — тихонько обрадовался я, начиная прикидывать, как преодолеть широкий канал с нечистотами, и при этом не нахлебаться разной отравы… и чтобы течением меня не унесло…

Подойдя вплотную к глухой стене коридора, я заглянул «под» водопад и убедился, что между толстой водной пеленой и кирпичной стеной остается достаточно места. А стена — как я уже успел убедиться — весьма неровная. Кое-где выглядывают углы небрежно положенных кирпичей, есть неглубокие щели…

Поправив мешок и убедившись, что ничего не забыл, я прижался к стене, нашел пальцами зацепки и задумчиво хмыкнул. Что ж… выглядит вполне реально. Попробуем! Если и свалюсь в воду, то мне уже не привыкать. Главное — на этот раз выгрести к противоположной стороне канала…

В воду я таки свалился — по закону подлости произошло это у самого края канала, буквально в двух шагах. Пальцы соскользнули с мокрой склизкой поверхности, и я молча плюхнулся в грязную жижу. Выбраться удалось быстро, но мою рубаху, штаны и обувку это не спасло — на «берег» я вышел голым аки сокол и, осмотрев себя скептическим взглядом, с трудом удержался от гомерического хохота, одновременно закрывая полученное сообщение о присвоении мне достижения «Скалолаз».

Серое от грязи, худощавое тело облачено в белоснежный подгузник, за плечами плохонький рюкзак и копье. Просто чудесно! С большинством местных монстров и сражаться не придется — завидев меня, сразу впадут в кому от смеха или забьются в припадке хохота.

Водичка в канале не просто грязная и отравленная, а еще и токсичная. Ткань и без того плохонькой одежды просто расползлась в клочья, не выдержав второго купания. Находящиеся в заплечном мешке вещи не пострадали — и то хлеб. На этот раз купание закончилось быстро, наученный горьким опытом, рта я не открывал, и обошлось без отравления.

Оглядевшись, я нигде не углядел одежного магазина и, философски пожав плечами, шагнул к примеченному месту. Прежде чем приняться за срывание светящихся лохм плесени, я мысленно вознес молитву богам Вальдиры и попросил, чтобы за бурной растительностью скрывалась именно дверь, а не стенная ниша или еще какая-нибудь деталь архитектурного замысла, вроде установленной в стенной впадине руки, сжатой в насмешливый кукиш, — слыхал, что и такие приколы встречаются.

Несколько мощных рывков — и с влажным треском плесень поддалась, в моих руках оказался целый кусок медленно угасающей растительности. Отбросив мусор, я радостно улыбнулся, опять не издав ни единого звука.

Плесень скрывала именно дверь.

Присмотревшись, я почувствовал, как моя бурная радость начала испаряться.

Уж больно мощной и неприступной выглядела дверка — сколоченная из плотно пригнанных деревянных досок и пущенных поперек кованых железных полос. На толстых металлических петлях висел огроменный навесной замок типа «амбарный, тяжелый и обломитесь все». Что характерно — ключа не было.

— Ну не может же быть все так плохо, — едва слышно простонал я, протягивая дрожащую руку к дужке замка. — Сезам, не будь козлом, откройся! Ну что тебе стоит, а?

Хоть я и вор, но замки вскрывать не умею. Нет ни соответствующих умений, ни набора отмычек.

Не понадобилось ни то ни другое — едва мои пальцы коснулись дужки замка, она… попросту исчезла, рассыпавшись горстью бурой ржавчины. Остальная часть замка рухнула вниз и, не долетев до пола, превратилась в небольшое темное облачко, мягко осевшее на камни.

— О как, — изумленно прошептал я.

На этом представление не кончилось — что-то протяжно заскрипело, натужно застонало, дверь вздрогнула, с перекосившихся досок одна за другой отлетели немедленно рассыпавшиеся в труху железные полосы, и кажущееся столь неприступным сооружение рухнуло на порог, превратившись в груду обломков.

Препятствие исчезло. Проход был открыт.

— Вот это да… — опять не сдержался я, ошарашенно пялясь в темный дверной проем. — Сезам, если что — я просто шутил. Ты не козел, однозначно!

И тут же мысленно выругался — буквально несколько минут назад, когда цеплялся за скользкую стену, я дал себе зарок сохранять тишину. Ни к чему привлекать к себе лишнее внимание. Но забылся и опять начал шуметь. Что взять с городского да избалованного… Ну да ладно, вернемся к нашим баранам.

Черт… когда же в последний раз эту дверку открывали? Сколько десятилетий назад? Или во влажном воздухе канализации все сгнивает в несколько раз быстрее?

На моей карте отобразилась дверь и часть узкого коридора за ней. У карты зрение было получше, чем у меня. Лично я видел только темноту. Никакой светящейся плесени там не было и в помине. Темно, хоть глаз выколи!

Шагнув внутрь еще неизведанного коридора, я замер на месте и несколько минут напряженно думал, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации.

Идти вслепую? Осторожно двигаться вперед, придерживаясь за стены? А если там яма в полу? Ухну туда, и кранты котенку…

Навык картографа на зачаточном уровне, карта показывает только стены, изображение крайне схематичное — в общем, доверия к предлагаемой скудной информации абсолютно никакого.

Зрение на нуле — не вижу пальцев на вытянутой вперед руке. Да уж… Ночью в Вальдире никогда не бывает кромешной темноты — но это снаружи, под светом луны или звезд. А здесь, в мрачном подземелье, темнота еще как бывает.

Постояв столбом, я крайне задумчиво почесал затылок и отшагнул назад, на границу тьмы и света — как бы пафосно это ни звучало.

Опустившись на колени, «запустил» ладони в груду обломков, оставшихся от рассыпавшейся двери, и с надеждой обреченного принялся их тщательно рассматривать.

Несколько целых и довольно толстых дубовых досок с пометкой «влажное» и «трухлявое». Великолепно… что еще?

Древесный мусор — три-четыре горсти мелких деревянных обломков и длинных щепок, с теми же пометками, что и сохранившиеся доски. Хотя на паре щепок были другие метки: «заостренные» и «сухие». Можно кому-нибудь в глаз их воткнуть…

Два очень небольших железных огрызка, самый крупный чуть длиннее моего указательного пальца. Подсвеченные системой метки также вдохновляют — «ржавое», «бесполезное» и «только на перековку».

Четыре позеленелых медных гвоздя. Что, на всю дверь только четыре гвоздя пустили? Фига себе экономия! Или остальные были железными и тоже проржавели?

Оставшийся на земле мусор замерцал и бесследно исчез. Там была лишь ржавчина, ошметки плесени и труха.

Всю найденную «добычу» я бережно перегрузил в мешок, хотя и не представлял, как могу ее использовать. Учитывая мою невообразимую нищету, я не откажусь ни от чего. К тому же это не «реал» и двухметровые дубовые доски великолепно уместились у меня в рюкзаке.

Усевшись на невысокий порог, я подпер щеку кулаком и задумался пуще прежнего.

Ну не хотелось мне бродить в потемках! Чревато это…

А как добыть свет? Никак… если только не шарахнуться головой о каменную стену, чтобы выбить из своего дурного лба хоть немного искр… а потом лечь на землю и блаженно наблюдать за ними, дожидаясь, пока пройдет эффект оглушения.

Выбить искры… а куда их выбить? В воздух?

Стоп! В моем потолстевшем рюкзаке появилось немного Дерева…

А что делает дерево? Оно быстро растет, неплохо плавает и хорошо горит…

В лихорадочном темпе перерыв рюкзак, я быстро нашел две самые многообещающие щепки — без ужасной метки «влажное». К ним присоединился один из железных обломков, который я зажал в руке и тут же ударил им о стену. Звук вышел звонким, кратким эхом отозвавшись по всем подземным окрестностям. Лишь бы чертовы «няфы» не услышали.

Звук был. Искр не было. Не отчаиваясь преждевременно, я достал копье и его наконечником долбанул по куску железа. Звук вышел еще более музыкальным, у копья на одну единицу убавилась прочность, а в воздухе мелькнуло с десяток слепящих белых искр.