logo Книжные новинки и не только

«Темнодружье» Дем Михайлов читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Дем Михайлов Темнодружье читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дем Михайлов

Темнодружье

Глава первая

Правильное начало дня — девиз авантюриста…

Мама Лена читала.

Делала она это так же, как и любое дело за которое бралась — основательно и правильно. Подобрав ноги, набросив на плечи платок, сидя на небольшом пуфике у лестницы ведущей на первый этаж, она читала. Все бы ничего, как и все в нашей семье я воспитан с любовью к чтению и мог только одобрить ее занятие.

Закавыка в том, что она читала мою тетрадь, то и дело ее закрывая и задумчиво разглядывая ту или иную фотографию из довольно толстой пачки — игровые скриншоты памятных и загадочных событий моей цифровой жизни. Мама Лена читала мои путевые заметки, что незаметно для меня самого стали складываться в довольно несвязный, рваный, но все же приключенческий роман повествующей о непростой судьбе одного дворянина сброшенного недругами в глубочайший колодец, чудом выжившего и обнаружившего, что дно проглотившей его пропасти является частью древних и страшных катакомб… И, конечно же, я не стал ничего выдумывать — я просто слегка приукрасил собственную жизнь в подземельях Альгоры и вуаля — на свет появился отважный дворянин Шмыгоус Де Труа, виртуозно владеющий шпагой и кинжалами, смело заглядывающий в темные неизведанные коридоры и лелеющий пламя своей тлеющей мести. За два дня моих писательских упражнений я исписал немало страниц довольно мелким, но разборчивым почерком. Еще и картинки кое-где повклеивал для большей наглядности, сопровождая ими наиболее яркие моменты. Одним словом — я оставил на столе довольно пухлую тетрадь и кипу фотографий. И все это добро попало в руки мамы Лены, кою я ни в коем случае не мог упрекнуть за наглость и попирательство святой личной переписки — семья у нас любопытная. И поэтому существует правило, по которому все личное и не предназначенное для других глаз хранится в ящике письменного стола, а такой образчик мебели имеется у каждого из нас. Даже у моей настоящей мамы — хотя она за него никогда не садилась.

Раз я оставил тетрадь на столе — это как приглашение взять и прочесть. И приглашением незамедлительно воспользовались. Или я сам хотел, чтобы кто-нибудь прочел и оценил мою первую пробу пера? Трудно сказать с уверенностью. Сейчас же я нервно сглотнул и осторожно поинтересовался:

— Интересно? Хоть немного?

— Интересно — кивнула домоправильница — Хоть немного.

— Хм… — погрустнел я.

— Неплохо! — припечатала мама Лена, на мгновение оторвавшись от чтения — Но ты мешаешь. Давай вперед и вниз — подвал, тренировка, душ, ужин. А я пока дочитаю.

— Вас понял, мэм! — отрапортовал я, радуясь, что великая хозяйка наших с Кирой судеб сегодня пребывает в достаточно благодушном настроении и вроде бы пока не собирается резать сетевые провода и крушить игровые коконы — Сеструха как?

— Не «сеструха», а сестра, Михаил. Следи за словами срывающимися с твоего языка и выходящими из-под пера. Будь так добр.

— Да нормальное слово…

— Кира звонила. Она снова ночует не дома. Но клятвенно обещала появиться в ближайшее время. Голос вроде бодрый, но что-то мне не нравится… ой не нравится… хорошо хоть ты домоседом стал! Сегодня я приготовила холодец. Но на ночь его не стоит…

— Еще как стоит! Ух! Спасибо!

— Михаил… тяжелая же еда… лучше сделаю тебе молочный омлет и зеленый салатик.

— Не-не! Холодец! Большую порцию! Я утек!

И я «утек», чуть ли не смерчем слившись по лестнице на два пролета и оказавшись в подвале. Я немного нервничал — еще ведь неизвестно что скажет мама Лена после прочтения моего литературного творения, если его вообще можно так назвать… Ну, во всяком случае это не плагиат, тут уж я уверен — приключения то мои собственные, я их пережил… И только сейчас я понял, что начало романа свидетельствуют в пользу моего развития как личности, доказывая домоправительнице что я не превратился в студенисто-одышливого трутня. Я извлекаю пользу даже из игры! Такой вот я крутой парень!..


Когда вернулся в комнату, усталый до жути, с блаженно ноющими мышцами, на столе лежали тетрадь и фотографии. Сверху аккуратный клочок бумаги с вердиктом: «Продолжай. Жду».

— Ух! — радостно пошевелил я пальцами, походя на спятившего пианиста — Первые овации сорваны! Читатели рукоплещут стоя! Спасибо! Спасибо! Я польщен! — шутливо раскланивался я предметам мебели.

Постели я поклонился особенно низко, а затем рухнул на нее и вырубился. Все произошло так быстро, что я не успел заметить, как уснул. А вот не заметить пробуждение было куда труднее. Разум проснулся, а тело пробуждаться не хотело. Веки не поднимались, натруженные вчера мышцы ныли от тупой неприятной боли. Только два моих органа — не считая мозг — голосовали не против пробуждения, а «за». Это мочевой пузырь и желудок. Первый яростно кричал о своем переполнении и необходимости срочно навестить туалет, либо он за себя не ручается. Второй же наоборот, утверждал, что совершенно пуст и нуждается в срочном заполнении хотя бы частично, хотя бы на четверть, но лучше бы наполовину.

Но меня подняло не тело. Нет. Меня поднял разум. Со скрипом, хрустом и стонами я восстал из кровати, только сейчас заметив, что на постели чистое белье. Мама Лена постаралась.

Встав, я приступил к зарядке. Не с радостью. Не с улыбкой на устах, впрочем, мученическую гимнастику исказившую мое лицо с большой натяжкой можно было принять за улыбку. Я разминался не меньше получаса, хорошенько растянув мышцы и проработав суставы. Вот это крепотура… обычная тренировка выбила из меня дух.

Подняв трубку домашнего телефона, я дождался несколько удивленного ответа — мама Лена уже привыкла, что я сразу после пробуждения забираюсь в игровой кокон и снова «засыпаю» на большую часть дня.

— Утро доброе.

— И тебе, сокол ясный.

— Мне бы перловочки на завтрак — с надеждой вздохнул я.

— Вот это да! Неужто разум к тебе вернулся?

— Ненадолго — признался я.

— Перловка. Хорошее начало дня. Скоро будет. И что, даже в ящик забираться не станешь пока не позавтракаешь?

— Не стану — пообещал я — Гимнастику сделал, на очереди душ, затем полчасика за письменным столом посижу, следом здоровый завтрак и только потом умчусь в Вальдиру. Дел там много…

— Окончание списка не очень. В остальном — браво, Михаил! Неужели в отличии от сестры в тебе побольше здравого смысла…

— Еще бы! У меня он точно есть! — обрадовался я похвале — Я в душ.

— Я позвоню, когда завтрак будет готов…

Следующий час прошел в основном за работой. Рука строчила сама, работа мозга была направлена не на придумывание, а на вспоминание, в чем немало помогали сделанные мною скриншоты и распечатки со списками предметов из инвентаря. Я буквально выбрасывал на бумагу свою игровую биографию вора и катакомбного блуждателя. Только сейчас понял, что в начале будущего романа я честно написал о своем желании стать личностью криминальной, а также о том, что меня поймали на воровстве и приговорили к общественным работам. И мама Лена это прочла… пока она не спросила сколько здесь правды, но, думаю, она все и сама поняла.

Остановился не потому что выдохся — руку заломило нещадно. Правое запястье и часть ладони ломило и сводило. Налицо отсутствие привычки к рукописному труду. Я с детства за компьютером, как и все мои сверстники. Рукописные навыки нам преподавали мельком, этому было посвящено сначала всего два часа в неделю, а в старших классах и вовсе ни одного. К чему писать на бумаге? Реликтовое умение, практически не могущее пригодиться в реальной жизни.

Еще на лестнице ноздри уловили запах вкуснейшей перловой каши. Правильно приготовленной и с кусочком сливочного масла. С детства ее обожаю — при условии, что готовит мама Лена. Отец однажды попытался, но я не одолел и пару ложек.

Полностью съев завтрак, принеся благодарность и комплименты повару, я вернулся наверх, проверил все ли в комнате в порядке и только затем забрался в игровой кокон. Одевая на голову шлем, я чуть ехидно улыбнулся, смеясь сам над собой. Только что я был в уютной чистой комнате переполненной домашним теплом, спокойствием и безопасностью. А сейчас окажусь далеко не в столь милом и мирном месте…

Старт…

Вальдира… я снова твой гость…

Пронзительно-синий водоворот бережно подхватывает меня и уносит с собой.

...

Вход.

Помойных капель перезвон. Как мил душе моей ваш звук.

Бурчанье сточного канала. И этот шум по сердцу мне.

Писк крыс и страшный рев в далеких коридорах. И это мне по нраву.

Я снова здесь. В глубоких мрачных подземельях под славным городом Альгорой.

— Как ты, дружище? — поинтересовался я здоровьем своего верного друга и защитника Ползуна.

— Ур! — как всегда оптимистично отозвался тот, колышась на моем плече подобно студенистой медузе.

— Подкрепись — я протянул кусок сырого мяса. Питомец вытянул ложноножки, с жадной готовностью принял дар, буркнул что-то неразборчивое и занялся перекусоном.

Я запалил факел, в его свете оглядел приютивший нас коридор и прикрытую покрывалом из мха и плесени дыру. Новосозданный выход из Мерзкого Багрянца, обиталище Мярра Помойного, моего темного приспешника. Что-то мелькнуло в дрожащем свете. Я приподнял факел чуть выше и удивленно присвистнул — мимо меня маршировал целый полк бурых няф, в стороне бежала стайка крыс, по стенам коридора медленно ползли улитки, по потолку бесшумно бежали пауки. Обитатели катакомб начали обживать Багрянец. Теперь локация уже не будет пустой. Оценив уровни заползшего внутрь зверья, я облегченно констатировал, что оно не сможет причинить вреда мускусной крысе с капканом в пасти. Мярр легко с ними разберется и может даже подкачается. В любом случае, если ему придется совсем туго, он сможет послать мне панический зов, и я тут же прибуду на помощь. Но искренне надеюсь, что он все же сможет самостоятельно отмахаться от крыс и не дать няфам озлиться и слиться в Бармаглота. Я-то уж помню, сколько проблем может доставить это единение пузатой мелочи…