Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Поздравляем!

Ваша награда за достижение: нарочито грубо и небрежно вырезанная деревянная статуэтка усталого путешественника, из-под ладони смо-трящего вдаль.

Класс предмета: Редкий.

Статус предмета: Коллекционный предмет.


ВНИМАНИЕ!

Покровитель местных земель НЕ уничтожен!

Будьте настороже!


ВНИМАНИЕ!

Флора/Фауна — К. А. П. С.


— Вот черт! Вот черт! — отплевываясь, выражал я свои эмоции, не спеша приближаясь к кромке берега, при этом не шевеля ни единым членом тела. Тиран работал за меня, мощно гребя к суше и таща меня за собой. Кира держалась за шею своего броненосца, в воде похожего на крайне уродливую черепаху. — Кир, прочитала? Местный папа жив.

— Или мама… — кивнула закованная в сплошные доспехи паладинша, глядя на меня сквозь Т‑образную прорезь в темно-синем шлеме барбюте. Следом за девушкой по воде волочился промокший синий же плащ без опознавательных знаков. — Мы первые. Не дай боги, наткнемся на покровителя. С нашими-то силами… но если все же наткнемся и завалим…

— Угу, — булькнул я в ответ. Волк достиг отвесного берега, больше смахивающего на бортик глубокого бассейна, и одним рывком выбрался на твердь. Куда медленнее я последовал за ним.

Покровитель…

Во всех землях Вальдиры есть Покровители. Вернее сказать, были когда-то. Абсолютно уникальные монстры, могущие быть любой разновидности, размера и с прочими характеристиками. Живут лишь однажды, для них нет респауна, нет воскрешения.

Раньше на Покровителя можно было нарваться сразу за воротами стартового города, что не всегда сулило смерть. К примеру, на Кроличьем Холмогорье, где обитает множество белых и серых кролей, живущих в глубоких норах среди кустарниковых зарослей, некогда жил и благоденствовал абсолютно черный кролик, чей уровень был втрое больше, чем уровни других. Так себе «папа». Впечатляет, но вполне преодолимо. Но убить такого весьма дорого стоит — и по возможным трофеям, и по достижению, и по шансу получить не просто трофеи, а реально что-то уникальное, хотя и необязательно полезное.

Подобная честь — частые или единичные сражения с Покровителями — досталась самым первым игрокам. Тем, кто, выходя из мирного города, сразу же попадал в ранее неизведанные земли. В наше время, в наше игровое поколение это практически несбыточная мечта. Так же как и в реальном мире, где больше не осталось ни одного не исследованного кем-то уголка дикой природы. Первые игроки были первопроходцами, а мы всего лишь туристы.

Но сейчас все поменялось. Меня настигла участь первопроходца, причем безо всякого моего желания. Потому что Покровителей хоть и называют «папами» или «мамами», вот только родительскими чувствами они не страдают, к тому же зачастую могут призывать себе на подмогу остальных обитателей земель. И здесь, в легендарном Запределье, я глубоко сомневаюсь, что в качестве Покровителя сюда «назначен» уже упомянутый черный кролик. Здесь кто-нибудь другой, и лучше бы нам надеяться на удачу, дабы не сойтись с ним на узкой дорожке. Лучше бы нам разминуться. И хоть бы он был миролюбив, что также не редкость. Какой-нибудь особый бизон или вечно спящий на лиане ленивец…

— И логово есть, — тихонько произнесла выбравшаяся Кирея.

— И логово есть, — со вздохом согласился я.

У Покровителей обязательно есть логово. Нора, гнездо, расщелина, заросли или что-нибудь еще. И там обязательно есть пусть маленькая, но кучка весьма неплохих трофеев. В том числе и экипировка — особенно если Покровитель хищник того или иного рода. У травоядных зверей, впрочем, иногда также попадаются великолепные раритеты. Но это лишь слухи, услышанные в барах и тавернах, прочитанные в книгах или на форумах. Я лично впервые стал первопроходцем…

— Но мы искать его не будем? — решила все же уточнить Беда.

— Не будем! — кивнул я. — Но другие обязательно будут. И логово, и самого его владельца. В надежде на нехилый и, может быть, даже уникальный профит. А что там с нашими боевыми товарищами? Не превратились ли они в небоевые лепешки после падения? И что с улетом?

— Не дождетесь! — знакомый рык полуорка Бома порадовал мне душу. Ишак жив. Вон он стоит, отфыркиваясь и стряхивая с плеч водорослевые плети. — А что еще за улет?

— Куда улетим, если помрем, — пояснил я, впервые хорошенько озираясь по сторонам. — Я пока вниз летел, ни одной локации возрождения не заметил. И если ее здесь нет, получается, что мы дружно играем в игру на вылет. И все сразу станет куда печальнее. Э‑э‑эй! Крей! Кэлен! Док! Орбит! Вы жи-и‑ивы?!

— Локи возрождения нет! — уведомил меня мимоходом протопавший мимо незнакомый гном из клана Неспящих. — Один из наших магов шлепнулся на злобно выпуклый камушек. Шлепнулся здесь, а синяки рассматривает уже там, на «большой земле», голышом сидя на другом камешке. Хреновое дело…

— Спасибо! — поблагодарил я. — Плохо… очень плохо…

— И не говори! — произнес с чувством знакомый женский голос за моим плечом.

Обернувшись, я оторопел — сначала увидел просто дрожащее марево воздуха, резко почерневшее и превратившееся в стройную фигурку, обтянутую черной кожей. Баронесса. Кажется… нет ни игрового ника, ни какой-либо еще информации над головой. На лице черная полумаска закрывающая нижнюю часть лица по самую переносицу, изображающая нечто вроде страшно зубастой оскаленной пасти. Зрачки расширившихся глаз почернели… а вокруг ее фигуры продолжал дрожать воздух, будто от нее исходил жар, хотя я ничего подобного на своей шкуре не ощутил.

Легко проскользнув мимо меня, Баронесса направилась на шум возбужденных голосов.

— Кир, — шепотом позвал я. — Это ведь Баронесса, да?

— Ага.

— И что это за класс персонажа такой, если не секрет?

— А ты не в курсе? — удивилась моя бедовая девушка, ласково погладив своего пета по бронированной голове. — Это ж очередная легенда Вальдиры, конечно, если слухи правдивы. Черная Баронесса прошла обучение у клана Мертвых Песков. Так все думают, но никто точно не знает. Но подобные классы воинов есть только у них. Смешанный класс воина и боевого мага.

— И эта маска… она как ниндзя, блин…

— А она и есть ниндзя, — абсолютно серьезно кивнула Кира. — Хотя официально подобного класса и нет. Говорю же — одни слухи. Якобы она сумела как-то втереться в доверие к клану Мертвых Песков и прошла полное обучение. То есть не просто выучила умения в гильдии, заплатив денежку и прижав палец к страничке фолианта. Она прошла обучение по-настоящему, причем на это потребовалось не одна-две недели, а куда как больше времени. Кто-то говорит, что она чуть ли не реальный год в песках проторчала, обучаясь секретным техникам, но в это я уже не поверю. Потратить целый год в игре на ежедневную муштру в затерянных в знойных песках казармах? Чушь! Никто на это не пойдет. Полный бред. Хотя кто-то поверил и даже попытался повторить ее путь, потерпев полное поражение.

— Ну… — задумчиво ответил я. — Семейка упертая, своеобразная… интере-е‑есно, короче говоря. Клан Мертвых Песков… где-то я это уже слышал.

— Ты лучше о КАПСЕ думай!

— Что о нем думать, если я никогда с ним не сталкивался?

— А я пару раз налетела… нам стоит держаться поближе к большим дядям и тетям. Иначе нам сразу крышка.

КАПС, или же, вернее, К. А. П. С., расшифровывался как Крайняя Агрессия Первой Степени.

Но я про это знал крайне мало. Ибо не соврал и на самом деле никогда не сталкивался с этой гадостью. Помню, что всего степеней три штуки. Первая — самая высшая. А тут и вовсе запредельная получается, раз не только монстры, но и растения крайне агрессивны. Игроки радостно переиначили сокращение на исконное русское «капец», что как нельзя лучше соответствовало точной оценке подобных реалий.

Мы на полностью враждебных нам землях. То же самое что нырнуть в бассейн с концентрированной серной кислотой и попытаться доплыть до противоположного бортика.

И пока спокойно дышим только потому, что находимся на своеобразном старте, где возможно подготовиться к будущим неизвестным и непременным ужасным невзгодам.

— Э‑э‑эй! — повторил я свой вопль, крутя головой по сторонам. Пока что я увидел только Киру и Бома. Остальные товарищи молчали, что начинало меня тревожить. Не расшиблись ли камрады?

Мы находились на плоской, как стол, местности, похожей на гигантскую шахматную доску. В подобных условиях видимость хороша, нет помех, но пока что я видел только безликую массу игроков и животных. С раздраженным ревом, ворчанием и скулением из воды выбирались удачно «приводнившиеся» животные. Четыре игрока-воина с натугой тянули толстенную веревку, привязанную к белому носорогу, пытаясь перетащить его тушу через отвесную кромку природного квадратного бассейна. Сантиметр за сантиметром дело двигалось.

Тяжело шагали два мамонта метрах в пятнадцати от меня. С шерстистых боков стекали обильные потоки воды, свисали водоросли. Вокруг них суетились игроки обоих кланов, сразу четыре целителя вытянули к серьезно пострадавшим зверям руки, исцеляя их своей магией.

Трубный крик послышался сзади, и, обернувшись, я с облегчением увидел еще одного мамонта — Колыван собственной персоной со стоящим у него на голове широко улыбающимся лысым эльфом. Не знаю, как они умудрились приземлиться, но, судя по мокрой шерсти и водорослям, они удачно угодили на клетку «жизни», причем Колыван, судя по всему, не особо нуждался в исцелении, вполне бодро перемещая свою тяжеленную тушу. Пилот Орбит таки спас свой «самолет», сумев благополучно приземлиться.