logo Книжные новинки и не только

«Хроники Темного Клинка. Том второй» Дэн Абнетт, Майк Ли читать онлайн - страница 4

Широко улыбаясь, мужчина из Клар Каронда потянулся за вином.

— После возвращения в город стольких верующих улицы, должно быть, действительно оживлены, — сказал он. — Для нас приготовлено местечко в доме Сетры Вейла. Где остановишься ты?

— У своего кузена, — ответил Малус. — Он свечник, держит лавочку неподалеку от храмовой крепости.

Мужчина из Клар Каронда застыл с рукой, протянутой к бутылке. Его улыбка померкла. Внезапно Малус заметил, что все остальные смолкли.

Храмовница поднялась на ноги с изогнутым кинжалом в руке.

— Схватить еретика, — прошипела она.

ГЛАВА ВТОРАЯ

МЕДНЫЕ ГЛАЗА

Малус сглотнул проклятие. «Вот тебе и смешался со стадом», — с горечью подумал он. Быстро соображая, он схватил сумку с подношениями и вскочил на ноги.

— Мое дело, где я предпочитаю останавливаться в городе, — резко ответил он, впиваясь в храмовницу стальным взглядом. — То, что я острожен, не делает меня врагом. Очевидно, вы, так же как и я, обеспокоены чужаками в наших рядах, иначе не было бы всех этих вопросов.

Малус увидел, как двое из Хаг Граэфа, наполовину обнажив оружие, заколебались. Они смотрели на храмовницу, ожидая указаний.

Та молчала, стиснув зубы и борясь с жаждой крови. Наконец она открыла рот, собираясь что-то сказать, но не успела, поскольку ее спутница взвизгнула, словно ошпаренная рабыня, и бросилась на Малуса.

Зазубренный кинжал женщины просвистел в воздухе, когда она попыталась полоснуть его по горлу. Он блокировал удар грязным мешком с подношениями, и острое лезвие рассекло влажную ткань, словно мокрую бумагу. Иссохшие, гниющие части тел разлетелись по всей стоянке, некоторые с шипением и искрами приземлились в костер. Малус отставил ногу назад и хлопнул пустым мешком перед глазами противницы, заставив ее остановиться. Затем перехватил бутылку за горлышко и ударил женщину по голове. Она упала с яростным воплем, ее товарищи подхватили крик и бросились по сырой земле к друкаю, держа оружие перед собой.

Малус отшатнулся, яростно ругаясь и выхватывая из ножен широкий меч. Фанатики накинулись на него с обеих сторон, яростно размахивая мечами и ножами. Высокородный отразил удар ножа наполовину вытянутым клинком, а затем резко крутанулся влево, уклоняясь от удара мечом, который высек искры из его почерневшей кольчуги. Друкай с ревом высвободил оружие и яростно отбросил приверженцев веры на шаг назад, метя острием по глазам, но не прошло и секунды, как они снова атаковали, окружив Малуса сетью сверкающей стали.

Недостаток боевых навыков верующие восполняли абсолютным бесстрашием: очевидно, они не боялись потерять свои жизни в попытке остановить Малуса. Они продолжали свое безжалостное наступление, заставляя его держаться в стороне от сверкающих лезвий ножей и мечей. Малус готов был поспорить, что верующие оценивали его реакции, и их атаки начали входить в смертельный ритм. Двое мужчин из Хаг Граэфа зажимали его справа, тогда как храмовница и мужчина из Клар Каронда огибали слева. Один из выходцев из Хаг Граэфа дотянулся широким замахом до шеи Малуса. Когда он быстрым движением отвел клинок в сторону, то мелькнул и вонзился в бок кинжал храмовницы. Звякнули кольца кольчуги, острие кинжала прочертило борозду по коже кхейтана, но доспех остановил основную силу удара. Зарычав, Малус направил свирепую атаку в шею девушки, но та проворно отскочила от высокородного. Как только она сделала это, второй путник из Хаг Граэфа шагнул вперед и вонзил кинжал в правое бедро друкая.

Удар был нанесен на излете и оказался слишком слаб, острие клинка вошло в ногу Малуса лишь на пару дюймов, но огненный взрыв боли заставил высокородного запнуться.

Мужчина из Хаг Граэфа продемонстрировал соратникам окровавленный клинок и радостно захихикал, обнажая криво подпиленные зубы.

Малус встретился с безумным взглядом противника и яростно взревел, замахнувшись мечом на руку, державшую кинжал. Мужчина отскочил назад, как это сделала храмовница ранее, но движение оказалось напрасным, потому как атака высокородного была лишь уловкой. В последний момент остановив удар, Малус крутанулся как раз в тот момент, когда слева на него бросился паломник из Клар Каронда. Мужчина полностью распрямился, коля кинжалом, и тяжелый меч Малуса вонзился в его голову. Друкай пошатнулся под ударом, задыхающийся, захлебывающийся кровью хрип прозвучал сквозь его рассеченные челюсти. Затем он выпустил нож и схватился за меч Малуса обеими руками, сжав мертвой хваткой.

Верующий свалился, кровь хлынула из изуродованного лица и рук. И, падая, он потащил Малуса за собой. Не раздумывая, тот ударил его ногой в лицо и двумя руками потянул за рукоять меча, но был недостаточно быстр, чтобы вытащить оружие вовремя. Пришелец из Хаг Граэфа обхватил его за талию и сбил с ног.

Малус с ревом рухнул на землю, почувствовав, как клинок вывернулся из его рук. Кинжал верующего на мгновение оказался зажат под высокородным. Малус бил и царапал голову друкаю, но паломник прижал подбородок к груди и зажмурился, защищаясь от ранящих пальцев.

Высокородный сменил тактику, попытавшись нащупать кинжал, но храмовница и остальные верующие бросились на него с оружием наготове.

— Держите его за руки, — приказала храмовница. Она провела розовым языком по сверкающим белым зубам. — Я хочу, чтобы он смотрел, как я пью из его живого сердца.

Малус брыкался и рвался прочь, но мужчины из Хаг Граэфа схватили его за запястья и подняли руки над головой. Храмовница опустилась на колени и одной рукой приподняла его кольчугу, пока не обнажилась кожа кхейтана. Ее подпиленные треугольником зубы быстро справились с жесткой кожей, она приставила острие ножа к ребрам Малуса и одарила высокородного похотливой улыбкой.

— Слуга ложного Меченосца, — прошипела жрица, — ты был глупцом, считая, что можешь встретиться с нами один на один. Ты доверился лжепророку и теперь поплатишься за это.

Малус попытался в последний раз вырваться, вызвав череду проклятий у фанатиков, но их хватка была железной. Наконец он успокоился и покачал головой.

— Один на один? Я так не думаю, — холодно сказал Малус. — Позволь мне продемонстрировать тебе, где я храню свою веру, храмовая шлюха. — Высокородный набрал полную грудь воздуха и взревел: — Злюка!

Раздалось пронзительное шипение, словно вода полилась на раскаленную наковальню, и из глубокой тени под деревьями вынырнула огромная темная фигура. Науглир был некрупным для своего вида, не более двадцати четырех футов от тупоносой морды до заостренного хвоста, но в его распахнутой пасти торчали клыки длиной с кинжал каждый, а когтистые передние лапы не уступали шириной мужской груди. Он двигался вперед на двух мощных задних лапах, сотрясая поступью землю. Натянутые как канаты мускулы плавно перекатились под зеленой шкурой, когда холодный прыгнул, словно лев, на ошалевших фанатиков. Женщина из Клар Каронда поднималась на ноги, по щеке стекала кровь, когда он достал ее. Крик оборвался глухим, влажным хрустом, когда челюсти Злюки сомкнулись на ее теле, перекусив его пополам. Боевой зверь не замедлил шага, оглушительно взревев и резким движением головы подбросив нижнюю половину тела высоко в воздух.

Храмовница ответила на охотничий рев Злюки собственным воем, но это было все равно, что боевой клич в лицо шторма. Она вскочила на ноги с кинжалом на изготовку, но паломник из Хаг Граэфа испустил вопль ужаса и помчался, спасая собственную жизнь.

Злюка настиг их в мгновение ока, когтистые лапы просвистели по обе стороны Малуса, сокрушая державших его фанатиков. Куски плоти и ядовитая слизь капали с челюстей холодного, когда он сомкнул их на мужчине, что все еще держал его хозяина за руку. Высокородный ругался и орал точно так же, как и его враг, перекатившись на бок и изо всех сил потянув на себя взятую в плен руку. В пылу схватки, не заметив разницы, холодный с такой же легкостью мог откусить и руку Малуса.

Друкай из Хаг Граэфа не отпускал Малуса, осыпая проклятиями и зверя, и храмовницу. Злюка бросился на него, щелкая челюстями, но паломник в последний момент пригнулся, едва не потеряв голову.

Все еще крича от ярости, храмовая дева попыталась вонзить нож в шею холодному, но не рассчитала толщины шкуры науглира. Зазубренное лезвие вонзилось в темно-зеленую чешую всего на пару дюймов и тут же застряло. Злюка зарычал и обернулся к девушке, но та предвидела его движение и отпрыгнула назад, подальше от челюстей боевого зверя. По крайней мере, она на это надеялась.

Как только она прыгнула, Малус поймал ее лодыжку свободной рукой, остановив полет. Девушка запнулась, но Злюка подхватил ее прежде, чем она упала на землю. Ее яростный крик превратился в нарастающий крик боли, когда науглир встряхнул свою добычу, словно терьер крысу, а затем швырнул в мужчину, все еще державшего руку Малуса. Оба паломника покатились по земле. Удар чуть не вывернул руку высокородного из сустава прежде, чем друкай ослабил хватку.

Злюка прыгнул вслед за ошеломленной добычей, разинув окровавленные челюсти, а Малус высвободил свой кинжал, в то время как противник, державший его за ноги, увидел возможность бежать и попытался улизнуть. Фанатик вскочил, глаза его горели ненавистью, и высокородный метнул кинжал левой рукой, вонзив его в горло мужчины. Когда Малус, пошатываясь, поднялся, единственными звуками на поляне были потрескивание костра и хруст костей. Злюка стоял над останками храмовой девы и паломника из Хаг Граэфа, быстрыми, щелкающими укусами пожирая одежду, плоть и кости. Пока тот ел, друкай держался от холодного подальше, ища того, кто бежал по Дороге Рабовладельцев. Спустя мгновение он заметил бледное лицо в нескольких сотнях ярдов к северо-востоку. Малус не видел никаких деталей, но вполне мог представить себе, как мужчина бежит изо всех сил, каждые несколько ярдов бросая через плечо испуганные взгляды, боясь, что ужасный науглир пустится в погоню.