logo Книжные новинки и не только

«Хроники Темного Клинка. Том второй» Дэн Абнетт, Майк Ли читать онлайн - страница 7

Когда Малус услышал звон стали и крики раненых, не колеблясь, повернул в ту сторону — отвратительное пиршество птиц затмило его прежние страхи.

Он двинулся по длинной прямой дороге, уверенный, что сражение уже близко. Через несколько мгновений Малус добрался до крутого поворота и понял внезапно, что направляется с холма вниз. Зарычав, он натянул поводья, развернув Злюку в тесном пространстве, чтобы вернуться по собственным следам, и поехал по другой дороге, которая, казалось, шла по склону холма в направлении битвы.

Улица заканчивалась тупиком, заваленным старыми костями и голыми белыми черепами. Один пожилой друкай стоял у перил нависающего над улицей балкона, свирепо глядя на Малуса сверху вниз. Холодный опрокинул груды костей и стал с хрустом давить их ногами, раздраженно щелкая челюстями в поднятой в воздух пелене мелкой пыли. Зарычав, высокородный пустил науглира легким галопом, желая поскорее убраться из-под безмолвного взгляда старика.

Он едва не проскочил мимо узкого переулка, когда несся по улице. Краем глаза Малус заметил поворот и резко натянул поводья, заставив боевого зверя сердито зарычать и заскрести когтями по булыжнику. Переулок, казалось, вел туда, где шла драка, и был достаточно широк, чтобы холодный мог протиснуться по нему. Стены сдвигались так узко, что Малусу пришлось подтянуть ноги, закинув ступни на седло, пока науглир продвигался дальше по тесному проходу.

Переулок вывел на другую улицу, которая, казалось, под углом поднималась на холм. Малус натянул поводья, вполголоса проклиная треклятый лабиринт. Затем он услышал звук рассекающей плоть стали, который нельзя было перепутать ни с чем, и крик впереди.

— Теперь помедленнее, Злюка, — тихо сказал друкай, слегка придерживая холодного.

Они свернули на поперечную улицу и прошли всего несколько десятков ярдов до первого поворота. Как и следовало ожидать, через десять ярдов дорога уперлась в тупик. Именно там убийцы загнали в угол свою добычу.

Пятеро мужчин жались к отвесной стене в конце переулка. Лишь один из них все еще стоял — и истекал кровью от множества глубоких ран. Напротив него выстроились шесть друкаев, местных, как догадался Малус, судя по тому, как были похожи их темные одежды. Их бледные лица испещряли узоры из засохшей крови — пятипалым символом Кроваворукого Бога. Нападавшие размахивали топорами, дубинками и ножами. Их будущая жертва была одета в кхейтан высокородного и стальной нагрудник и сражалась с ножом в одной руке и топором на длинной рукояти — в другой. Несмотря на раны, мужчина взревел, как науглир, и раскрутил топор, отбросив местных назад. У тех были веские причины опасаться его: четверо других уже лежали на булыжниках, изрубленные свирепыми ударами.

Пока Малус наблюдал, нападавшие отступили от мужчины, стараясь держаться подальше, чтобы избежать лезвия топора, но оставались достаточно близко, чтобы поразить жертву, если у них появится шанс. «Все, что от них требуется, это ждать», — подумал высокородный. Владелец топора был уже бледен, как мрамор Хар Ганета, его одежда потемнела и отяжелела от крови. Достаточно скоро он замедлится, дрогнет, и тогда ножи вонзятся в цель.

Высокородный уже собирался отвернуться, когда увидел груду матерчатых мешков, аккуратно сложенных вдоль отвесной стены позади осажденного воина с топором. Он был одним из паломников. Малус тихо соскользнул с седла и подошел к голове Злюки. Указал на одного из местных.

— Этот, — сказал он холодному. — Взять!

Челюсти хищника широко распахнулись, когда он с удивительной осторожностью подкрался к ничего не подозревающему мужчине. Высокородный тоже выбрал себе жертву и бесшумно подошел сзади, подняв широкий меч.

В последний момент жертва Злюки застыла. Возможно. Кхаин послал ей предостережение, а может, она просто уловила запах падали, исходящий от науглира. Друкай развернулся с оружием на изготовку и едва успел закричать, когда челюсти холодного располовинили его. Кровь и внутренности брызнули на булыжники мостовой, когда зверь впился в нижнюю часть туловища друкая и начал есть.

Малус ударил в тот же миг, снеся голову своей жертвы одним мощным взмахом. Обезглавленное тело рухнуло, из обрубленной шеи хлынула яркая артериальная кровь, и высокородный с диким криком бросился на следующего в очереди.

Оставшиеся в живых пришли в себя с ошеломляющей скоростью, и двое мужчин развернулись к Малусу, сочтя его большей угрозой. Один из местных оскалил зубы, кровожадно рыча, и бросился на высокородного, нанося широкий удар наискось в правое плечо. В тот же миг второй нападавший сильно размахнулся слева и ударил окровавленной дубинкой в колено Малуса. Злобно хохоча, высокородный прикинул скорость топора и в последнюю секунду увернулся. Затем он отбросил лезвие в сторону сильным ударом своего клинка. Это послало топор в сторону товарища нападавшего, с хрустом сломав ему голень. С мучительным криком вооруженный дубинкой мужчина упал лицом вниз, и Малус прикончил его обратным замахом меча, перерезав горло до самого позвоночника. Высокородный развернулся к другому свалившемуся друкаю и использовал момент, чтобы пнуть его в висок. Затем он обернулся к раненому паломнику, но его противник уже лежал на земле, и кровь хлестала из полудюжины жестоких ран.

Удовлетворенно улыбаясь, Малус вернулся и прикончил друкая со сломанной ногой. Он одарил мужчину с топором дружелюбной улыбкой.

— Повезло тебе, что я случился тут рядом, брат.

Паломник все еще стоял над телом поверженного врага, голова его поникла, плечи дрожали. Ручейки яркой крови блестели на бледной коже его лица и рук. Друкай прерывисто вздохнул.

— Ты спас меня, святой, — выдохнул он.

Малус склонился вытереть меч о волосы мертвого друкая.

— Ну, признаюсь, я хотел спросить тебя кое о чем…

Если бы фанатик не был уже полумертв от потери крови, его первый удар раскроил бы Малуса от макушки до пупа. Как бы там ни было, но высокородный услышал слабый скрип сапога, и инстинкты воина отбросили его в сторону. Топор со свистом устремился вниз и надвое разрубил мертвого друкая, но фанатик не помедлил и на мгновение. Он выдернул оружие из плоти и прыгнул вслед за Малусом, лицо его искажало безумие и ненависть. Не было времени ни для растерянности, ни для того, чтобы дать команду Злюке: топор превратился в багровое пятно, стремящееся к голове, шее, груди Малуса. Мастерство паломника было невероятным, и высокородный мог лишь парировать дождь острых, как бритва, ударов. Улица звенела от скрещивающейся стали, словно колокол безумца.

Малус отступал, и гнев его рос с каждым шагом. Лезвие топора просвистело мимо его меча и рассекло левый рукав. Друкай почувствовал, как теплая кровь пропитывает ткань.

— Что за благодарность? — прорычал он.

Но фанатик лишь удвоил свои атаки, завывая от ярости. Он прыгнул вперед, сделав ложный выпад в шею Малуса, а затем взметнул руку вверх, чтобы раскроить ему череп. Все, что мог сделать высокородный, — отскочить подальше от топора. Он почувствовал, как лезвие задело его подбородок.

— Он по-прежнему сможет отвечать на вопросы, если останется без рук, — предложил демон своим шелковым голосом.

— И то верно, — выдохнул Малус. В этот момент мужчина нанес своим топором высокородному удар в голову слева. Малус упал на колени, и взмах тяжелого топора заставил паломника потерять равновесие. Прежде чем он смог выпрямиться, Малус подрубил его ногу сразу над лодыжкой.

Фанатик закричал и упал, все еще пытаясь достать противника. Топор нанес скользящий удар по правой руке Малуса и оставил на кольчуге длинный рваный порез. Разъяренный высокородный бросился на истекающего кровью мужчину и отрубил ему правую руку. Сталь звякнула о булыжник мостовой, когда топор покатился по улице.

— Убей меня! — простонал фанатик, дрожа от шока и отчаяния. — Верни мне мою честь, святой! Я не сделал ничего, чтобы оскорбить тебя.

«Нет, только пытался нарубить меня в колбасу», — яростно подумал Малус. Он склонился над мужчиной.

— Мне плевать на твою честь, ты, глупец, — прошипел он. — Я просто хотел задать тебе вопрос. Ты сам навлек на себя это.

— Я навлек? Как? Если бы ты не шел мимо, они убили бы меня. Мы сражались почти час!

Мужчина явно бредил. Малус искренне изумлялся тому, что в нем осталась еще какая-то кровь.

— Просто скажи мне, где дом Сетры Вейла. Это все, что я хочу знать. Скажи мне… — Малус помедлил, пытаясь придумать подходящую угрозу, — скажи мне… или я оставлю тебя в живых.

— Нет! — взвыл паломник, его глаза распахнулись от ужаса.

— Я могу перетянуть твои обрубки, найти факел и прижечь раны. Я позабочусь о том, чтобы ты прожил долго. — Высокородный не мог поверить, что говорит это.

Паломник смотрел на Малуса как на чудовище.

— Хорошо, хорошо! Его дом стоит в квартале высокородных, рядом с городской оружейной. Дом с белой дверью.

— Белая дверь, говоришь? — рявкнул Малус. — Ее будет просто заметить в этом пропитанном кровью месте. — Он приставил острие меча к шее мужчины. — Если ты лжешь… — Высокородный помедлил. — Я… ладно, забудь. — Он прикончил его. Фанатик умер с полным благодарности взглядом.