logo Книжные новинки и не только

«Штормовой прилив» Дэн Патрик читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Дэн Патрик Штормовой прилив читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дэн Патрик

Штормовой прилив

Посвящается Мэтту



1. Стейнер

Озаряющие горизонт лучи стали первыми предвестниками грядущего рассвета. Несколько белоснежных линий перечёркивали бездонный океан темно-голубого безбрежного неба, и Стейнер любовался восходом, наслаждаясь каждой минутой ясного утра. Циндерфел, где он прожил восемнадцать лет, почти всегда был укутан покровом угрюмых серых облаков. Зимы в тех местах всегда приносили пепельный снег, а вёсны — грязевые дожди. Столь мрачных мест не сыскать ни в Нордвласте, ни в целом Винтерквельде. Так было раньше, но теперь, очутившись на алом фрегате за много лиг от Циндерфела, они держали путь на юг.

— Как далеко мы отплыли? — раздался женский голос за спиной Стейнера.

— Здравствуй.

— И тебе привет, — поздоровалась Кристофин.

Стейнер оставил её спящей на нижней палубе, чтобы посвятить утренние часы новому ритуалу — поприветствовать солнце. Девушка приблизилась, обвила руками его талию и, уткнувшись носом в шею, издала довольный вздох. Стейнер обнял её в ответ, в очередной раз вознося благодарные молитвы Фрёйе за свободу.

— Выспалась?

Кристофин поморщилась.

— Ты брыкаешься во сне. Можно подумать, до сих пор норовишь удрать с Владибогдана.

— Ну, знаешь ли, на таких кораблях двуспальных коек нет.

— Зато тонких стен полным-полно, — недовольным тоном прокомментировала девушка. — Где мы?

— Неподалёку от Свингеттевея. Ромола планирует остановиться в Вираге, чтобы пополнить припасы.

Стейнер поцеловал её в висок и вновь устремил взгляд в море. Лёгкая позолота на горизонте превратилась в искрящийся серебристый нимб, а затем небо начало переливаться всеми оттенками кузницы — от огненно-рыжего с одной стороны, до сине-фиолетового на противоположной, где пока царила ночь.

— Удивительно, что еды хватило до сих пор, — подметила Кристофин.

Стейнер провёл ладонью по голове. Волосы, опалённые во время заключения на Владибогдане, начали потихоньку отрастать. Щёки покрылись жёсткой щетиной, а шрамы на лице и руках побледнели.

— Не могу дождаться, чтобы ступить на твёрдую землю после трёхнедельного плавания, — сказал он. — И, похоже, не я один.

— Как же здесь тихо, — прошептала Кристофин после короткой паузы.

С улыбкой на лице Стейнер кивнул. Лишь судно иногда поскрипывало, а волны с тихим шорохом омывали борта. Даже чайки, обычно хриплые и громкие, летели молча, точно в благоговении перед грядущим днём.

— Оттого я и прихожу сюда по утрам — воздать хвалу небесам за возвращённую жизнь и за всё, что в ней осталось. — Бывший пленник Владибогдана крепче прижал к себе любимую.

— Что я слышу! Ты благодаришь богинь?

— Только не говорили Хьелльрунн, иначе не видать мне покоя.

На палубе мелькнула Ромола и тотчас подошла к носу корабля.

— Молодые влюблённые… Что за дивное зрелище на борту пиратского фрегата! — с преувеличенным восторгом произнесла капитан. — Обычно, кроме краденого груза да мусора, ничего и не встретишь.

Ромола, известная как пират и рассказчица, носила куртку из оленьей шкуры с такими же сапогами до самых колен. На запястьях у неё красовались всевозможные медные браслеты с блестящими вставками из чёрного янтаря и слоновой кости. Кузнецу стало интересно, все ли предводители корсаров столь колоритные?

— Как обстоят дела этим утром? — полюбопытствовала Кристофин.

— Внушают опасения, я бы сказала. — Ромола перевела взгляд на горизонт.

— Неужели Вираг такой ужасный город? — спросил Стейнер.

— Никогда не знаешь, на что рассчитывать, — признала капитан, даже не поворачиваясь к собеседникам и словно высматривая подсказку, что могло ожидать их на берегу.

— Нам всего-то и нужно купить немного еды. Вряд ли мы сильно там задержимся.

— Сразу видно, что тебе никогда не доводилось пополнять запасы судна. — Ромола ехидно приподняла бровь.

— Прошлой ночью я подслушала разговоры послушников, — вклинилась Кристофин.

Вместе со Стейнером Владибогдан тайно покинули десятка два ребят. Империя оставляла в живых детей с колдовскими метками только в том случае, если те посвящали себя цели стать Зоркими и вступить в ряды Святейшего Синода. На беглецов же будет вестись жестокая охота, пока стоит Винтерквельд.

— Старшие поговаривают об уходе, — произнесла Ромола. — Хотят вернуться к семьям. — Она покачала головой. — Не представляю, чтобы из этой затеи хоть что-то вышло, но разве их переубедишь?

— Тебя ведь не это беспокоит, — вмешался Стейнер.

— Если послушники попадутся в лапы Империи, из них так или иначе выбьют ответы. Которые приведут ко мне и команде. — Капитан вздохнула. — Но я же не могу держать их в плену на корабле вечно?

— Расскажи о Вираге, — попросил кузнец, стремясь сменить тему. Он не знал, как решить проблему Ромолы, и чувствовал угрызения совести за то, что привёл детей на фрегат.

— Этот город — столица Свингеттевея. В отличие от других республик они всегда поддерживали лояльные отношения с Империей. Официального гарнизона там нет, но…

— Солдат и Зорких там нет, — перебил Стейнер. — Они прибывают в Обожжённые республики только на время Испытаний.

Ромола закатила глаза, толкнув локтем Кристофин.

— Несколько месяцев на Владибогдане, и он превратился в эксперта по Империи!

Бывший пленник острова смущённо кашлянул.

— Ну, простите.

Обожжённые республики отчаянно цеплялись за свой суверенитет и не желали исполнять имперские приказы свыше необходимого.

— Так почему бы не высадиться на берег кому-то одному? — предложила Кристофин. — Разведать обстановку, так скажем.

— Верно мыслишь, — поддержала Ромола. — Таких умных девушек нужно брать в жёны, Стейнер.

Тот смущённо улыбнулся, почувствовав, как к щекам приливает краска, и крепче прижал к себе любимую.

— Всему своё время. Сначала нужно покончить с несколькими делами.

— Может, расскажешь о своих планах? — настойчиво поинтересовалась капитан. — Я не люблю сюрпризы.

— У меня было три недели, чтобы подумать над дальнейшими действиями, и хотя я до сих пор не могу поверить, что свободен…

— Так каков план-то? — повторила Ромола.

— Верно. План… Что ж, я собираюсь начать противостоять Империи, где возможно, и скрываться от преследования, когда потребуется. Постепенно об этом пойдёт молва, и, вполне вероятно, моему примеру последует больше людей.

— Мне ещё нужно рассказать всем о Владибогдане. — Кристофин бросила застенчивый взгляд на парня. — О том, как Империя забирает детей и вынуждает служить в своих интересах.

Он кивнул.

— Да-да, вот только мои таланты скорее относятся к развязыванию драк, а не в части убеждений, поэтому в первую очередь я планирую поднять восстание.

Стейнер надеялся получить одобрение пирата, но его рассуждения встретила тишина. Лишь всплески воды нарушали тягостное молчание.

— Это всё? — наконец заговорила Ромола, меряя его недоверчивым взглядом. — Хочешь ввязаться в заварушку и надеешься, что тебя не возьмут численностью? Ты всерьёз возомнил, что именно это вдохновит народ на восстание?

— Меня поддержат, — неуверенно возразил Стейнер. — Я отыщу Фельгенхауэр. С ней у нас больше шансов.

— Конечно… — Ромола медленно кивнула, но тревога в её глазах лишь усилилась.

* * *

Следующий час Стейнер провёл на палубе, строгая коряги и беседуя с Кристофин. С тех пор как он сбежал с Владибогдана, влюблённые редко расставались: каждую свободную минуту они шептались, рассказывая друг другу о пережитых злоключениях. Стейнер не мог удержаться, чтобы не целовать девушку, когда никто не смотрел. Вот и сейчас он не сводил с Кристофин глаз, изучая каждый изгиб её тела, каждый жест и выражение лица.

— Как было бы замечательно попробовать хоть что-то, помимо корабельных пайков, — мечтательно протянула дочь трактирщика, опираясь на край борта и глядя на береговую линию, где их ждал Вираг.

— Пожалуй, я и сам слегка устал от рыбы и сухих галет, — согласился Стейнер.

Кристофин одарила его улыбкой.

— Может, получится отыскать комнату в таверне, и этой ночью сможем побыть в одиночестве…

Судно было переполнено людьми, и среди храпа, болтовни, споров и других, менее приятных звуков, оказалось трудно найти даже минуту покоя.

— В одиночестве? — Стейнер вскинул бровь, медленно кивнул и расплылся в улыбке. — Идея прекрасная. Как по мне, я уже давно не наслаждался подобной роскошью.

Из наблюдательного пункта на мачте донеслось предупреждение о приближающемся береге, и судно немедленно ожило. С носа кроваво-красного фрегата Стейнер наблюдал, как люди спешили на верхнюю палубу. Первыми показались семеро послушников не старше тринадцати лет. Лица ребят сияли от воодушевления, воздух наполнился вопросами и пересудами. За последние несколько недель беглецы немного поправились, но по-прежнему напоминали огородных пугал. Стейнер задумался, скучали ли по ним их семьи или, наоборот, стыдятся запятнанной колдовской меткой репутации.

— Что тебя тревожит? — спросила Кристофин, заметив хмурый взгляд любимого.

— Просто интересно, какой приём ждёт этих детей на родине… Примут ли их обратно.