Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Бросьте вызов требованиям

РЭПТ учит нас проверять убеждения, как нездоровые, так и здоровые. Мы бросаем вызов нездоровым убеждениям, чтобы ослабить их, пока они не разрушатся, и чтобы укрепить здоровые: тогда у нас будет что-то светлое и доброе на смену разрушенным нездоровым убеждениям. Ведь природа не терпит пустоты, и, если не заменить что-то нездоровое здоровым, это место может занять нечто настолько же или даже более нездоровое.

Борьба с убеждениями в РЭПТ называется «оспариванием». Как я сказал ранее, требования не реалистичны, бессмысленны и бесполезны. С помощью оспаривания РЭПТ подкрепляет слово делом.

Существует много способов бороться с убеждениями, но оспаривать убеждения можно в первую очередь с помощью трех вопросов. Вот они:

1. Правдиво ли это убеждение?

2. Имеет ли это убеждение смысл?

3. Помогает ли мне это убеждение?

Правда, смысл и польза; или, если вы предпочитаете научную лексику, — эмпирический, логический и прагматический вопросы.

Эмпирический — значит основанный на (а также связанный или проверяемый) наблюдении или опыте. Логический — соответствующий законам логики и формальных аргументов или характеризующийся обоснованным рассуждением. Наконец, прагматический означает разумное и реалистичное отношение к вещам.

Получается, что вопрос «Правда ли это?» является научным: он просит доказательств, оснований. Что бы вы ни ответили: «Да, это убеждение правдиво» или «Нет, убеждение ложно» — вам придется подкрепить ответ доказательствами.

Вопрос «Имеет ли это смысл?» подразумевает обоснованное рассуждение и весомую долю здравого смысла. Только потому, что я думаю, что <впишите сюда предпосылку>, следует ли из этого, что <сюда впишите вывод>?

Последний вопрос, «Помогает ли мне это?», надеюсь, наиболее понятен из всех трех. Если вы читаете эту книгу, у вас, скорее всего, есть на то причина, психотерапевтическая или психологическая цель. Поэтому просто спросите себя: «Это убеждение помогает мне вести себя разумно и адекватно? Помогает ли оно в достижении цели?»

Эти вопросы могут показаться простыми, и в каком-то смысле так и есть. Но в то же время они очень рациональны, объективны и помогают добраться до сути дела. Именно благодаря рациональности их можно использовать повсеместно — не только в психотерапии. Математика, естественные науки, философия, юриспруденция и любые дебаты, где бы они ни происходили, — везде, где нужно обосновать точку зрения или утверждение, можно использовать для проверки эти вопросы.

Предположим, я ученый, недавно успешно завершивший эксперимент, который в корне изменит наше понимание теории относительности Эйнштейна. Конечно, я буду считать себя очень умным и захочу изложить суть моего эксперимента в статье и напечатать ее в научном журнале. Поэтому я покажу результаты исследования коллегам. И первое, о чем те меня спросят, — это доказательства. Если у меня их нет или материальных оснований недостаточно, я пропал. Если же я располагаю убедительными доказательствами, первое препятствие преодолено. Следующая проверка — логикой. Рационально ли мое исследование? Логично ли следует вывод из предпосылки? Если ответ «нет», меня не опубликуют. Но если идеи логически вытекают одна из другой от начала и до конца, я преодолел второе препятствие. Наконец, мне задают прагматический вопрос. Полезен ли мой эксперимент, расширяет ли он кругозор, добавляет ли что-то новое к пониманию проблемы? Если нет, я побегу домой с поджатым хвостом; если же новизна присутствует, если я смог расширить то, что изначально предложил Альберт Эйнштейн, тогда все в порядке.

Давайте попробуем применить этот подход к требованиям.

Требования ложны: у вас будут доказательства обратного

Рассмотрим требование «я всегда должен приходить вовремя». Как это может быть правдой? Задержки происходят каждый день: опаздывают поезда, городские и пригородные автобусы, случаются задержки из-за поломок, пробок на дорогах, опоздания из-за того, что ваши близкие не смогли вовремя собраться. Если вы когда-либо задерживались или опаздывали по любой причине, значит требование «я всегда должен приходить вовремя» не выполняется. Доказательством является тот факт, что вы опаздывали.

Когда я спрашиваю людей, правдиво ли утверждение «я всегда должен приходить вовремя», они часто отвечают утвердительно. И в качестве доказательства приводят такие примеры, как: «мое опоздание может иметь негативные последствия», «начальник не любит, когда я опаздываю», «я не люблю опаздывать», «я сильно раздражаюсь, если меня что-то задерживает». По правде говоря, это не доказывает, почему вы «должны», но подчеркивает, почему лично вы предпочитаете приходить вовремя.

Некоторые пытались подкрепить истинность требования «я всегда должен приходить вовремя» тем, что их начальник настаивает, чтобы они приходили вовремя. Но это означает либо что у начальника есть нездоровое догматическое требование, либо что он предъявляет вам условное требование. Если речь идет о последнем, он имеет в виду «ты должен быть вовремя или…» (или я рассержусь, или время будет упущено, или я урежу тебе зарплату, или заставлю работать сверхурочно и так далее).

Вы не несете ответственности за то, что думает, чувствует или делает ваш начальник. Вы также не несете ответственности за его убеждения (рациональные или не очень). Вы ответственны только за то, как вы думаете, чувствуете или поступаете в ответ на поведение босса.

Догматическое требование начальника к вам (если вы столкнулись именно с этим) — неправда. И ваше требование к себе ложно: никогда никакое строгое догматическое требование не может быть правдой. Приведу еще один пример…

Я лысый. (Придется вам это принять.) Волосы начали выпадать еще в молодости. К двадцати пяти годам я сдался и сделал стрижку «под ноль». И то ли из-за того, что у меня на сайте есть моя фотография, то ли это просто совпадение, но за годы практики ко мне за помощью обращалось много лысых или лысеющих молодых мужчин, которые вместе с волосами теряли уверенность в себе.

«Но я не должен быть лысым!» — восклицали многие из них у меня в кабинете. «Мой отец и дед не были лысыми, поэтому и я не должен!» К сожалению, большие лысые головы — на которых часто было даже меньше волос, чем на моей, — этих парней сами по себе служили доказательством, что их требование было неправдой.

Эмпирические требования правдивы. Взять хотя бы мое любимое — закон всемирного тяготения, или «все, что взлетает, должно упасть». Если я подброшу вверх мяч, он упадет. Подбрось я его сто или миллион раз, он каждый раз будет падать. Я могу сказать, что подброшу его на следующей неделе или что бросал его на прошлой — он падал, падает и будет падать в 100 % случаев. Здесь, на планете Земля, это непреложный закон.

Если вы требуете уважения к себе, вы должны привести доказательства 100 % уважения в 100 % случаев. Если вы не можете этого сделать, требование ложное. Если вы требуете все контролировать, вы должны привести доказательства 100 % контроля на 100 % времени, и это значит, что не должно было быть ни одной ситуации, когда контроль ускользал бы от вас. Но вы не можете этого сделать, верно?

Вы можете сколько угодно требовать, чтобы лифты не застревали, но это не помешает им застревать. И если вы хоть раз пользовались лифтами, вы могли в какой-то момент оказаться в застрявшем лифте. Не существует требования, которое нельзя было бы опровергнуть, приведя доказательства обратного.

Государственные и библейские законы не являются абсолютными. Они условные. Главный закон (с точки зрения как государства, так и Библии) заключается в том, что нельзя убивать людей. Но в виде требования он был бы ложным, потому что, к сожалению, люди умирают насильственной смертью (иногда в силу трагической случайности) каждый день. Поэтому на самом деле государственный закон гласит: вы не должны убивать других людей, в противном случае вас посадят в тюрьму [Если поймают, конечно.].