Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дэниэл Суарез

Поток

Светлой памяти Алана Хейссера, блестящего инженера, который, поощряя мою юношескую любознательность, настоятельно рекомендовал мне заниматься математикой

Будущее уже здесь, просто оно неравномерно распределено.

Уильям Гибсон

Глава 1

ПРОРЫВ

— Берегись, Слоун, я сейчас тебя загоню, как бешеного пса, — Альберт Маррано закусил зубами кончик электронной сигареты, пристально всматриваясь в небольшой экран.

— Не шутил бы ты так. У моей сестры мопс недавно взбесился.

— Не может быть! — Маррано дергал контроллерами ручной консоли.

— Укус енота. Бедного мистера Чипса пришлось усыпить. Дети до сих пор на лекарствах сидят, — Слоун Джонсон сидел на пассажирском сиденье и также ожесточенно жал на кнопки беспроводной приставки. Неожиданно он довольно захихикал.

Маррано искоса взглянул на него. Джонсон снова улыбался, как Чеширский кот.

— Черт возьми… — Маррано попытался повернуть своего игрока, но аватар Джонсона был уже позади него.

Двойное касание. Экран померк.

— Игрок из тебя действительно никудышный, Ал…

— Проклятие! — Маррано бросил прибор на обтянутую кожей приборную панель и с силой опустил ладони на рулевое колесо. — Поверить не могу! С тобой играть еще хуже, чем с моим треклятым племянником.

— Ты мне должен две штуки баксов.

— Это уже вдобавок к пяти?

Джонсон выключил консоль.

— Да это всего-то две несчастные штуки баксов. Чего ты жалуешься?

По ним скользнул яркий свет фар, и на парковку перед грязно-серым промышленным зданием вырулила еще одна машина.

— Ну все, понеслось, — Маррано сунул в карман электронную сигарету.

— Вовремя, блин.

Как только они вышли из своего «Астона Мартина 1-77», к ним тут же подъехал старый «мерседес».

— Господи, ты только посмотри на эту колымагу.

— Да эти тачки вечные, расслабься.

— Тебе когда-нибудь случалось стоять в пробке на шоссе позади подобной таратайки? Это все равно, что дышать угольной пылью в забое. — Он подал знак водителю подъехать ближе.

Автомобиль остановился, из него вышел благородного вида старик, разве только слегка взъерошенный, в очках и с копной черных как смоль волос; в нем без труда угадывался типичный уроженец Южной Азии. Он выбирался из машины не торопясь и от холода сразу застегнул все пуговицы на пальто.

Маррано и Джонсон, снимая кожаные перчатки, подошли к нему, протянули руки. Альберт улыбнулся:

— Доктор Калкерни, меня зовут Альберт Маррано. Спасибо, что согласились приехать к нам в столь поздний час.

— Да… — Они обменялись рукопожатиями. — Обычно, я не езжу по ночам. Но ваша директор сказала, что это дело не терпит отлагательств.

— Именно так, — подтвердил Маррано, поворачиваясь. — Познакомьтесь, это мой коллега Слоун Джонсон, портфельный менеджер [Портфельный менеджер — сотрудник фирмы, отвечающий за управление инвестициями (ценными бумагами).] «Ширсон-Байерc».

Мужчины пожали друг другу руки.

— Рад познакомиться с вами.

— Я тоже.

Маррано снова натянул на руку перчатку, подбитую изнутри овчиной.

— Итак, вы — наш физик. Принстон, верно?

Калкерни кивнул головой:

— Все правильно, но я живу рядом с Холмделом [Холмдел — город в штате Нью-Джерси.]. Никто мне так и не рассказал, в чем, собственно, дело.

Маррано поморщился:

— Это не телефонный разговор. Юристы говорят, что они уже заключили с вами контракт, потому мне необходимо напомнить про соглашение о конфиденциальности, а также про положение об отказе от конкуренции [Положении об отказе от конкуренции — термин, используемый в договорном праве, согласно которому одна сторона (обычно сотрудник) обязуется не заключать определенных сделок и не участвовать в конкурентной борьбе, которую ведет другая сторона (как правило, работодатель).].

Пожилой индус нетерпеливо кивнул:

— Я помню, помню. Так в чем заключается ваша «физическая срочность»?

Маррано взмахнул рукой в сторону стоящего перед ними серого здания без окон:

— Тут находится технический стартап. Им руководит пара физиков, работающих в области элементарных частиц, занимаются они хиральными [Хиральность — свойство молекулы не совмещаться в пространстве со своим зеркальным отражением.] сверхпроводниками. Наша компания инвестировала в них средства еще до моего появления, и сейчас эти парни утверждают, что совершили какой-то мощный прорыв. И, черт побери, я в принципе не понимаю, о чем они говорят.

— Нам необходимо, чтобы вы с научной точки зрения оценили их заявления, — вступил в разговор Джонсон. — Сказали нам, на должном ли они уровне.

Калкерни снова кивнул:

— А вы не могли бы мне показать какой-нибудь бизнес-план или лабораторный отчет?

Его собеседники переглянулись.

— Сейчас, профессор, — ответил Маррано, — мы бы не хотели распространять какие бы то ни было печатные материалы. Вам придется все проверить лично.

— В таком случае мне необходимо поговорить с основателями компании. Посмотреть на оборудование, — сказал Калкерни, бросив взгляд на окутанное темнотой здание.

— О, они сейчас там.

— В такую поздноту?

— Да. Просаживают по тридцать тысяч долларов в час на электричество в непиковые часы.

Стоило Маррано упомянуть об этом, как трансформатор, установленный за загородкой, явственно и громко загудел.

— Нам сказали не покидать этого места и ни с кем не говорить до тех пор, пока мы не получим подтверждение от квалифицированного эксперта. Что бы там эти парни не послали умникам в Нью-Йорке, они явно обратили на себя внимание. Но, честно говоря, у меня большие сомнения, — заметил Маррано.

Джонсон добавил:

— Мы должны получить от вас подтверждение того, что здесь все реально.

Калкерни поправил очки, протер запотевшие стекла:

— Что конкретно вы имеете в виду?

Маррано пожал плечами:

— Как я уже говорил, я там вообще ничего не понимаю. Что-то об «ионных решетках». Прошу вас, следуйте за мной.

Он подвел своих спутников к глухой стальной двери, расположенной в ближайшей к ним кирпичной стене, и, стуча кончиками пальцев по клавиатуре, набрал код. Замок пискнул и открылся. Маррано пригласил всех пройти внутрь.

Группа двинулась по узкому коридору с высоким потолком и стенами, обшитыми гипсокартоном. Откуда-то доносился смех, эхом раскатывавшийся в просторном помещении. Стены тихо гудели, в воздухе стоял запах озона. Послышался громкий хлопок, после чего кто-то опять захохотал и зазвенело разбитое стекло.

— А это безопасно?

— Не уверен, профессор, — ответил шедший впереди Маррано.

Через несколько секунд все трое оказались в большом затемненном цехе с высоким потолком с перекладинами. Лампы в его центре отбрасывали на стены длинные тени. Помещение было большим, но невероятно захламленным — по краям стояли стеллажи, заваленные инструментами, громоздились корпуса мощных электрических конденсаторов. На приборах светились светодиодные индикаторы; показатели на цифровых табло сильно отличались друг от друга. Ряды лабораторных столов с резиновым покрытием преграждали путь; каждый сантиметр на них был завален платами, осцилляторами, 3D-принтерами и грудами электрических компонентов. В общей куче виднелись оригами геодезических моделей всех размеров. Это место больше походило на чердак одержимого собирателя, чем на лабораторию.

Маррано жестом попросил Джонсона и Калкерни остановиться, когда заметил осколки стекла, поломанную мебель и какие-то неизвестные жидкости, разлитые на бетонном полу. Стену позади украшали дыры и вмятины. Похоже, в нее что-то регулярно запускали.

Вспышка света привлекла внимание вновь прибывших к круглой конструкции, возвышающейся посреди цеха. Около трех метров в диаметре, она поднималась почти до потолка на высоту примерно в девять метров. Внутри нее змеились толстые электрические кабели, периодически выходя из-под металлических решеток и труб охладителя, маркированных разными цветами. Повсюду висели предупредительные знаки, напоминающие о высоком напряжении, сжиженных газах и агрессивных химических веществах. Именно вокруг этой башни явно сосредотачивалась вся активность, а на остальную часть помещения людям, работавшим здесь, было наплевать.

В центре громоздкой конструкции располагался то ли вогнутый камень, то ли керамический пьедестал диаметром в несколько метров, по форме походивший на линзу. Над ним возвышался массив из металлических стержней, чьи концы были направлены к центру воображаемой сферы. Та охватывала открытое пространство не меньше двух метров в диаметре. Вокруг платформы располагалась куча датчиков и испытательных устройств — труб, батарей, проводов, камер и каких-то совсем непонятных приспособлений. Все они были направлены на пустое пространство в центре установки.

Рядом с нею стояли четыре человека в комбинезонах, лабораторных очках и перчатках; лицо одного скрывала черная маска для игры в пейнтбол. Они толпились вокруг плоской панели компьютерного дисплея на тележке. Кабели от него тянулись к установке на помосте. Как только исследователи прочитали сообщение на экране монитора, один из них внезапно закричал: