logo Книжные новинки и не только

«Охота на миллионера» Денис Байгужин читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Денис Байгужин Охота на миллионера читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Те, кто уже отучился в ВУЗе, вспоминают об этом времени как об одном из самых непродуктивных периодов в их жизни. Помните песню Монеточки?

...

«…Для чего ж вы, занозы, возвращаете мне аттестат?

Вы верните мне юность, вы верните мне слезы, а бумажки пускай лежат!..»

Упущенной юности не вернуть. Жаль, но это факт. Вот почему я хвалю Наташку, которая не поступила в университет. Я, глупая, сначала осуждала ее за это. Она безмерно расстроила мать на тот момент. Ситуация Наташи и без этого была шаткая, умер отец, который содержал всю семью. Сейчас они с мамой давно уже помирились. Мать нашла себе нового мужа, Наташка тоже счастлива. Они ездят вместе в путешествия и по-приятельски беседуют. Ведь счастье женщины не в наличии диплома. Даже лучше, что подруга сменила место жительства. Вспоминаю ее фотографии в социальных сетях. Она писала в личные сообщения, просила прощение за оскорбительные комментарии, говорила, что это не она, там было много народу, ее аккаунт взломали. Но я не верила ее словам. А может, мне не хотелось верить.

Трансляция ее роскошной жизни вдохновляла меня, скрашивала хмурые будни подготовки к выпускным экзаменам у прилавка с овощами. Но встречаться с подругой я бы не хотела. Я завидовала ей, втайне от себя восхищалась ее решительностью. Выглядели ее публикации весьма забавно. Она увлеченно рассказывала о своих похождениях, выкладывала фотографии со знаменитостями, фотографировала многочисленные подарки от ее ухажеров: букеты цветов, платья из бутиков, косметику и украшения. Писала о том, как семейный бизнес, в котором у нее была доля, процветал и расширялся, несмотря на смерть отца. А ее подписчики восхищались и аплодировали ей и ее красивой жизни. Тем временем я сидела за прилавком и, отбросив в сторону школьные тетради, читала статьи про мужчин и отношения между полами, зависала в Инстаграме. Только разбитый экран седьмого айфона, подаренного Наташкой за два месяца до нашей разлуки, был моим окном в альтернативную реальность.

Надо сказать, жизнь Наташи всегда отличалась от моей, как будто бы мы родились и выросли на разных планетах. Учась в школе, мы часто после уроков шли к Наташке домой. Там ее ждала мама, красивая и улыбчивая. Она обнимала нас, кормила вкусным обедом. Папа водил нас в парк, угощал мороженным и разрешал кататься на любых каруселях. Мы болтали, мечтали, а в оставшееся время делали уроки.

У меня никогда такого не было. Всегда, когда я приходила домой из школы, меня встречала тишина. Тишина не обнимала, не улыбалась, не пахла вкусным обедом, не носила красивые цветастые платья. Тишина пахла сковородкой с разогретыми пельменями, сваренными накануне мамой. Тишина пахла уроками, которые некому проверить. А еще тишина пахла самостоятельностью, которая, как говорила моя мама, мне пойдет только на пользу. И какой же одинокой и брошенной я себя почувствовала, когда, придя после первого дня занятий в школе, не смогла дотянуться ключом до замочной скважины. Пришлось ждать маму, сидя на стоявших в углу старых санках, невесть откуда взявшихся в подъезде сочинского дома.

Мы жили около вокзала, и по ночам до нас доносились характерные звуки. Я представляла, как уходящий поезд провожает кого-то в новую жизнь. В моих фантазиях проносились кадры из военных фильмов. Только в главной роли этих фильмов была я: в темно-коричневом платье стояла у окна и наблюдала, как мне махала рукой моя старая жизнь. По щекам текли слезы радости от прощания с опостылевшим прошлым. Сама я на поездах не ездила, так как мама запрещала мне уезжать одной. Наташа была моей единственной подругой. А больше друзей у меня не было.

Мама устроила меня на продленку, и мои ожидания под дверью сократились до пары часов, которые я старалась проводить на улице, играя с другими детьми. Иногда моя первая учительница оставляла меня посидеть с ней в школе после продленки. Мы вместе проверяли домашку моих одноклассников. Я могла задать вопросы учительнице о правильности моей домашней работы, но это было мне неинтересно.

В сущности, мне было все равно, сидела ли я на санках в углу лестничной клетки, бегала ли во дворе, оставалась ли в школе с учительницей. Я мечтала о другом — о красоте! Красивых платьях, ювелирных украшениях, интерьерах, красивом мире вокруг. Я рисовала сверкающие балы в альбомах, дома разыгрывала сама с собой спектакли, где я, конечно, была принцессой. Порой я так увлекалась, что, идя по улице, разговаривала вслух, и прохожие на меня оглядывались. Но мне было все равно. Настоящий мир был там, в моих мечтах. Снаружи была тусклая, неинтересная, пустая жизнь. Глянцевый мир теперь жил в телефоне. В редкие перерывы во время торговли и зубрежки я с наслаждением погружалась в него. Моя мама, которую я устроила работать за соседнюю торговую точку, покрикивала на меня:

— Алина, очнись же, в конце концов! Опять витаешь в облаках!

Экзамен я сдала на «четверки» по всем предметам. Оставшиеся летние месяцы я провела на том же рынке. Я откладывала деньги на поездку в Москву. Накопленных денег уже хватило бы на билет в один конец и месяц аренды комнаты в коммунальной квартире. Но я все еще не решалась. И не решилась бы, если бы осенью моя жизнь не поменялась в лучшую сторону.

В Сочи один за другим строились отели, конференц-центры и рестораны. Приток людей в город перестал быть сезонным. Проводились крупные конференции, конгрессы. Мы с мамой устроились работать в ресторан в отеле «Денарт». Я — официанткой, она — посудомойкой. Работа была еще более нервной, чем за овощным прилавком, но так я себе больше нравилась. Короткое бордовое платьишко-униформа, туфельки на шпильке, купленные на щедрые чаевые, изящный макияж. Чем лучше выглядишь, тем больше готовы платить.

Под Новый год в Сочи приехала одна важная гостья — Наташа — навестить свою маму. Я перестала злиться на нее, забылись былые обиды, я уже не унывала так, как летом. У подруги появился молодой человек старше ее на двадцать лет, что и следовало ожидать. Избранник полностью заменил ей отца, и она шутливо называла его «мой второй папа». Подругу не устраивали его друзья, они были старыми и скучными для нее. Сама она была активной, любила шумные вечеринки с танцами, громкую музыку и задорный смех, а ее мужчина, серьезный и сосредоточенный, предпочитал посиделки в дорогих ресторанах, где играла классическая музыка. Он любил читать книги и проводить длительные совещания по скайпу. Разница в возрасте была заметна, но обеспеченная жизнь и дорогие подарки делали свое дело. Подруга смирилась с этим флегматичным стилем жизни и немного «замедлилась».

На нашей встрече она сказала, что было бы неплохо познакомить меня с кем-нибудь из друзей ее обеспеченного мужа. Я вновь впала в грезы. Меня беспокоила только моя грудь почти нулевого размера. Как верно подметила подруга, сделать пластику мне бы совсем не помешало, но при зарплате в двадцать пять тысяч рублей даже с чаевыми я не представляла себе это возможным.

— Все любуюсь тобой, — шепнул как-то раз мужчина, которому я принесла отбивную с картофелем.

Я часто его видела в ресторане, скорее всего он работал в отеле и временами заходил к нам пообедать. Несмотря на то, что в мои девятнадцать лет у меня до сих пор не было парня, на подобные комплименты от посетителей я научилась не реагировать. Но мужчина не унимался.

— Олег, — представился он, пока я ставила тарелки на стол, — мой друг идет завтра на важный прием, и ему нужна спутница, — сказал он быстро, — ты бы ему понравилась. И он сказочно богат.

Я остановилась. В голове всплыли слова Наташки. Похоже, это был мой шанс.

— Никакого интима, ты не думай, — уточнил Олег, — я зайду к тебе в пять, после работы, расскажу правила игры, отпросись пораньше.

Ровно в пять вечера я ждала его на выходе из ресторана. Мы шли по аллее, и он рассказывал мне о том, что есть такая штука — «эскорт». Что мужчине для статуса не всегда хорошо появляться на людях одному, особенно когда все должны прийти парами. И что секс необязателен, только если леди тоже захочет, и за это, как правило, хорошо платят.

Олег попросил меня познакомиться с другом заранее, за несколько часов перед предстоящим званным ужином. Он назначил нам свидание в маленьком ресторане недалеко от отеля. Я согласилась, сообщив, что спать с его другом я точно не собираюсь, и вообще никогда ни с кем не спала и берегу себя для будущего мужа.

По дороге домой, проникнувшись доверием, я даже осмелилась сказать Олегу, что у меня нет красивой одежды, пригодной для того, чтобы идти на прием. Он попросил меня не беспокоиться, заверив, что мой спутник решит этот вопрос.

— Но если вдруг ты решишь с ним переспать, это будет стоить ему денег, — как бы невзначай сообщил Олег, — думаю, ни одной девственнице двадцать тысяч долларов не помешали бы. И попросил позвонить ему завтра утром, если вдруг я чего надумаю на этот счет.

Я не спала всю ночь. Даже если и засыпала на несколько минут, то мне снился Он — мужчина, с которым я завтра встречусь; мне снились двадцать тысяч долларов. Я ворочалась так, что моя мама, спавшая на соседней кровати в дальнем углу нашей маленькой комнаты, спросила, не заболела ли я. В моих фантазиях мелькала Москва, я с красивой грудью второго размера, в модной одежде из глянцевых журналов. В полудреме я металась от одной фантазии к другой, не останавливаясь ни на секунду. То это было платье от Шанель, которое я присмотрела в журнале, то сверкающий серебристым орнаментом костюм, который я видела на Наташе.