Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Денис Деев

Я — другой

Глава 1

Над горизонтом еще не высунулся краешек солнца, но небо уже начало наливаться багрянцем, который рассеивал темноту ночи. Зарождающийся, прогоняющий тьму рассвет, как и миллионы лет назад, дарил всему живому на Земле тепло и надежду.

Место Кейташи Сато выбирал тщательно. Смахнув пыль и засохшие травинки с почти полностью ушедшего в почву валуна, японец постелил на него коврик и уселся, поджав под себя ноги и повернув лицо навстречу нарождающемуся дню. Момент он просчитал с точностью до секунды. Как только японец расслабленно вздохнул и прикрыл веки, первый робкий лучик коснулся его лица. Самый могучий имп на Земле, в груди которого тихо шелестело уникальное сердце сто первого уровня, казалось, предается умиротворяющей медитации.

Рука скользнула в складку белоснежного кимоно и извлекла оттуда сложенный боевой посох. Не открывая глаз, на ощупь, Кейташи пробежался пальцами по рукоятке. Посох не разложился на всю длину. Его навершие трансформировалось в подобие вилки с восемью острыми, как иглы, зубьями. Меж зубьев лениво двигались миниатюрные молнии электрических разрядов. Кейташи набрал полную грудь воздуха и резким ударом всадил вилку себе меж ребер. Его лицо исказила гримаса невыносимого страдания, но японец, стиснув зубы, смог удержать крик боли. Грудь опала, голова безвольно опустилась, и только рука продолжила сжимать рукоять боевого посоха.

Глава 2

— В медблок! Быстрее! Сейчас направо! — истерично кричал бежавший за Гвоздем Рома.

— Знаю, — сквозь зубы ответил тот, протискиваясь в проем, не дожидаясь, пока дверь коридора откроется полностью, и больно прикладываясь спиной об косяк.

Действовать более ловко мешала тяжелая ноша на руках — Кейташи с залитым кровью кимоно. Красное на белом смотрелось очень контрастно, придавая случившему какой-то ненастоящий, киношный оттенок. Куда бежать, Гвоздь знал и без подсказок инженера. Еще вчера японец устроил им небольшую экскурсию по базе. И первым делом они заглянули в медицинский блок. Находившаяся там аппаратура и Ласку привела в порядок, и заштопала порезы и ссадины, которые все они заработали в схватке с Арбитрами. Теперь же помощь была нужна самому хозяину базы.

Хотя как «хозяину»… Японец занял один из центров программы ДЭКС, привел его в порядок и поддерживал оборудование в рабочем состоянии. Причем настолько крупной и хорошо сохранившейся базы ДЭКС Гвоздю не попадалось до сих пор.

Медицинский кабинет сиял чистотой и даже болезненной для глаз белизной. Дотащив японца до кресла автохирурга, Гвоздев уложил на него пострадавшего и попытался вытащить посох из груди.

— Нет! — остановил его окрик инженера. — Ты можешь что-нибудь повредить! Док сам справится!

Рома судорожно листал пункты меню на экране управления автохирургом. Вздрогнул висящий над креслом робот, похожий на стального паука с тонкими длинными лапками. Он опустился над телом Кейташи и двумя манипулятора выдернул из его груди посох.

— Твою ж мать! — Гвоздь бросился к телу Кейташи.

Из груди японца бил натуральный кровавый фонтан.

— Не мешай! — наперерез Гвоздеву кинулся Рома.

Раскалившейся добела иглой хирург прижег сосуд и остановил кровотечение.

— Вы чего разорались? — заглянула в медотсек заспанная Ласка.

И тут она увидела лежащее на кушетке тело.

— Это вы его так?!

— Ерунды не говори, — отмахнулся от девушки Гвоздь и спросил у инженера: — Мы еще чем-нибудь можем помочь?

— Вряд ли. Я запустил алгоритм, но не уверен, что это его спасет, — признался Рома.

— Что вообще произошло?! — продолжила недоумевать Ласка.

— Он сам. Он сам хотел себя убить. Мы с ним вчера поговорили, и он…

— Что?! Что ты ему сказал?! — Инженер набросился на Гвоздева с кулаками.

— Тихо! Успокойся! — Гвоздев схватил парня за руки и слегка встряхнул. — Кейташи спросил про экспедицию, я рассказал…

После того как они подлатали раны, Кейташи Сато отвел их в жилой модуль, который оказался крайне комфортным. Никаких тебе общежитий и капсульных гостиниц. Уютные отдельные кубрики на четыре койко-места с собственным санузлом. Ласка устроилась отдельно, а Рома напросился на совместное проживание с Гвоздем. Инженер сразу рухнул на койку, клятвенно пообещав принять душ и почистить зубы утром, а Кейташи, пожелав ему доброй ночи, застыл в дверях.

— Мне пока не до сна, может, поговорим? — садясь на койку, спросил у него Гвоздев.

— Я бы хотел сделать это тет-а-тет. — Кейташи красноречиво посмотрел на инженера. — Может, пройдем в мой кабинет?

Рома перевернулся на спину и выдал мощный заряд храпа.

— Э… да он уже в отрубе. Хотя пойдемте лучше к вам, хоть слышать друг друга будем, — глядя на распевающего арию «Спящего красавца» Рому, произнес Гвоздев.

Идя за Кейташи по переходам базы, Гвоздев все больше удивлялся чистоте и порядку, царившим на ней. По словам японца, база готова была принять до трехсот человек прямо сейчас. Интересно, для каких целей Кейташи нужна была такая толпа?

Военный чип в руке вещал, что это:

«Мангут. Центр ускоренной подготовки персонала. Программа ДЭКС. Код — НВ-1812. Координаты: 55.813-70.837».

Видимо, эта база уже не была научной лабораторией. Здесь из людей массово штамповали мутантов.

— Прошу сюда, Андрей-сан, — японец сделал приглашающий жест возле отъехавшей в сторону переборки.

Гвоздев шагнул внутрь и поразился. В распоряжении японца был огромный центр, а он обосновался в помещении чуть больше спального кубрика. Кейташи присел за длинный белый стол из пластика, над которыми светились голографические экраны, отображающие внутренние помещения базы и состояние различного оборудования.

— Я искал вас, Андрей-сан, потому что я знаю, кто вы, — японец без экивоков приступил к беседе. — Вы летали к Проксиме Центавра.

— Откуда вы это знаете?

— Так я вашу экспедицию провожал! — Кейташи напомнил о том, что он долгожитель. — Не лично конечно, но трансляцию отлета смотрел. И вот еще…

Японец протянул Гвоздеву листок бумаги, запаянный в прозрачный пластик. Надо же! Фотография! И не просто фотография, а предстартовый снимок, где экипаж «Пилигрима», прощаясь с Землей, машет руками.

— Я ждал вашего прилета, Андрей-сан. Вы должны были подарить надежду.

— Надежду на что?

— На выживание нашей цивилизации… — Японец замолк, глядя куда-то повыше плеча собеседника. — Андрей-сан, человечество вымирает. Мы убиваем друг друга с невероятной скоростью. У нас сильно просела рождаемость. Да что там говорить — поменялся не только инстинкт размножения, но и другие базовые…

— Я уже в курсе. Было восемь миллиардов, осталось полтора. — Гвоздь устал и смертельно хотел спать, вместо того чтобы выслушивать долгие научные лекции.

— И с каждым годом нас становиться все меньше и меньше. Мы обречены, если останемся на Земле. Есть только один шанс спастись — колонизировать новую планету. Перевезти туда только Чистых. Людей без установленных модификаций. Поэтому мне важно знать, что вы нашли на Надежде? Планета подходит для организации постоянной колонии?

— Вам дико не повезло. Ждать сто лет и отыскать самого неподходящего для вопросов человека. — Гвоздев грустно усмехнулся. — Я — офицер, обеспечивающий безопасность экспедиции. К огромному сожалению, я не смогу привести точных цифр и данных о Надежде.

— Но хоть что-то вы мне можете сказать? — В голосе японца появились нотки отчаяния.

— Могу. На планете можно жить. Там высокая влажность, низкая серая облачность. Солнце видно дня три в году. Но жить можно. А еще я вам могу рассказать то, чего не смог бы поведать ни один ученный из нашей группы.

Теперь Гвоздев прервался, и в его сознании всплыли тонкие шпили, уходящие в вечно серое небо.

— Мы обнаружили огромный город, мегаполис.

— С живыми инопланетянами?!

— Если бы. С мертвыми, очень давно мертвыми. Они были чем-то похожи на крабов. На сухопутных крабов, передвигающихся на шести тонких вытянутых ножках. Их панцири…

— Наружные скелеты, — на автомате поправил Кейташи Гвоздя.

— Да-да, скелеты. Так вот, эти скелеты по городу были раскиданы, как листья по тротуару поздней осенью. И знаете, что я вам скажу? У большинства крабов лапки-то были не свои. У них почти у всех были установлены протезы. Ну или как сейчас модно говорить — моды.

Выдержка японца ему изменила, он подался вперед, да так и остался сидеть с открытым ртом.

— А еще под городом я обнаружил огромные цеха. И знаете, что они все производили? Моды, моды и еще раз моды! И ничего более!

— То есть эта зараза добралась и туда?! Или развитие любой цивилизации рано или поздно доходит до фазы самоуничтожения? От ядерного оружия, от стремления сделать свои тела лучше…

— Так глубоко мои мысли не заходили. Но от греха подальше я закрыл эту область для исследования. Черт его знает, что вытащили бы оттуда ученые и приперли на Землю. Такими вещами должны были заниматься другие специалисты. Но вот я возвращаюсь и вижу, что зря я переживал, это дерьмо процветает в моем родном доме!

— И перевозить колонистов на Надежду бесполезно… Рано или поздно люди найдут эти подземные заводы, разберутся с технологией, и все начнется заново. Кто откажется стать умнее, сильнее или быстрее, практически не прилагая к этому никаких усилий? Хотя… может быть, разрушить эти цеха?