Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Андрей же не разделял восторга своих подопечных, отлично понимая, что ему просто повезло. Узнав об уроне, понесенном противником, Каменев огорчился еще больше. Индейцы потеряли всего восемь человек, из них пятерых (вместе с вождем) Андрей убил лично во время той безнадежной атаки. Остальные были на счету самого шустрого стрелка Федьки Дятлова, который проскочил сквозь кольцо индейцев, завалил троих и вернулся, лишь увидев, что все закончилось.

В общем, игра была продута почти всухую, как и предыдущие три. Каменев понимал, что шансов одержать победу в последней и самой важной игре тоже не было. Слишком силен и профессионален противник, и не с жалким опытом Андрея пытаться ему противостоять.

И без того частые рефлексии в последнее время стали посещать Каменева чуть ли не постоянно. Он упорно пытался отыскать свое место в жизни, но та, видимо, имела на него какие-то свои, особые виды. Подобные мысли, впрочем, посещают многих, а уж только что закончившему школу семнадцатилетнему юноше просто сам Бог велел думать о будущем. Увы, но место в жизни почему-то упорно не находилось.

С самого раннего детства Андрей стремился достичь хоть чего-нибудь, не важно в какой области. Год он играл в школьном театре, чуть не чокнулся на математических олимпиадах, вывихнул ногу в лыжной гонке, создал рок-группу, распавшуюся после первого же концерта, и, наконец, как он и рассказывал Игорю, занял четвертое место по карате, отстаивая честь города. Многие были бы горды таким внушительным списком, но только не Андрей. Каждая из этих попыток самоутвердиться заканчивалась очередной неудачей, не важно, что он пытался сделать: сочинить школьный гимн или прийти первым в забеге на пять километров. И вот пару месяцев назад, окончательно распрощавшись со школой, он внезапно понял, что не знает, чем теперь заниматься. Стандартный набор, состоящий из получения диплома, устройства на хорошую работу и создания семьи, его абсолютно не устраивал. Хотелось чего-то большего, а вот чего именно?

Но жить дальше как-то надо было. Имевшихся знаний и связей хватило на то, чтобы поступить в местный вуз на факультет журналистики. Андрей уехал из дома и вместе с друзьями снял квартиру рядом с институтом. И вдруг случилась первая неприятность. Друзья заявили, что не хотят торчать все лето в душном и пропыленном городе, поэтому в компании таких же ненормальных отправляются на покорение сибирской тайги. Андрей тоже был в числе приглашенных, но перспектива провести лето в компании бородатых мужиков, вдали от цивилизации и в соседстве с комарами, гнусом и прочими медведями, его не привлекла. Друзья пожали плечами, собрали рюкзаки и через два дня уже тряслись в поезде, а Каменев, борясь с наступающей скукой, просто бродил по городу. Тут-то его и выловил одногруппник, предложивший работу, а вернее подработку, вожатым в детском летнем лагере.

Дело непыльное и даже веселое, главное — следить, чтобы все были на своих местах, не дрались и не лезли куда не положено. По крайней мере, именно так товарищ все расписывал и старательно нахваливал красивую природу, хорошую компанию и веселых девушек без комплексов. Пятнадцати минут уговоров хватило для того, чтобы Андрей с энтузиазмом крикнул: «Согласен!» — и побежал оформлять договор. Товарищ, которому, как выяснилось в дальнейшем, нужно было просто избавиться от работы, куда его отправляли в добровольно-принудительном порядке из-за недостатка персонала, сопроводил Андрея до самых дверей отдела кадров, после чего тихо удалился, а Каменев, воодушевленный новой идеей, за пять минут собрал вещи и рванул в лагерь.

Все радужные картины, нарисованные приятелем, померкли уже через час после прибытия на место. Природа действительно имела место быть, но в комплекте к ней прилагались весьма живописная свалка, трубы химкомбината примерно в двух километрах, а также карьер, где постоянно что-то взрывали. Из-за этого купание в речке и сбор грибов и ягод были категорически исключены. Приятная компания в большинстве своем состояла из великовозрастных оболтусов, по интеллекту недалеко ушедших от своих подопечных. С девушками тоже было туго. Мужские особи составляли девяносто семь процентов всего контингента, а оставшиеся три процента приходились на жену директора лагеря, работавшую поварихой.

Походы в ближайшую деревню строго наказывались, причем не столько из-за нарушения дисциплины. Просто деревенские, как это сложилось издревле, страшно не любили городских и, пользуясь численным превосходством, старались подловить зашедших к ним студентов. Иногда такие вылазки заканчивались нападениями на лагерь, хотя вторжения еще ни разу не было. Директор, сам служивший в погранвойсках, и сторожей набрал из ветеранов Афганистана и Чечни. Правда, в большинстве своем это были инвалиды, но дело свое они знали. После предупредительных выстрелов солью по заднице даже самые заядлые драчуны старались лишний раз не подходить близко к ограде. Ну а самое главное — в лагере почти постоянно жил Игорь…

То, что это личность легендарная, Андрей понял, едва увидев его в кабинете директора. Здоровенный светловолосый парень, сразу же вызывавший ассоциации с Ильей Муромцем, играл с директором в шахматы. Вошедшего гигант встретил радостным ревом:

— Новенький! В шахматы играешь?!

Ошеломленный, Андрей смог только кивнуть в ответ.

— Ну, тогда помоги директору! А то он уже четвертую партию проигрывает!

В шахматы Андрей играл неплохо, но едва подошел к доске, как сразу понял, что имеет дело с мастером, который с легкостью разгадывал все хитроумные маневры противника, заставляя его самого загонять себя в ловушку. Все попытки свести ситуацию хотя бы к пату заканчивались прахом. Игорь мастерски играл как в обороне, так и нападении, и итог всегда был один — Андрею объявлялся мат.

После трех проигранных партий Каменев извинился и пошел устраиваться на новом месте, попутно наводя справки о своем оппоненте. Услышанное привело его в ужас. Игорь оказался именно тем самым «совершенным человеком», каким и пытался стать Андрей. Мало того, он оказался из породы людей, до сей поры встречавшихся только на экранах кино. Игорь был профессиональным авантюристом. Его краткая биография, рассказанная одним из сторожей, могла бы послужить сюжетом как минимум для дюжины приключенческих фильмов, а будучи написанной, моментально стала бы бестселлером.

Еще в детстве Игорь часто удирал из дома, чтобы половить рыбу или побродить с рюкзаком по окрестным лесам. И не просто побродить, а обязательно найти что-нибудь особо ценное — с точки зрения ребенка. Приветствовалось все: от старого разряженного аккумулятора до сломанного ножа. В четырнадцать лет Игорь сбежал к своему деду геологу в тайгу и проявил такую выносливость, что остался и прожил там целых два года. Вернувшись, парень всех удивил, сумев за полтора года получить школьный аттестат без троек, но вместо института пошел в армию. В военкомате его таланты оценили по достоинству и отправили в какую-то спецчасть. Что это за часть, Игорь особо не распространялся, но, судя по количеству наград, она была ну очень специальной.

Отслужив, собираться домой Игорь не торопился и вместо этого решил утолить свою жажду странствий. Почти полгода он колесил по Европе, не имея при себе ни денег, ни нормальных документов. Однако Европы Игорю показалось мало, и он отправился покорять просторы Африки, где завербовался в военный отряд, после чего завоевание континента из фигурального превратилось в буквальное.

Дальше были три года беспрерывных военных операций в Африке, Центральной и Южной Америке. Намечался поход и в Юго-Восточную Азию, но в последний момент он сорвался по причине гибели заказчика.

Возвращение в родные края было воистину триумфальным. Краткие отчеты, время от времени высылаемые семье, сделали его знаменитостью местного масштаба. Почти двести человек устроили в честь приезда героя праздник, продлившийся несколько дней. Однако через неделю, когда все протрезвели, выяснилось, что виновник торжества бесследно пропал. Поиски ни к чему не привели, и лишь телефонный звонок из Мехико, куда Игорь укатил на поиски очередного «золота ацтеков», смог успокоить взволнованных родственников.

После этого его отлучки стали регулярными и превратились в норму. Был даже выработан своеобразный график. Лето Игорь предпочитал проводить в родных краях, устраиваясь на работу в этот лагерь, благо директор приходился ему отдаленным родичем, осенью недолго жил в своей городской квартире, где тщательно планировал очередной поход, а потом резко срывался с места и исчезал в неизвестном направлении. Его могло занести в любую часть света, и везде он чувствовал себя как дома. При всем при этом походы обходились Игорю в копейки, но приносили немалую прибыль. Сторож шепотом поведал, что, еще будучи наемником в Африке, Игорь захватил машину, перевозившую алмазы одного из местных вождей. В итоге вождя свергли, а камни поделили. Даже тот факт, что этих мифических алмазов никто не видел, не мог поколебать убеждений сторожа.

Официально Игорь числился завхозом, но фактически на его плечах лежало все: от заготовки дров до организации культурно-массовых мероприятий. Вот именно эти самые мероприятия и доконали Андрея. Игорь любил детей, и выражалось это в стремлении как можно сильнее разнообразить их жизнь.