Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дэвид Блейз

Холодное сердце 2



Пролог

Далеко-далеко на севере, на самом краю обитаемого мира, стоял Зачарованный лес. Его охраняли духи воздуха, огня, воды и земли. В тех красивых краях обитал загадочный народ — нортулдры, которые питались дарами природы и кочевали вместе со стадами оленей. Они жили в гармонии со стихиями, и потому их считали волшебниками.

Однажды к фьорду у южной границы Зачарованного леса подошли деревянные корабли. Приплывшие в них люди намеревались поселиться на берегу. Вскоре там возникло королевство Эренделл, и для правящей семьи построили великолепный замок.

Как-то на закате вождь нортулдров встретился с королём Эренделла на утёсе и поприветствовал новых соседей. Правители крепко пожали друг другу руки, а остальные видели только два смутных силуэта, отбрасывающих огромные тени.

Чтобы выразить коренным обитателям этих мест свою доброжелательность и дружеские чувства, граждане Эренделла построили в Зачарованном лесу огромную плотину на реке, впадающей в Эренфьорд — живописный залив, на котором был построен замок. Плотина соединяла все прилегающие земли, и благодаря ей нортулдрам с их оленями стало легче перебираться с одного берега реки на другой. Король Рунард, правитель Эренделла, подарил сооружение нортулдрам в качестве символа мира и согласия между двумя народами, и по этому поводу жители Эренделла устроили большой праздник. Нортулдры со всех окрестных земель собрались возле плотины, чтобы вместе с новыми друзьями отметить радостное событие.

Принц Агнарр, юный сын короля Рунарда, ещё никогда не бывал так далеко от дома. Его глаза разбегались от удивления и восторга… но тут отец заметил его чрезмерное оживление. Рунард взял сына за подбородок и посмотрел на него так сурово, что Агнарр тут же потупил взгляд. Отпрыску королевского рода положено держать гордую осанку и соблюдать благопристойность.

— Помни, Агнарр, ты представляешь Эренделл. — Мальчик кивнул. — И слушайся лейтенанта Маттиаса, — велел отец, указав рукой на молодого человека в военной форме.

Когда король вместе со стражей прошёл мимо, Маттиас встал по стойке «смирно». Лейтенант понимал, почему принц приуныл. Отец требовал, чтобы сын-подросток не шалил и вёл себя как дипломат, но при этом не позволял Агнарру присутствовать на совете старейшин и на встречах с вождём нортулдров.

Но Маттиас знал, как утешить парнишку. Он встал рядом с Агнарром и задумчиво проговорил:

— Вы растёте на глазах. Прекратите это, — и слегка толкнул принца локтем. Агнарр улыбнулся и игриво толкнул наставника в ответ. — Шучу. Пойдёмте.

Они отправились на праздник.

Пирующие вперемешку нортулдры и жители Эренделла болтали и смеялись, как закадычные друзья. Кочевники даже устроили представление и, сидя на спинах оленей, показывали всяческие трюки.

Но вдруг Агнарр заметил в глубине леса нечто настолько изумительное, что не поверил своим глазам. Принцу показалось, что он видит силуэт девочки, кружащейся в воздухе вместе с ветром и листьями. Она удивительным образом парила над землёй, как будто была невесомой.

Ноги сами понесли к ней заворожённого Агнарра. Только услышав звон мечей и щитов и стук палок, принц избавился от наваждения. Он обернулся и увидел, что нортулдры напали на его сограждан! Обаяние и дружелюбие кочевников оказались обманом. Всё ещё не желая верить в такое коварство, Агнарр оглянулся на летающую девушку, но та исчезла, как не бывало.

Мимо его уха пролетела стрела, и принц прирос к месту. Никогда ещё он не был так близок к опасности.

— Прячьтесь за меня! — воскликнул Маттиас и увлёк Агнарра с дороги, а там, где только что стоял юноша, тут же пронеслась следующая стрела.

Агнарр был потрясён и оцепенело смотрел на развернувшуюся перед ним жестокую битву, сопровождавшуюся звоном мечей и свистом стрел. Вдруг он увидел, что отец и вождь нортулдров сошлись в поединке. Он закричал и ринулся вперёд, чтобы помочь отцу, но Маттиас крепко схватил его за руку.

Агнарр сумел вырваться, но отец и кочевник у него на глазах упали с утёса.

— Отец! — завопил принц и рванулся сквозь толпу дерущихся людей к обрыву. Но на пути у него вспыхнул огонь, и пламя и жар отбросили его назад.

Вдруг оглушительный грохот мощной волной прокатился по лесу, и нортулдры вперемешку с жителями Эренделла побежали прочь, спасаясь от неминуемой гибели. Подул ураганный ветер, и с неба, как ядра, посыпались валуны. Один из них упал у ног Агнарра, и принца подбросило в воздух. Рухнув на землю, он ударился о камень. Теряя сознание, сквозь туманящийся взгляд он с грустью успел заметить, что роскошный лес весь изуродован.

В то же самое время принц услышал призрачный голос, словно кто-то, одолеваемый вековой печалью, жалобно тянул тревожную мелодию. Агнарр никогда ещё не испытывал такого ужаса. Неужели это голос призраков? Злые они или добрые?

Потом какая-то невидимая сила подняла принца в воздух и понесла прочь из леса, и он поплыл над земным столпотворением. Раскатистый рёв затих, духи угомонились, и плотный, непроницаемый туман окутал лес, оставив одних людей снаружи, а других заперев внутри.

Глава 1

— В тот вечер я вернулся домой королём Эренделла, — закончил король Агнарр.

На его лицо падал дрожащий свет свечи. Он рассказывал историю из своей юности маленьким дочерям, Анне и Эльзе. Девочки, распахнув глаза и раскрыв рты, вместе с матерью, королевой Идуной, сидели на кровати Эльзы и ловили каждое слово отца. Мать крепко прижимала их к себе, и все трое уютно закутались в бордовую шаль.

— Ух ты, папа, вот так приключения! — воскликнула Анна. Она рухнула на кровать, живо представляя себе описанные события. — Спасибо твоему загадочному спасителю.

Король улыбнулся маленькой дочери:

— Хотел бы я знать, кто это был.

— А нортулдры правда обладали волшебной силой? Как я? — громко поинтересовалась Эльза. Она не понимала, как можно ополчиться на своих друзей.

— Нет, — заверил её король Агнарр. — Они просто использовали волшебство леса.

— А что случилось с духами? И кто сейчас живёт в лесу? — Эльзе было любопытно, удалось ли спастись ещё кому-то, когда духи разозлились и восстали против людей.

— Не знаю, — ответил король Агнарр. — Туман всё ещё не рассеялся. Никто не может войти в лес, и никто ещё оттуда не вышел.

Королева Идуна, боясь испугать дочерей, послала мужу тревожный взгляд, предупреждая, чтобы тот не говорил лишнего.

— Так что нам ничто не угрожает, — сказала она.

— Совершенно верно, — подтвердил король Агнарр. — Но лес может снова проснуться, и неизвестно, какие опасности он выпустит на свободу.

Королева Идуна заметила, как омрачилось от беспокойства лицо Эльзы, и перебила мужа:

— На этом давайте пожелаем папе спокойной ночи. — Девочкам ещё рано было думать о каких-то битвах… особенно когда она пыталась уложить их спать.

Король встал и, извиняясь, улыбнулся жене.

— Ой, но у меня ещё так много вопросов, — закапризничала Анна, надувшись.

Отец поцеловал Эльзу в лоб.

— В следующий раз, Анна, — твёрдо ответил он.

— У-у, — разочарованно протянула девочка. — Но у меня же нет столько терпения! — Она с вызовом взглянула на Эльзу, которая кивала, явно соглашаясь с тем, что терпения Анне не хватает.

Анна плотно сжала губы и сосредоточенно нахмурилась.

Отец поцеловал её в лоб, зная, что таким образом дочь старается набраться терпения, и вышел из комнаты. Как только за ним закрылась дверь, Анна снова начала сыпать вопросами.

— Почему нортулдры вообще напали на жителей Эренделла? — обратилась она к матери. — Как же можно воевать с теми, кто дарит тебе подарки?

— Как ты думаешь, лес проснётся снова? И что тогда подумают духи о моих способностях? — поинтересовалась Эльза, заглядывая матери в лицо.

От воспоминаний лицо Идуны смягчилось.

— Спроси что-нибудь попроще. Увы, только Ахтохаллэн это знает.

— Ах-ты-кто? — не поняла Анна.

Глядя на озадаченное личико младшей дочери, королева Идуна засмеялась.

— В детстве мама пела мне песню о необычной реке под названием Ахтохаллэн, которая знает все ответы на вопросы о прошлом, — объяснила она. — О том, откуда мы происходим.

Сёстры переглянулись, потом две пары больших голубых глаз уставились на королеву.

— Спой нам, пожалуйста, — попросила Эльза.

Идуна глянула в сторону двери, раздумывая, стоит ли выполнить просьбу дочерей, и решила, что от песни вреда не будет. Она кивнула:

— Ладно, садитесь кучкой, ближе, ближе. — И она привлекла к себе Эльзу и Анну, снова укрыв шалью.

Королева Идуна спела колыбельную, которую слышала от своей матери. Голос её был тих и мягок, девочкам казалось, что им поёт сама любовь, и ещё до окончания песни Анна крепко заснула. Королева бережно взяла дочь на руки и, баюкая, понесла её в кровать, осторожно уложила девочку и заботливо подоткнула одеяло. К Эльзе Идуна вернулась, как раз когда песня закончилась.

— Теперь засыпай, моя снежинка, — сказала она, целуя ручки старшей дочери.

Королева взбила подушки, погладила длинные волосы Эльзы и взяла свечу, мерцавшую на прикроватном столике.