Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Диана Хант

Научить любить тёмного. Ветер перемен в Академии Морте

Глава 1

— Мне придётся тебя поцеловать. Иначе они не засчитают помолвку. — С этими словами герцог откинул дурацкий полог с моего лица и накрыл своими губами мои.

Поцелуй был… поцелуй просто был.

Герцог выдержал ровно то время, которого требовали приличия.

Ни секундой меньше, ни мгновением больше.

Как только поцелуй прервался, увитая снежноцветами арка над нашими головами занялась зеленовато-голубым маревом.

В тот же миг мне вернулась способность говорить.

Правда, резко стало не до разговоров…

Дракоша Ломтик, что горделиво оседлал льдистую шапку на самой верхушке священной арки, торжественно заверещал и что есть силы полыхнул голубым пламенем.

Драконий огонь угодил прямиком в парящий магический шар и тот радостно воссиял мириадой ледяных искр! Вслед за первым шаром пламя перекинулось и на остальные, что медленно вращались под купольным сводом храма Семи Драконов.

Изображения драконов на льдистом своде ожили. Синхронно и грациозно, завораживая своими неспешными, мягкими движениями, они поплыли по кругу. Пространство же сияло и переливалось так, что сердце замирало, дыхание останавливалось, а на глаза сами собой наворачивались слёзы!..

Зрелище было просто крышесносным!

Невероятным. Восхитительным. Волшебным…

Огни северного сияния… Дыхание Фьордов…

Казалось, оно было ближе даже, чем моё собственное!..

Мой нежный кроха Ломтик истово бил крыльями, изрыгая всё новые и новые потоки ледяного пламени.

Гости, отмерев, принялись аплодировать.

— Они приняли. — Сухо констатировал творящееся волшебство герцог и только теперь отстранился окончательно.

— Кто — они? — зло поинтересовалась я, с наслаждением поводя плечами. Как же всё-таки здорово двигаться… по своей воле. — Высшие силы?

Кивая гостям на многочисленные поздравления, герцог ответил мне, практически не размыкая губ:

— Разумеется, Фьорды.

— А если бы не приняли? — тут же подняло голову Любопытство.

Герцог Семи Фьордов равнодушно пожал плечами и ответил скучающим тоном:

— Пришлось бы повторить.

А я поняла, что прямо сейчас взорвусь синим пламенем почище малыша Ломтика. Ведь ещё и скривился, говоря это, паразит такой!

Пришлось ему, видите ли.

Можно подумать не он чуть ли не с момента моего попадания в этот мир целовал меня так, что только воздух вокруг звенел!

Вот только было это до…

До этого клятого обручения!..

— Так уж и пришлось бы. — Всё же вставила свои пять копеек уязвлённая Женская Гордость.

Ответом меня не удостоили и это опять-таки задело.

— Всё ещё не разговариваешь со мной?

Снова равнодушное пожимание плечами.

Однако меня после длительного (и вынужденного, что важно!) молчания было не остановить.

— Имей ввиду, Тиму Петтери, если ты и сейчас…

— Сегодня первый этап Свадебной церемонии. — Оборвали меня на полуслове. — Посвящение Фьордами, или Помолвка. Следующий — посвящение Сердцем, или Кровная Нить — в грядущую Неистоволунную Ночь… Тогда и поговорим.

— Ой, не факт. — Я, если что, тоже умею плечами жать не хуже некоторых тёмных. Ох, как же это чудесно-то… двигатьсяяя… — Я ведь теперь больше не молчаливая кукла и вполне себе отказаться могу!

— Ты? Отказаться? — Впервые за всё время свалившегося как снег на голову обручения я удостоилась взгляда карих, стремительно наливающихся пурпуром глаз.

На безупречном лице тёмного явственно прослеживался намёк на лёгкое изумление и… презрение, да.

К моему негодованию и досаде, чего уж, презрения было больше.

— Ты — точно не откажешься. — Фыркнул герцог, отворачиваясь.

— Да с чего вдруг такая уверенность?

— Не откажешься. — Повторил он, упрямо качая головой.

— Вот клянусь вашей Триединой вместе со всеми Привратниками! — Взвилась я. — Не ответишь мне сейчас по-человечески и…

Я осеклась на полуслове. Герцог снова посмотрел на меня. Ни один мускул не дрогнул на породистом лице.

— Кольцо Фьордов убьёт тебя. — Бросил он и я часто заморгала.

— Как — убьёт?

— А как ты себе это представляешь, Туули? — Впервые за время нашей, ладно, назовём это помолвкой, Тиму Петтери позволил себе хоть какую-то эмоцию. — Уж точно обойдётся без похоронного марша!

— И ты вот так запросто об этом говоришь?!

— Думать нужно было, прежде чем надевать его, Ули! — прорычал некромант.

И в принципе он был прав. Настолько, что прям вот добавить нечего. Нужно было думать…

Вот только что мне тогда оставалось?

И когда, снорхи меня дери, нужно было думать?!

С момента моего попадания в мир, где часть души каждого мага воплощается в виде магического спутника*, у меня ведь ни минуты не было спокойной!

/* Начало истории Туули, Тиму и дракона Ломтика в книге «Ветер Севера в академии Морте».

Сходу угодив в самую загадочную и таинственную академию на континенте, где готовят сильнейших магов Конфедерации, могла ли я хотя бы мысль допустить о том, что в самом ближайшем будущем мой упрямый и несносный напарник Тиму Петтери вот так, с бухты-барахты унаследует герцогство, а я, ещё вчера обычная иномирянка без роду и племени стану его невестой, без пяти минут герцогиней?!

— Тим… А разводы у вас бывают?

На меня посмотрели так, словно я сразу с семи лун Ракастава’Аите свалилась.

В принципе, чего я ожидала? У них тут всё на магии завязано. Сперва вот Фьорды этого герцогства меня приняли… Потом Сердце это, чем бы оно ни было… А потом, как говорится, поздно пить боржоми и проситься обратно, домой, к маме… То есть назад, в жизнь девичью-холостую, где хочу халву ем, хочу пряники!.. Вот уж угодила, как кур в ощип!

Да если б я только знала, чем для меня обернётся извлекание злополучного перстня из Хаоса, к каким последствиям всё это приведёт, и какой ценой придётся заплатить за помолвку, я б к поганому артефакту, что так красиво посверкивает на моей руке ни в жизни, ни в смерти не прикоснулась бы!


…Как я только ни пыталась избавиться от злополучного перстня.

Как только ни тщилась его, заразу такую, снять!

От банального намыливания пальца до отмачивания собственной конечности в концентрированном растворе мыльнокорня. От применения всевозможных реагентов, уменьшающих силу трения — кристаллы воздуха, энергия мысли, астральная энергия — до самого настоящего камня крови ильнорога!

Глядя на мои отчаянные и жалкие, чего уж там, потуги Дедушка только головой качал неодобрительно, а малыш-Ломтик знай себе восхищённо фыркал ледяными облачками…

Памятуя о мудром совете магов моего нового мира, я, конечно, пыталась взять за жабры и припереть к стенке Привратника, то бишь нахала Бонсайми… Но прежде, чем осуждать меня за отсутствие результата, сами сперва попробуйте добиться чего путного от призрака!

Я даже профессора Онни подключала, бесполезно!

Бонсайми лишь хохотал глумливо, выскальзывая из-под самых прочных магических сетей, корчил рожи да заверял, что теперь уж мне нипочём от фамильной реликвии Петтери не избавиться.

Хоть бы и вместе с пальцем.

И не то, что бы я собиралась палец себе резать…

Это как бы даже для моего чувства вины чересчур.

Однако сам факт резкой перемены ко мне Тиму Петтери был как удар под дых. Непредвиденный, ошарашивающий, начисто выбивающий почву из-под ног.

И как объяснить не желающему видеть и слышать меня некроманту, что я всего-то-навсего хотела учиться, учиться и ещё раз учиться, как завещал великий…


…Поздравления, наконец, подошли к концу, и мы проследовали в портал, ведущий во дворец.

Я была так ошарашена откровением герцога о том, что кольцо Фьордов убьёт меня, если свадьба не состоится, что позволила помочь мне сойти с постамента, вложив пальцы в протянутую руку Тиму Петтери. Улыбки на лицах гостей стали совершенно лучезарными. Со стороны мы, должно быть, выглядели самой что ни на есть влюблённой парой.

Даже соулы наши вызывали всеобщее умиление: мой ледяной дракончик Ломтик торжественно восседал на спине у восхитительной огненной тигрицы, в которую по случаю обернулась Йола…

Да и Дедушка, кем бы он ни был (предположительно — высшая нечисть неизвестной этиологии) — в честь нашей помолвки заплёл бороду в две косы и выглядел весьма и весьма довольным жизнью.

Словом, лишь двоим в самом грандиозном праХраме герцогства Семи Фьордов было решительно не до веселья. От слова совсем.

А именно — главным действующим лицам.

Жениху и невесте.

Коими и являлись мы с герцогом.


— А эта ваша… Неистоволуннная Ночь скоро? — спросила я Тиму, стоило нам шагнуть в радужное марево портала и оказаться в коридоре, соединяющем праХрам с замком герцогов Петтери.

Дедушка, степенно попыхивающий рядом, а также дракошка с перевёртышем вмиг навострили ушки.

Герцог же едва заметно скривился.

— Так не терпится стать герцогиней, Туули? — бросил он и сжав зубы, уставился прямо перед собой. — Успеешь.

— И всё-таки?

Тиму хмыкнул, будто решал, говорить или нет. Затем вздохнул и всё же ответил:

— Следующая Неистоволуннная Ночь через месяц. Предположительно… Как только Сердце позовёт тебя, ты узнаешь. Через кольцо.