Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дмитрий Серебряков

Новая жизнь. Боги

ПРОЛОГ

На лунной базе темных эльфов в то время, когда все занимались своими делами, одна из лабораторий была мало того что закрыта, так еще и окружена сильными защитными и сигнальными заклинаниями, что было, мягко говоря, удивительно. Ни у кого из живущих тут давно не было никаких секретов от остальных, по крайней мере почти все так думали. Вот только у двоих разумных, которые сейчас находились внутри этой самой лаборатории, имелось свое мнение на этот счет. Хан стоял возле одного из центральных мониторов и рассматривал изображение лунной поверхности, в то время как Гримжоу сидел недалеко от него, явно нервничая. Удивительно, что тут не было вечного спутника Хана, Германа, но это еще не все странности этой встречи, ибо нормально разговаривающий Хан удивлял не меньше.

— Или мы посвящаем в нашу тайну команду, или потом будет беда, — уверенно произнес Гримжоу, — если они об этом узнают там, то…

— Ничего не будет, — закончил Хан фразу вместо него, — к тому же кто мне об этом говорит? Тот, кто уже две тысячи лет меняет историю как ему вздумается?.. — В сказанном явно присутствовали нотки сарказма. — Ты скоро сам запутаешься в том, где правда, а где вымысел.

— Все знают ровно то, что им положено знать, — ворчливо произнес Гримжоу, — пусть и в слегка исправленной версии.

— Тогда я не совсем понимаю, что именно ты хочешь рассказать команде? — Хан отвлекся от разглядывания карты и повернулся к нему. — Что у нас есть союзник среди посланников? Или что миссия на Изон — это дорога в один конец? А может, ты хочешь им рассказать правду о том, как погибла наша империя? Возможно, ты расскажешь, кто именно приказал запустить ядерные ракеты Астера?

— Хватит. Я уже понял намек, — поморщился недовольно тот, — но про посланника Борея все же надо рассказать, иначе нас не поймут. Без упоминания Луизы.

— Нет.

— Что же ты такой упертый… — раздраженно произнес Гримжоу, — пойми, мы можем там его встретить, и что тогда? Будешь на месте все объяснять?

— Не будет никаких «мы», — резко возразил Хан, — на Изон отправлюсь я и Алекс.

— Как это?.. — изумленно спросил Гримжоу. — Мы столько лет готовились, и на тебе… К тому же София — избранная. Как ты собрался отправляться без нее?

— Готовились к чему? Чтобы доблестно погибнуть? Двое смогут дойти до тюрьмы Изначального. Алекс почти готов и сможет держать нужный темп, как и освоить методику скрытости. Остальные — это балласт, — спокойно возразил Хан. — Только ему и расскажу правду, когда окажемся там. Остальным знать пока не следует.

— Но как же наш план? — растерянно спросил Гримжоу. — К чему тогда вся эта подготовка?

— Ты, видимо, не так меня понял, — покачал головой Хан, — мы отправимся к Изначальному, потом я вместе с Алексом выполню условие Борея. И только после этого Изначальный разрушит тюрьму и откроет разлом. В идеале мы впятером вернемся на Филанель или вчетвером. Все зависит от успешности миссии.

— И как давно ты все это решил? — после минутной паузы мрачно спросил Гримжоу.

— Это не мой план, — спокойно ответил Хан.

— Изначального?.. — удивился Гримжоу.

— Да.

— Когда же ты успел? — еще больше удивился Гримжоу. — И почему Герман не знает об этой второй встрече?

— Он в этот момент был в биочипе у Алекса в голове.

— То есть весь этот план по передаче Германа Алексу был придуман только для того, чтобы ты смог без свидетелей пообщаться с богом? — усмехнувшись, спросил Гримжоу.

— Не только. Еще нужна была встреча с Бореем.

— Так вот почему ты не смог спасти Руиза… — грустно произнес Гримжоу.

Хан только согласно кивнул на эту фразу. Ему неприятно было вспоминать этот прокол. Руиз им был нужен живым, но в тот раз все пошло не так, как надо.

— Есть более важные вопросы, — произнес Хан, — нужно доставить с базы светлых наши с Германом тела и перенести туда наши сознания.

— Ну это как раз не проблема, — хитро прищурившись, произнес Гримжоу, — я уже давно сделал туннель к ним на базу, так что зря ты смотрел лунную карту. И даже помогу, но при одном условии: я отправлюсь с тобой.

— Нет. Ты нужен здесь, — категорично возразил Хан, — а именно — на планете. Пока мы будем там, нужно подготовиться к встрече гостей. Или ты думаешь, после того как мы оттуда уйдем, боги просто все забудут?

— Подожди… — растерянно замотал головой Гримжоу, — то есть вы вернетесь и нам придется сражаться с демонами и богами здесь, у нас на планете?!

— Нет, — отрицательно покачал головой Хан, — только с демонами, и то, если ты все сделаешь правильно, сражения не будет.

— Ничего не понимаю… — раздраженно произнес Гримжоу.

— Связь с богами останется, просто будет договоренность: Изначальный не станет вмешиваться, но и боги с посланниками к нам не лезут… — Увидев скепсис на лице Гримжоу, Хан добавил: — Они согласятся. А если нет, то четыре великих спящих вулкана Изона одновременно начнут извергаться. Это станет концом цивилизации Изона. На такое боги не пойдут.

— Допустим… — неуверенно согласился Гримжоу, — но нам-то и демонов с лихвой хватит!..

— Если ты реализуешь проект Вини, то демоны после первой же попытки никогда больше к нам не полезут, — с усмешкой в голосе ответил Хан, — поэтому ты и нужен здесь, он только со мной или с тобой будет говорить.

— А при чем тут твой дракон? — удивился Гримжоу.

— Не только Руиз смог додуматься до заклинания ядерного взрыва, — лаконично прокомментировал Хан, — и Вини уже давно не мой дракон, а старейший из хранителей гнезда.

— Как по мне, план шит белыми нитками… — проворчал Гримжоу, — сомневаюсь, что это сработает. К тому же вряд ли остальные позволят вам двоим просто так уйти.

— Попроси Чикэко помочь в этом вопросе. Пусть заблокирует их фей, — Хан при этом внимательно посмотрел на Гримжоу, — думаю, она справится.

— Даже так? — удивленно приподняв брови, ответил тот. — Другими словами, вся эта встреча — только для того, чтобы я задействовал свою фею Чикэко и договорился с Вини?

— Да.

— Неприятно такое слышать, — грустно усмехнулся Гримжоу, — но хоть правдиво.

Хан на эти слова только молча пожал плечами.

— Ты уверен, что тебе стоит сменить тело? — неуверенно спросил Гримжоу. — Что-то я не совсем понимаю, как у тебя получится нанести все твои усилители за пять лет.

— С помощью мечей и вот этого. — Хан достал откуда-то из доспеха розовый шарик и показал Гримжоу.

— Что это? — Тот удивленно принялся рассматривать артефакт.

— Сфера созидания, — спокойно ответил Хан, — ее создал Борей под руководством Изначального. Все мои усилители в виде тату уже разработаны, сфера поможет мне нанести их на тело даже не за пять лет, а за два года — вместо сотен лет.

— Значит, все уже решено… — печально произнес Гримжоу.

— Не веришь в успех?

— Я не верю, что без избранной что-то получится, — покачал головой тот.

— Ты опять про свои предсказания? — В голосе Хана отчетливо слышались нотки осуждения. — Если да, то где в них Алекс? Оба варианта предсказания про него не говорят ни слова.

Гримжоу молча встал и прошелся по лаборатории, обдумывая все, что услышал. С одной стороны, Хан прав. Если брать официальное предсказание, сделанное одним из последних магов судьбы и известное всем, то там действительно нет Алекса, а вот насчет второго (и тайного) предсказания, известного только нескольким разумным, — есть там спорный вопрос. Маг судьбы Вальдара де Азул настолько сильно уверовала в собственное предсказание, что из-за него даже предала родину. Гримжоу помнил дословно это ее послание:

«На обломках империи возвысится новый мир, и будет он силен и нов. Однако демоны снова придут, и мир вздрогнет, но ответит. Тысячи мелких звезд взорвутся в двух мирах, и боги познают боль и страх смерти, погибнув в пламени этих мимолетных звезд. Новый мир падет к ногам богов, но появится избранный, который, оставляя за собой войны и смерть, возвысится и станет тем, кто сольется с феей настолько сильно, что даже боги ужаснутся его мощи, а вреда от слияния для него не будет. И родится новая мощь, что придет в мир богов, и содрогнутся небеса в попытке спасти мир, и тогда встанет выбор перед той, кто знает и видит, и от выбора ее будет зависеть жизнь мира богов и разумных. Но появится тот, кто прятался, и испугаются боги, однако выбор по-прежнему будет за ней. И настанет мир, но, возможно, без богов и избранного, ибо только от них зависит, будет мир с ними или уже без них. Все это время дух, рожденный в недрах ненависти и мести, будет бродить по двум мирам, собирая дань — кровью и болью — с тех, кто решил обратить его мир в пыль. Опасайтесь его, ибо этот смертный станет больше чем просто воин, и назовете его убийцей богов, но будет та, кто сможет остановить его, если только боги примут правильное решение. И столкнутся силы невиданные и воля несгибаемая, боги встанут против богов, а мир познает весь страх и ужас перед мощью извечного, что станет третьей силой в состязании избранных и богов. Кто решится начать бой или закончить, так и не начав? О том знают лишь избранный и новый бог, который сможет обрести силу через смерть другого бога; но хватит ли сил и знаний в этом противостоянии великих и прозябании смертных? Все силы стремятся изменить то, что изменить нельзя, ибо все уже создано, а судьба скоро явит свой жребий».