Дмитрий Силлов

Закон Меченого

Автор искренне благодарит замечательного писателя Александра Мазина за бесценные советы и рекомендации, полученные от него в процессе написания романа, а также Олега «Фыф» Капитана, опытного сталкера-проводника по Зоне, за неоценимую помощь в создании этой книги.

ПРОЛОГ

— Итак, после всего произошедшего я вынужден сказать, что проект «S.T.A.L.K.E.R.» полностью провалился.

Человек, который произнес эти слова, стоял у окна и глядел куда-то вдаль. На нем был надет военный камуфляж, перекрещенный портупеей, и мягкие прыжковые ботинки.

Помимо неподвижной фигуры человека у окна, в кабинете имелись большое удобное кресло на колесиках и два стола, поставленных буквой «Т» — один большой, полностью вырезанный из красного дерева, второй попроще, из массива сосны, но несколько длиннее своего благородного собрата, как, впрочем, и положено быть ножке двадцатой буквы алфавита.

На столе хозяина кабинета были аккуратно расставлены селектор, ноутбук, кожаная папка с тиснением, золотое пресс-папье в виде фигурки японского дракона, держащего в лапе шар, и дорогой письменный прибор, вырезанный из зеленого камня. Внутри прибора, словно рыбка в аквариуме, плавал изумрудный огонек, то приближаясь к самому его краю, то вновь уплывая в малахитовую глубину, поближе к стаканчику с остро заточенными карандашами.

Но центр стола занимали не эти, несомненно, дорогие и полезные предметы. На его середине, словно три богатыря с известной картины, застыли громоздкие дисковые телефоны с кручеными шнурами, соединяющими аппарат с трубкой. Правда, отверстий для набора на телефонных дисках не было. Вместо них на больших белых блямбах красовались гербы России, Украины и Республики Беларусь.

Второй сосновый стол, заменяющий длинную ножку кабинетной «Т», был почти пуст, если не считать лежащей на нем картонной папки и ладошек сухонького человечка в сером гражданском костюме. Человечек чинно сидел на стуле, положив ладошки рядом с папкой, и внимательно смотрел на хозяина кабинета.

Пауза затягивалась. В могильной тишине было слышно, как сердито жужжит в районе люстры случайно залетевшая муха. Словно неопытный минер нервно прочесывает потолок в поисках выхода.

Наконец человек в камуфляже оторвался от созерцания заоконных далей и повернулся к человечку. На пятнистой форме хозяина кабинета стали видны погоны с двумя большими звездами защитного цвета. Возможно, человек, не обладающий хорошим зрением, не сразу различил эти звезды на фоне бледно-зеленых погон. Но зато он сразу понял бы, с кем имеет дело, ощутив себя на линии прицела зрачков, полностью сливающихся с абсолютно черной радужкой. Тот, кто побывал в горячих точках или, скажем, в Зоне и при этом не растерял способности мыслить абстрактными категориями, вполне мог сравнить такой взгляд с дулами пары крупнокалиберных пистолетов.

Но на человечка в костюме гипнотический взгляд хозяина кабинета не произвел ни малейшего впечатления. Он так же внимательно, не мигая, продолжал смотреть на хозяина кабинета бесцветными, пустыми глазами альбиноса.

В конце концов, хозяин кабинета моргнул и невольно перевел взгляд на рукоять «стечкина», торчащую из кобуры на его поясе. Действительно, чем целиться взглядом в пустоту, лучше лишний раз проверить, на месте ли настоящее оружие.

Однако человечка в костюме смутить было сложно. Когда-то очень давно он учил таких вот бравых и самоуверенных вояк стрелять с обеих рук по-македонски, укладываясь в нормативы стрельбы из одного пистолета, и весьма удивлялся, почему ученики после пары часов занятий заматывают несколькими слоями пластыря ладони и пальцы, стесанные о затворные рамы. Ведь оружие — это часть себя, и лишь очень неуклюжий человек может ранить свое тело собственными зубами и ногтями.

Но те времена остались в далеком прошлом, и сейчас у него было другое задание, гораздо более важное, чем учить камуфлированных громил обращению с оружием.

— Откуда такие выводы, Александр Андреевич? — поинтересовался человечек. Его голос был мягким, как шерстка мангуста.

— Посудите сами, — сказал хозяин кабинета, отрывая взгляд от пистолета и с некоторым облегчением открывая кожаную папку, лежащую на столе. — Шесть объектов, один за другим посланных к центру Зоны с целью любой ценой уничтожить Монолит, пропали без вести. После чего яйцеголовые из вашего замечательного НИИ взяли паузу и выдали новый объект, уверяя, что на этот раз осечки не будет. И вправду, через несколько дней после того, как объект номер семь был внедрен в Зону, Монолит был якобы уничтожен. Якобы! — Хозяин кабинета выделил слово голосом, при этом, подняв к потолку указательный палец, на средней фаланге которого стала видна мозоль от спускового крючка.

В кабинете вновь повисла пауза, которую, впрочем, человечек в костюме нарушил довольно быстро.

— Александр Андреевич, давайте без эмоций и театральных эффектов, — все так же мягко произнес он. — Монолит был уничтожен или нет?

Человек в камуфляже криво усмехнулся.

— Ага, уничтожен, — кивнул он. — Мощность выброса после этого, так сказать, уничтожения составила шестнадцать с хвостиком единиц по шкале Бергмана, то есть вдвое против самого высокого показателя за последние пять лет. В результате границы Зоны расширились чуть ли не до Киева, и я со дня на день жду сообщения, когда же на Крещатике, наконец, пристрелят первого кровососа.

— Чуть ли не до Киева? — задумчиво проговорил человечек в костюме. — Нельзя ли поконкретнее?

— Мутанты прорвали наши кордоны, и их волну смогли остановить лишь на линии Запрудка — Владимировка — Толокунь силами войск Третьего кольца обороны, — сухо произнес хозяин кабинета. — В настоящее время восстановлены Второе и Первое кольцо и условно можно сказать, что в течение месяца мы смогли вернуть Зону в прежние границы. Если, конечно, не будем обращать внимания на аномалии и мутантов, которые по-прежнему довольно часто встречаются в границах Первого кольца.

— Спасибо, я читал сводки, — скучно сказал человечек в костюме. — И при этом хочу отметить, что Северные кордоны, охраняемые войсками НАТО, никоим образом не пострадали и не поменяли диспозицию.

Лицо генерала пошло пятнами, но ему удалось справиться с собой.

— Не понимаю, для чего тогда вы задаете вопросы, — проговорил он. — Знаете ли, если б на моих блокпостах стояли не срочники с автоматами Калашникова, а управляемые искусственным интеллектом и невосприимчивые к большинству аномалий боевые роботы, оснащенные тепловизорами, приборами ночного видения последнего поколения, «Миниганами» и автоматическими пушками, может, и мне удалось бы удержать границы Зоны на прежних позициях.

— Понимаю вас, — кивнул гость. — И не спрашивайте меня, для чего я задаю вам эти вопросы. Просто мне нужно еще раз проверить звенья логической цепочки, которая ведет меня к некоторым выводам.

— О каких выводах вы говорите? — настороженно поинтересовался хозяин кабинета, закрывая папку и усаживаясь в роскошное кожаное кресло.

— В том числе о тех, в результате которых будет принято решение о третьей звезде на ваших погонах, — безразлично произнес гость, рассеянно теребя край своей папки пальцами тонкими и чувствительными, какие бывают у пианистов и снайперов.

— Шутить изволите? — нервно усмехнулся человек в камуфляже. — После такого с меня скорее снимут те, что есть, и отправят полком командовать.

— Отчего же? — вскинул вверх белесые брови человечек в костюме. — По моим сведениям, наш объект номер семь не только выполнил задание, но и освободил большую часть диверсантов, засланных ранее в Центр Зоны. При этом он выкрал из-под Саркофага крайне ценные материалы и — самое главное — основную часть, так сказать, сердце Монолита.

— Вы неплохо осведомлены о наших делах, — краем рта усмехнулся хозяин кабинета.

— Это моя работа, — скромно прикрыл белесые ресницы гость, при этом, не сводя взгляда со своего собеседника. — Так же, как ваша работа — вернуть объект «семь» на базу вместе с его трофеями. Желательно, конечно, возвратить и тех, кто был заслан ранее, но это необязательно. Они отработанный материал, пригодный лишь для изучения ошибок в его программировании.

— Но это не так просто сделать, — мрачно произнес человек в камуфляже. — Те, о ком вы говорите, лучшие диверсанты, специально отобранные природные таланты, которых потом несколько лет натаскивали самые компетентные военные специалисты разных стран. И которых в вашем НИИ превратили в роботов…

— Ну-ну, генерал, я же просил без эмоций, — слегка поморщился гость. — Я понимаю, это непростое задание, но наши объекты не роботы, а просто хорошие мастера своего дела. Думаю, у вас найдутся не хуже.

— Вряд ли, — покачал головой генерал. — Как это ни прискорбно признать. Думаете, я своими силами не пробовал найти Снайпера? Результат — за последний месяц две пропавшие без вести диверсионные группы.

Гость растянул в подобие улыбки тонкие губы и машинально потер большой и указательный пальцы жестом, которым обычные люди обозначают счет денежных купюр.

— Значит, его местное прозвище — Снайпер, — неторопливо произнес он. — Что ж, показательно. Там, по-моему, есть еще один неплохой специалист из тех, кого засылали ранее, тоже с характерным прозвищем. Стрелок, кажется?

— Точно, — отозвался хозяин кабинета. — Прошу заметить — ни один из тех, кто побывал в вашем НИИ, а после отправился в Зону и выжил, не вернулся на базу. Теперь они именуют себя сталкерами, а другие сталкеры называют их Легендами Зоны. В совокупности на счету этих «легенд» около роты отличных военных специалистов, официально считающихся пропавшими без вести. И я больше не буду посылать личный состав на убой в эту чертову дыру, называемую Зоной. Вы видели глаза их матерей, господин куратор? А я видел. И я не знаю, что им говорить, когда они умоляют меня вернуть им хотя бы тело мертвого сына.

Глаза человека в костюме сверкнули как у мангуста, прихватившего кобру за шейные позвонки. В тишине кабинета было слышно, как скрипнули его зубы.

— Вы будете выполнять свою работу, генерал, до тех пор, пока не будет выполнено задание, — тихо проговорил он. — И вы его выполните. При этом отмечу — вовсе не обязательно, чтобы Снайпер и остальные Легенды Зоны были доставлены на базу живыми. В основном нас интересуют трофеи, которые объект номер семь вынес из Центра Зоны. Даже черт с ними, с трофеями! Ликвидируйте эти отбросы неудавшихся научных экспериментов, достаньте мне «Чистое небо» — и я гарантирую вам третью звезду.

— Дожил, — хмыкнул генерал, постукивая карандашом по папке. — Такие контракты предлагают обычным сталкерам бармены и торговцы артефактами. В таком случае, господин куратор, мне самому придется вылезти из мягкого кресла и топать в Зону. Не имеет значения, кого я пошлю туда с заданием ликвидировать Легенды Зоны — какого-нибудь посеченного шрамами ветерана или целый разведывательно-диверсионный батальон. Обратно они не вернутся. Зона сама создает свои Легенды, они ее часть, и она не отдаст свою собственность без боя. А воевать с ней бесполезно и бессмысленно. Как я сказал в самом начале, проект «S.T.A.L.K.E.R.» провалился и все, что мы можем, — это удерживать границы Зоны. До тех пор, пока ей это не надоест.

— Не нравятся мне ваши пораженческие настроения, Александр Андреевич, — покачал головой куратор. — Но в то же время я понимаю, что вы здесь уже не первый год и лучше знаете, что к чему. Потому я приехал не один. Сейчас в приемной сидит человек, который один стоит разведывательно-диверсионного батальона.

— Да ну?! — иронично хмыкнул генерал. — Очередной спаситель человечества? Знаете ли, я не увлекаюсь фантастикой и больше верю в «Град» и атомную бомбу, чем в героев-одиночек.

— А зря, — невозмутимо произнес куратор. — Недооценка роли отдельной личности в истории человечества есть не что иное, как переоценка собственных способностей. Например, не бомба и не «Град» сковырнули Монолит, а наш объект номер семь. Пусть эффект оказался временным, но сути это не меняет.

— И сейчас вы хотите противопоставить Снайперу вашего столичного супермена? Он хоть раз в Зоне был?

Ирония в голосе генерала сменилась неприкрытым сарказмом.

— Нет, в Зоне он не был, — невозмутимо ответил человечек в костюме. — Но вы и ваши сотрудники введете его в курс дела. А его послужной список здесь.

Он дотронулся до папки, лежащей на столе.

— И чтобы не утруждать вас чтением весьма пространных документов, сообщу, что Виктор Савельев направлен сюда Комитетом по предотвращению критических ситуаций. Помимо того, что он в свое время прошел полный курс обучения в японской секретной школе синоби-дзюцу более чем известного клана якудзы Сумиёси-кая, звание майора было присвоено ему после уничтожения форпоста немецкой антарктической базы 211. [О приключениях Виктора Савельева до описываемых здесь событий можно прочитать в моих романах «Тень якудзы», «Ученик якудзы» и «Путь якудзы». Хотя это необязательно — трилогия «Русский якудза» и роман «Закон Меченого» вполне читаются как отдельные книги, не связанные между собой (примеч. автора).]

Возможно, это было игрой переменчивого солнечного света, льющегося из окна, но сторонний наблюдатель мог бы подумать, что полковник слегка побледнел.

— Русский якудза из группы «К»… — пробормотал он. — Я слышал о нем от наших особистов, но и они думали, что это легенда…

— А сейчас эта легенда сидит у вас в приемной, — сказал куратор. — В общем, потрудитесь в кратчайшие сроки предоставить ему все сведения о Зоне и по необходимости обеспечьте подкрепление. Хотя сомневаюсь, что оно ему понадобится, — он всегда работает один.

КИЛЛЕР

Это был обычный учебный класс по спецподготовке личного состава. Обычный по виду, но не по начинке. Просторное помещение с плакатами на стенах, восемь сильно потертых школьных парт с металлическими стульями при них…

На этом сходство заканчивалось.

Плакаты разительно отличались от тех, что Виктору приходилось видеть ранее. Вместо подробного описания вооружения — как своего, так и вероятного противника, — на них были изображены жуткие твари в разрезе с указанием уязвимых точек на их телах, камни и минералы необычной формы с описаниями их свойств и потенциальной опасности для человека, а также топографические карты различных районов, на которых то и дело пестрели заштрихованные довольно обширные области, помеченные надписью: «Не исследовано».

Помимо этого в классе стояло чучело, к внешнему виду которого вполне подходила распространенная поговорка «во сне увидишь — топором не отмахаешься». Неизвестный таксидермист приложил немало усилий, чтобы сохранить внешний вид мутировавшего организма. Естественно, перед поездкой в Зону Виктор успел ознакомиться с доступными материалами о месте проведения предстоящей акции, но одно дело картинка на экране монитора, и совсем другое — когда-то реально живая тварь, стараниями специалиста по дохлым мутантам получившая вечную жизнь.

Виктор подошел поближе к чучелу, стоявшему между окном и классной доской — такой привычной, знакомой любому, кто заканчивал школу, с тряпкой и кусочками мела на полке. Рядом с этой доской жуткая тварь выглядела нелепо, словно гость из нехорошего сна, вывалившийся в объективную реальность и неслабо пошатнувший представление очевидца события о существующем мире.

Тварь была на две головы выше Виктора, явно гуманоидного типа, с переразвитой, но на удивление гармоничной мускулатурой. Очень крепкие когти на лапах, лысая голова, отсутствие выраженных половых признаков, ротовые щупальца с присосками и глаза мутно-белые, без намека на зрачки, словно спец по чучелам, не морочась особо, вставил в глазницы твари пару шариков от пинг-понга… Складывалось полное впечатление, что эту биологическую машину уничтожения не сама природа создала в процессе эволюции, а венец ее творения спроектировал в научной лаборатории и сумел воплотить наяву.

— Впечатляет, правда? — раздался голос за спиной.

Виктор обернулся.

У двери стоял генерал, заложив руки за спину. По его с виду беспристрастному лицу опытный физиономист определил бы, что объект наблюдения испытывает явное чувство превосходства над собеседником, граничащее с презрением.

— Судя по вашему тону, можно предположить, что это вы его создали, — сказал Виктор — и обезоруживающе улыбнулся.

Снисходительная усмешка сползла с тонких губ генерала. Но не фраза, сказанная приезжим киллером, заставила его измениться в лице, а его улыбка.

Так улыбался много лет назад японский специалист по дакентай-дзютсу, практически неизвестной на западе науке о физическом уничтожении человека голыми руками и при помощи подручных средств. Не по рукопашному бою, а именно по уничтожению. И первое, чему учил русских диверсантов этот приглашенный за большие деньги убийца, — это улыбаться. Вот так, открыто и душевно, чтобы можно было безопасно сократить расстояние между собой и жертвой, а потом зачистить ее одним из наиболее простых способов, для которых не нужно оружие. Позже Виктор узнал, что инструктор не сам додумался до этого. В древнем трактате «Тридцать шесть стратагем», повествующем об искусстве тактики и стратегии войны, данный прием считался одним из самых эффективных.

Правда, за узкими щелочками между веками выражения глаз японца никто из учеников никогда не видел. А сейчас генерала даже слегка передернуло — слишком неестественным был контраст между обезоруживающей улыбкой и абсолютно равнодушными глазами московского гостя. Но внешне ветеран многих локальных конфликтов остался абсолютно спокоен, хотя неприятный осадок остался, словно он только что пропустил на татами первый же удар противника, которого заведомо считал слабее себя.

— Перейдем к делу, — сухо сказал генерал, садясь в кожаное учительское кресло и жестом приглашая Виктора занять место за первой партой.

— Спасибо, я постою, — снова улыбнулся Виктор.

Генерал усмехнулся про себя. Парень не принял его расстановку приоритетов и навязал свою стратегию — теперь, по идее, хозяин кабинета должен почувствовать себя неловко, сидя в присутствии гостя. Ну, уж хрен угадал этот молокосос. Здесь ему не Москва, а вообще другое государство, в котором Зона — отдельная территория, на южных кордонах которой он, генерал-лейтенант Звягинцев, царь и бог. Хочет торчать рядом с кровососом — пусть торчит, его дело.

— Необходимое оборудование и оружие получите на складе, — сказал генерал. — В КПК имеется вся необходимая информация, собранная преступными элементами Зоны в так называемую «Энциклопедию». У вас будет пара дней для того, чтобы ознакомиться с ней и подготовиться к операции. Учтите, место, куда вы должны отправиться, настоящий филиал ада на земле, поэтому рекомендую отнестись к подготовке со всей серьезностью.

— Оружия мне не нужно, — сказал Виктор. — Как говорится, все свое ношу с собой.

— Автомата я у вас не видел, — заметил генерал. — А в Зоне человек без автомата все равно, что посетитель театра без штанов. Привлекает ненужное внимание и вызывает острое желание местных преступных элементов чисто для профилактики накостылять по шее очередному новичку.