Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 4

На вокзал я приехал заранее и, пока поезд не пришёл, заглянул в одно местечко. Жандармским отделением называемое. Как-никак, помимо всего прочего выполняли господа функции комендатуры, и надо было «встать на учёт». Дежуривший там корнет, индифферентно задав несколько вопросов и сделав у себя в гроссбухе соответствующие записи, сообщает, что более господина капитана задерживать и тратить драгоценные секунды его отпуска не осмеливается, и тут же отпрашивается у сидевшего за соседним столом поручика отлучиться на несколько минут, типа за папиросами. Тот, абсолютно случайно показав пальцем на приоткрытую дверь в кабинет начальника, заговорщицки мне подмигивает и отпускает подчинённого. Отойдя сотню метров в сторону мастерских, сворачиваю в неприметный закуток между складами и дожидаюсь вышеупомянутого корнета Мишеньку Каменского, знакомого еще с «курсов повышения квалификации» на базе.

— Здравствуйте, Денис Анатольевич. Мои поздравления, — корнет кивает на новенький орден.

— Доброго утра вам, Михаил Павлович. Спасибо. Чем порадуете?

— Интересующее вас лицо прибыло три дня назад, остановилось в «Савое», вчера согласно полученным из столицы инструкциям ему незамедлительно предоставлено в распоряжение купе первого класса на сегодняшний поезд до Петрограда. На три часа пополудни. В городе данный господин встречался с несколькими местными представителями Земгора и прибывшим незадолго до него поручиком Овсиевским, личность которого, честно говоря, вызывает подозрения. Кавалерийский офицер, спотыкающийся о свои ножны, — это нонсенс, но документы в порядке… Чем мы можем еще быть вам полезны?

— Мне нужно, чтобы кто-нибудь на всякий случай в районе часов двух был недалеко от дома инженера Филатова. Повторюсь — недалеко и незаметно. Остальное сделаем своими силами. Утренний поезд, если не ошибаюсь, прибудет минут через десять?

— Да. Если не секрет, кого встречаете? — Юношу разбирает любопытство, но, заметив мою улыбку, пытается отмазаться по-взрослому: — Спрашиваю исключительно в интересах дела.

— Хорошо, исключительно в интересах дела сообщаю, что прибывают штаб-ротмистр Дольский и, если мне не изменяет память, ваш бывший инструктор по рукопашному бою.

— Михалыч?!

— Именно так. Хорунжий Митяев. Всё, прошу простить, Михаил Павлович, мне пора. Передайте мое почтение поручику Незнамову…

* * *

Даша очень обрадовалась приезду старых друзей, но причина их появления несколько сбавила накал эмоций…

— Денис, что за глупый розыгрыш?! Этого не может быть!.. — Моя ненаглядная с явным недоверием смотрит на меня.

— Любимая, это — не розыгрыш. Сейчас некоторым господам очень нужно, чтобы я плясал под их дудку.

— …А ты сам под чью хочешь плясать?

— Императора, великой княжны Ольги, великого князя Михаила… и генерала Келлера. Хотя с ним мы, скорее, коллеги.

— Но почему? Почему именно ты?

— Дашенька, ты помнишь, что я тебе рассказывал… о будущем? Хоть сейчас всё уже несколько по-другому, главные фигуранты остались те же. В тот раз генерал Иванов не дошёл до Питера. А мы не только дойдём, но и наведём там порядок. Такой, что никакой революции никому больше не захочется. Точнее, не революции, а переворота. И тот же Гучков, будь он неладен, прекрасно это понимая, хочет если не переманить меня на свою сторону, то хотя бы обезвредить.

— Денис, я тебе верю, но… Всё это так странно… Предложение великой княжны, чиновник этот…

— Тебе знаком почерк Ольги Николаевны? И мне — нет. Бумага всё стерпит. Главное — выманить тебя из дома. Не буду говорить как, но я узнал, что на сегодня у него заказано купе. Значит, он не остановится ни перед чем, чтобы посадить тебя на поезд. А там ты уже ничего не сможешь сделать… Я вижу, что ты всё еще мне не веришь. Давай сделаем так… Мы спрячемся и будем наготове. Если после отказа он распрощается и уйдёт, я ничего не буду предпринимать. И никто ничего не узнает…

* * *

Как медленно тянется время!.. Гостиная напоминает какой-то кружок по интересам, только интересы у каждого свои. Полина Артемьевна с Дашенькой сидят у стола и что-то шьют, скорее всего, всякие пеленки-распашонки и прочее приданое малышу. Тесть с Михаилом Семеновичем изображают роденовских мыслителей возле шахматной доски, причем делают это настолько талантливо, что еле удерживаюсь, чтобы вслух не процитировать классическое «Лошадью ходи, век воли не видать!». Михалыч устроился на стуле у входа, чтобы недалеко было до его места дислокации — чуланчика возле входной двери, и тихонько выглаживает лезвие своей любимицы Гурды. Нашим батальонным изобретением, аналогом пасты ГОИ, нанесённым на деревянный брусочек. Я как-то вспомнил про чудодейственные свойства окиси хрома, а дальше Макс Горовский немного поколдовал с мылом, стеарином и керосином, в результате чего возникла еще одна традиция — бриться исключительно хорошо отполированными «оборотнями». Больше всего шума создает Анатоль, задумчиво, со скоростью ленивого метронома, выщелкивающий патроны из магазина «беты» и потом снаряжающий их обратно. И я сам, то в очередной раз проверяющий свой люгер, то, как идиот, вышагивающий по комнате взад-вперед, обдумывая возможные варианты событий. Точный состав «группы поддержки» у питерского гостя неизвестен, так же как и уровень подготовки. Но вряд ли они сразу перейдут к силовому варианту. Значит, здесь работать будем мы с Анатолем, а Михалыч и Семён, занявший свою любимую скамейку с лежащим под полотенцем пэпэшником, займутся желающими помочь господину чиновнику. Александр Михайлович с «дядей Мишей» с волчьей картечью в своих любимых охотничьих ружьях играют роль оперативного резерва. Остается одно слабое звено — как поведут себя в этой ситуации дамы, которым надо еще раз напомнить…

— Даша, ты же помнишь, когда он приедет, нужно будет стоять вот здесь, чтобы…

— Дорогой мой, закон сохранения в этом случае не работает. — Моя милая с удовольствием наблюдает за моим тормознутым выражением лица, затем снисходит до объяснения: — Денис, то, что у меня немного прибавилось… на талии, вовсе не означает, что убавилось в голове и я резко поглупела. Ты уже третий раз пытаешься меня с мамой, как вы там у себя в батальоне говорите… заинструктировать до бесчувствия. Успокойся, я всё помню!

— Попрошу мальчишек растопить самовар, — теща приходит мне на помощь. — Попьем все чаю и успокоимся. А то, действительно, атмосфера какая-то нервозная.

— Ага, вон и свежие калачи подоспели, — подает голос Михалыч. — Вон он… ходит уже…

На улице действительно появляется первая ласточка — липовый лотошник. Типа на разведку вышел, сволочь. Значит, скоро начнется какая-то активность…

Глава 5

Активность начинается немного не так, как предполагалось. В калитку стучится какой-то работяга-путеец, мы тут же разлетаемся по местам, и я слышу через не до конца закрытую дверь интересный разговор:

— Михаил Семенович, и вы тута? От здорово! Я ж до вас обоих послан. Аляксандр Антонович до вас послали, срочно на службу требуют.

— Хорошо, братец, беги обратно…

— Интересно, зачем именно сейчас мы Униговскому понадобились, а, Саша? — многозначительно басит Михаил Семенович, еле дождавшись, когда за посыльным хлопнет дверь. — Ведь знает же, что…

— Миша, ты же знаешь его. — Тесть в раздумье потирает подбородок. — Может, не пойдем никуда?

— Нет, Александр Михайлович, надо идти. За домом наблюдают, если вы останетесь, поймут, что что-то не так, — пытаюсь объяснить простейшие вещи взрослым людям. Мандраж от ожидания прошел, настало время действовать.

Минут через пять приходится еще раз прятаться, причем делаю это с большим трудом, уж больно хочется с человечком пообщаться. С Вольдемаром, бл… Аристарховичем, который, колобком выскочив из пролётки, несётся в дом.

— Здравствуйте, господа! Полина Артемьевна, Дарья Александровна, моё почтение! Как хорошо, что я вас застал! — Вежливые фразы сыплются горохом. — Очень срочное дело! А вас, как назло, нет! Очень важный заказ для армии! Откладывать невозможно! Я — на извозчике, сразу за вами!..

Час пополудни, то бишь тринадцать ноль-ноль. Народу на улице прибавляется. Кроме «лотошника», решившего отдохнуть на завалинке напротив, пару раз мимо продефилировал «кавалерист» с «белошвейкой»… Мальчишки, введённые в курс дела, со своих наблюдательных пунктов через дырки в заборе рассмотрели еще несколько непонятных организмов — двух студентов и какого-то работягу, которые стояли поодаль, чтобы их не было заметно из дома, и в ожидании чего-то дымили папиросами. «Статисты» на месте, шесть человек…

Подъехавший извозчик заставляет нас снова бесшумно разлететься на исходные. Михалыч одним кошачьим движением исчезает в коридоре, Анатоль прячется за дверью в родительской комнате, я делаю то же самое в нашей…

— Здравствуйте, сударыни! — раздается незнакомый голос.

Перемещаюсь немного влево, чтобы в узенькую щелку наблюдать за происходящим. В гостиной появляется импозантный дяденька в новеньком френче. На холеном лице всеми цветами радуги нарисованы радость от встречи и почти неподдельное удивление.