Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 2

Вчера всё-таки договорились с батюшкой, что нанесу визит в университет сказать пару ласковых излишне темпераментным студиозусам, вот к назначенному часу и стою в вестибюле в ожидании «гида». Несмотря на весь мой геройский антураж, включая недавно введенные нашивки за ранения, погулять по коридорам вахтеры почтительно, но твердо не пустили, дозволено было только сдать шинель с папахой в гардероб. Шашку отдавать в чужие руки не стал, оставил, как награду, в дополнение к Георгию и Владимирам. После звонка пустынный коридор наполняется народом, спешащим по своим делам, и под любопытными взглядами возникает постоянное желание куда-нибудь спрятаться. В конце концов, излишнее внимание надоедает, и ухожу в себя, почти переставая обращать внимание на зевак. Но ненадолго. От любования зимним городским пейзажем в окне отвлекает возглас:

— Денис?! Ты?..

Поворачиваюсь на звук. В двух шагах стоит и удивленно смотрит на меня молодая, хорошо одетая и очень красивая барышня. Прямо-таки роковая красотка. Но роковая для кого-нибудь другого, не для меня. Для меня она была роковой два года назад. Это из-за размолвки с ней Денис Гуров отправился на фронт искать свою погибель, но вместо этого нашёл меня… Не знаю, какие чувства были в душе тогда, но сейчас — полное безразличие…

— Добрый день, сударыня.

— Ты что, не узнал меня?.. Это я, Вера… Вера Нетенина, я учусь здесь, на Вспомогательных женских медицинских курсах. Неужели я так изменилась?..

— Нет, не изменились. Я узнал вас.

— Тогда почему?.. — Она обрывает фразу и смотрит мне прямо в глаза, затем продолжает, сбившись с голоса: — Раньше со мной ты разговаривал другим тоном.

— Раньше я был другим.

— Каким?

— Немного наивным восторженным юношей, которого уже давно нет.

— А кто тогда есть?

— Не знаю. Наверное, офицер-фронтовик, хлебнувший прелестей войны полной чашей.

— И этот офицер забыл всё-всё? То, что было совсем недавно?

— Нет, не забыл. А насчет «недавно»… На фронте время течёт по-другому. Мне кажется, наоборот это было очень давно, в какой-то прошлой жизни, которую не вернуть.

— Почему?.. Я здесь, ты здесь, что мешает нам?.. — В глазах появляется отчаянная надежда и тщательно загоняемое в самый дальний уголок, чтоб не сглазить, ощущение несбыточности этой самой надежды.

— Хотя бы потому, что всё необходимое, и даже немного сверх того, было сказано в нашу последнюю встречу.

— Да, я знаю, я виновата… Я поверила тому, что про тебя наговорили. Какое счастье, что я не вышла за этого негодяя!.. Денис, прости меня…

— Я давно простил вас, сударыня. — Вообще-то, в таких случаях нужно слушать своё сердце, а не чужие шепотки над ухом. Во всяком случае, у нас с Дашей именно так…

Снова долгая пауза, затем заранее пугаясь от догадки, она выдает версию:

— У тебя есть другая?..

— Да, есть. И я на ней женат.

— …И кто же она?..

— Сестра милосердия, выхаживала меня после контузии.

— …Она его за муки полюбила, а он её — за состраданье к ним? — с горькой, немного кривой улыбкой она перефразирует Шекспира.

— Это ваши мысли, сударыня. Увольте, не смею разубеждать… И — прощайте, меня уже ждут. — Щелчок каблуками, короткий кивок головой, и я иду навстречу отцу Димитрию, который стоит у лестницы, деликатно не решаясь нам помешать.

* * *

Заходим в аудиторию вместе со звонком. Обитатели встречают нас настороженно, видимо, не ожидали, что батюшка придёт не один, и, судя по двум с лишним десяткам разочарованных мордочек, готовились порезвиться ещё раз. В наступающей тишине слышится запоздалый громкий шёпот «Жандармы!» откуда-то с верхнего ряда. Оккупирую преподавательскую трибуну и вежливо здороваюсь:

— Здравствуйте, господа несостоявшиеся лекари…

В ответ слышны звуки, которые можно охарактеризовать как «Приветствие пчелиного роя приближающемуся Винни-Пуху». Пережидаю шум и наконец-то слышу вопрос, который должен был прозвучать сразу:

— Позвольте полюбопытствовать, господин офицер, а почему, собственно, несостоявшиеся?..

— Кто-нибудь из присутствующих может похвастаться дипломом врача уже сейчас?.. Нет? Тогда к чему подобный вопрос?.. Вы на данный момент — всего лишь студенты второго курса с завышенным самомнением и не совсем хорошими манерами… Но пока мы не начали нашу беседу, я хочу задать один вопрос. Тот, кто минуту назад ляпнул слово «жандармы», считает себя взрослым мужчиной, могущим отвечать за свои слова? Если да, то прошу подняться…

На галерке происходит какая-то возня с кратковременным шушуканьем, затем автор реплики всё же поднимается и с некоторым вызовом смотрит на меня, упиваясь, видимо, своей смелостью и самоотверженностью.

— У меня к вам несколько интимный вопрос, молодой человек. Потребности в посещении глазного врача не испытываете? Нет?.. А цвета хорошо различаете?.. Тогда, может быть, объясните, как можно было спутать тёмно-синий цвет, коим пользуются господа из Отдельного корпуса, с моим зелёным?.. Садитесь, «неуд» вам по цветоведению… Чтобы избежать гадания на кофейной гуще с вашей стороны, скажу сразу — я пришёл сюда для того, чтобы поинтересоваться, чем это таким интересным занимаются будущие медики, которым позже другие люди, может быть, и я в том числе, будут вверять своё здоровье и, возможно, даже жизнь… Изучают вместо учебников ораторские перлы некоего господина Милюкова?.. Кажется, я уже ясно дал понять, что ни к Департаменту полиции, ни к Отдельному корпусу отношения не имею, так что гонений можете не опасаться.

— Даже если и так, что с того? — с вызовом задает вопрос довольно упитанный недоросль с первого ряда. Смелый, но смелость эта, как мне кажется, от страха.

— Собственно, ничего. И чем же эти словоизвержения тронули ваши умы?

— Хотя бы тем, что наконец-то открыто признается несостоятельность… правительства. И его неумение руководить страной.

— Сами не умеют, пусть дадут другим!.. — откуда-то с задних рядов доносится безымянный «Vox pópuli [Глас народа (лат.).]». — А то и пусть делают, что хотят, мы у себя в Сибири свои порядки установим!..

Ага, приехали! Будем всех в одну кучу мешать, и либералов-глобалистов, и отделенцев-сепаратистов, вот винегрет интересный получится! В головах без мозгов же получился, сами не понимают, что орут. Только вот забыли один маленький нюансик, но ничего, сейчас мы про него напомним…

— Тихо, бандерлоги!.. Если считаете себя воспитанными и интеллигентными, не перебивайте собеседника! Я дал вам возможность высказаться!.. Теперь, будьте любезны, вдумчиво выслушать то, что я скажу… Свои порядки хотите установить? Господина Потанина со товарищи начитались? Бело-зелёным флажком побаловаться решили?.. Хорошо, чисто теоретически допустим, что Сибирь получила независимость. Что дальше?.. У вас хлеба хватит, чтобы прокормить всех? Нет. Значит, цены взлетят до небес…

— Хлеб покупать будем! — Задние ряды опять напоминают о себе. — Золота у нас достаточно!..

— У кого?.. Бывшая «метрополия» из принципа ни одного пуда не продаст. Да ещё кордоны выставит на границе. А тем временем новое правительство независимой Сибири за определённую мзду сдаст с потрохами прииски тем же янки, и золото вам только сниться будет! Дальний Восток с Камчаткой тоже захотят стать самостоятельными и очень быстро научатся говорить по-японски!.. За год-два уоспы подберут под себя все золото и пушнину, бритты будут несказанно рады накрывшемуся транзиту через Транссиб и КВЖД, для чего найдут талантливого хунхуза, объявят его Первым Величайшим Генералом Вселенной и будут вдоволь снабжать оружием и боеприпасами. Не желаете прокатиться на поезде, рискуя быть обстрелянным с каждого холмика парой пулеметов «Виккерс»?..

— Господин капитан, простите, а кто такие «уоспы»? — Меня притормаживает длинноволосый тщедушный очкарик с первого ряда.

— Это аббревиатура, подразумевающая понятие стопроцентного американца. WASP — white (белый), anglo-saxon (англосаксонского происхождения), protestant (протестантского вероисповедания). Именно WASPы, как они считают, должны править Североамериканскими Соединенными Штатами. — О том, что одна штатовская рок-банда перевела сокращение как «We Are Sexual Perverts» [Мы — сексуальные извращенцы.], упоминать пока не будем, не поймут-с. — И, спасибо за вопрос, как к вам будут относиться новые хозяева, если до сих пор в САСШ действует политика сегрегации?.. Вы уже второй год учите латынь и не знаете такого слова?.. Господа, я начинаю волноваться за нашу медицину!.. Segregatio переводится как «отделение». Не находите пикантным совпадением? В Штатах вовсю действуют школы, кабаки и прочие заведения с вывесками «Только для белых» и «Только для черных». Хотите, чтобы к ним добавились «Только для русских»? Янки не будут разбираться, чем отличается тамбовский там или брянский крестьянин от томского или алтайского кержака, для них все мы — нечто вроде дикарей, которых надо держать только в резервациях!.. Подведем итог: добыча самого ценного вскорости окажется в руках иностранцев, своей промышленности почти нет, продовольствия — тоже нет. Вы такой независимости хотите?.. И ещё один вопрос…. Почему вы решили, что ваши персоны или вознесённые вами до небес болтуны из Думы наподобие Милюкова будут определять будущее страны?.. У меня есть более достойные кандидаты…