Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Кто же, если даже сам монархист Пуришкевич выступает против императора?! — упитанный «кабанчик» с первой парты ехидно лезет в разговор.

— Кто?.. Фронтовики. Солдаты, унтера, офицеры. Те, кто на своей шкуре хлебнули окопных вшей и германские бомбежки, голод и отсутствие патронов. Те, кто победит в этой войне… Которая скоро закончится, и мы вернёмся домой!.. И спросим у каждого по праву проливших кровь за Русь-матушку, спросим за себя и за тех, кто остался там, в земле: а что ты сделал для нашей Победы?! Помимо брезгливо брошенного пятака «На табак солдату»?! Спросим у вашего сладкоголосого Милюкова, почему он и ему подобные в прошлом году сделали всё, чтобы мы отступили!.. Забастовки?.. А откуда текли денежки на прокорм тех бастующих, вы не знаете? А мы знаем! И почему заводы саботировали военные заказы, мы тоже знаем! И кто в одночасье нажил состояние на нашей крови — тоже!.. Я имею в виду ваш обожаемый Земгор!.. И каждый ответит за свои грехи!..

Что касается конкретно вас — вернутся 41-й и 42-й Сибирские стрелковые полки, с которыми я имел честь гонять в хвост и в гриву германцев под Барановичами! Восемь тысяч охотников-таёжников, которые и до войны белку в глаз били!.. И с вас, господа будущие Авиценны и Гиппократы, они тоже спросят: почему из Питерской академии, из других университетов страны студенты-медики уходили на фронт фельдшерами, санитарами-вольноопределяющимися, а вот земляков-томичей встретить не удалось! Кто-нибудь из вашего потока ушел на фронт?! Нет, вам проще на бабкиной печке валяться да чаи с баранками гонять, а потом с умным видом рассуждать о будущем Сибири и России!.. Кто вас уполномочил?! Кто вы есть?! Тараканы запечные!.. Хотите чисто медицинский вопрос, чтобы как-то реабилитироваться?..

Представьте, что вы идете по улице и за углом обнаруживаете на земле человека, покусанного собакой. — Сейчас я вам устрою блиц-опрос по военно-медицинской подготовке, мало не покажется. — На правом предплечье рваная рана, кровотечение обильное, с несильными толчками, кровь светло-вишневого цвета… Ваши действия?.. Быстрее! Человек, может быть, умирает!..

— Нужно наложить жгут! — Несколько человек хором пытаются оказать неотложную помощь.

— Достаньте его из кармана и покажите мне!.. Вы не носите с собой жгут? Тогда что вы собрались накладывать?.. Веревку? Где вы её возьмете?.. Пошлёте кого-нибудь в ближайший дом?.. Пока её будут искать, человек умрёт!.. Почему?.. Потому что кровотечение смешанное, повреждены и вены и артерия, примерно через сорок секунд наступит необратимая кровопотеря в организме!.. Где взять? А брючный ремень или подтяжки вам на что? Или боитесь замараться, господа медикусы?! Дальше, пока вы накладывали жгут, человек потерял сознание, отсутствуют дыхание и сердечная деятельность! Быстрее, у вас три, максимум четыре минуты!.. Опять — почему?! Потому что потом наступят необратимые изменения в мозге!.. Что делаем?! Как делается искусственное дыхание и непрямой массаж сердца?! Неправильно!.. Если у вас нет помощника, то — два вдоха на пятнадцать нажатий!.. Что ещё забыли?.. Забыли упомянуть, что пострадавшему нужно расстегнуть одежду на груди, запрокинуть голову, подложить под шею какой-нибудь валик, очистить от посторонних предметов ротовую полость и во время вдохов зажимать нос!.. Да-с, господа несостоявшиеся лекари, я очень разочарован будущим томской медицины!.. Вы отучились всего лишь полтора года, а у каждого на счету уже есть один умерший пациент!..

В общем, хоть после звонка приходится покинуть аудиторию, виртуальное поле боя остается за мной. Прощаюсь с отцом Димитрием и собираюсь откланяться, но возле гардероба меня ждет непредвиденная задержка…

— Господин капитан, разрешите обратиться! — У дверей меня дожидается тот самый гривастый хлюпик в очках.

— Слушаю вас, молодой человек. — Хоть время и поджимает, даю юноше высказаться. — Остались ещё какие-то вопросы?

— Только один… Могу ли я надеяться поступить к вам добровольцем? — Парнишка выпаливает фразу и как-то даже слегка бледнеет, глядя на меня сквозь свои очки очень серьезными глазами. — Я знаю, вы — капитан Гуров, командуете Первым отдельным Нарочанским батальоном, расквартированным в Москве…

— …Могу ли я узнать ваше имя и откуда у вас столь глубокие познания относительно моей персоны?

— Простите… Иван Пинягин, студент медицинского факультета…

— А вторая часть вопроса?

— Мой отец — купец первой гильдии, ходит в компаньонах с Федором Поликарповичем Сычевым… Он с академиком Павловым сошёлся после того, как тот его сына излечил. Сейчас там завод строят, Федор Поликарпович сам долю взял и батюшку моего уговорил. Ездили они туда, с людьми интересными говорили, да и вас там, в Институте, видели. А подробней инженер, который стройкой заведует, им рассказал, Александром Михайловичем, кажется, его зовут…

Так, вернусь домой, тестюшке дорогому пару ласковых обязательно скажу. Насчет того, кому и о чем надо хвастаться, а кому и о чём — нет.

— …Я, как шифровку на ваших погонах увидел, сразу догадался… — Студент Ваня замолкает и ждет ответа на свой вопрос.

На первый взгляд — парнишка нормальный, во время диспута ни одной глупости не ляпнул. Но это ещё далеко не повод сразу в друзья его записывать.

— А о том, что у меня в батальоне особые требования к здоровью и физической выносливости, ваш батюшка не говорил?

— Господин капитан, вы сегодня сказали о санитарах-вольноопределяющихся, вот я и решил… — Пинягин-младший аж краснеет от смущения и опаски быть неправильно понятым. — …Тем более рассказывали о таких деталях, которые нам не преподают…

Ну да, ни диверса, ни штурмовика из него не выйдет, стать не та… А медпункт расширять всё же придется, народу вскоре будет вдвое больше. А у меня медиков — доктор Паша, пара стариков-фельдшеров и три медсестрички, включая келлеровскую Зиночку…

— Хорошо, Иван?..

— Алексеевич…

— Хорошо, Иван Алексеевич. Через недельку-другую будем ехать обратно, к тому времени решайте все вопросы и можете присоединиться к нам. Лёгкой жизни не обещаю, у меня и повара учатся без промаха стрелять. Пройдете испытательный срок, сдадите зачёт у нашего доктора, и — добро пожаловать. Если нет, так и быть, расщедрюсь на обратный билет.

— Благодарю вас, господин капитан! Разрешите идти? — Бедняга несколько комично для своего телосложения пытается вытянуться во фрунт, улыбаясь тем не менее вполне довольно.

— Идите уж… господин вольноопределяющийся…

Глава 3

Второй день сидим в доставшихся нам меблирашках и ждём у моря погоды. А если точнее — прибытия нужного нам «каравана» из Курейки. Погоды мы уже дождались, хоть и не скажу, что очень уж холодно. Вот вчера, когда выскочили из вагона, единственной мыслью было побыстрее добраться до тёплого местечка и спрятаться от очень пронизывающе-освежающей такой вьюги, моментально выдувающей тепло отовсюду. Несмотря на каких-то минус семнадцать. Поэтому, став на постой, народ тут же озадачился горячим самоваром, употребив перед тем по «сто грамм для сугреву». За ночь непогода утихла, растратив все силы на возведение свежих сугробов, и сейчас на улице очень даже неплохо. Прямо по Пушкину — «мороз и солнце, день чудесный», ветерка абсолютно никакого не чувствуется, дымы из печных труб поднимаются ровненько и вертикальненько.

На этом приятные впечатления заканчиваются. С августа введены карточки на сахар и хлеб, чай из свободной продажи исчез, дрова подорожали аж в восемь раз. Зато, несмотря на сухой закон и корячащиеся пять лет тюрьмы, самогон можно купить на каждом углу практически в открытую. Город перенаселён, по улицам шатаются местные, страдающие хронической безработицей и похмельем беженцы, которых вроде как уже начали отправлять обратно на запад, и пленные. Тринадцать тысяч немцев, австрияков, венгров, чехов и турок шарятся по городу, как по своему огороду, разнося свет цивилизации, туберкулезные бациллы и тифозных вшей. Начальник гарнизона полковник Мартынов, когда ему представлялись, вполне официально предупредил, что в случае непредвиденных обстоятельств рассчитывает на нас. Потому как гарнизон в основном состоит из нескольких запасных полков, шести рот ополченской дружины и казачьей сотни. Причем казаки и есть самая боеготовая и надёжная часть этой «армии». Несколько штрихов к картине маслом добавили и в губернском жандармском управлении, куда я также нанёс визит, ставя в известность о цели командировки. Оказывается, в мае был еврейский погром и солдатушки — бравы ребятушки охотно поучаствовали в нем наравне с местными бабами. Причиной послужила всё та же безработица вкупе с повышением цен на продукты. И, что самое интересное, цены-то взлетели благодаря «Сибирскому обществу пароходства, промышленности и торговли», под руководством некоего господина Ионаса Лида, который также имеет почти абсолютное влияние в крупнейшем городском акционерном обществе «Абакан». Эти-то две конторы с англо-норвежским капиталом вместе с примкнувшими спекулянтами и перекупщиками и определяют цены в городе, но, как и всегда, во всём оказались виноваты евреи…