Лэйни печально улыбнулась.

— Очень мило с вашей стороны, но я не могу принять ваше предложение.

— Заедете к отцу по пути домой. Почему же вы не принимаете мое приглашение?

— Потому, что я не могу позволить вам платить за мое пребывание в пансионе. Даже неделю.

Мэт кивнул.

— Понятно. А как насчет того, чтобы отработать за отдых?

Несмотря на ужасное настроение, Лэйни рассмеялась.

— Каким образом? Индия никому не позволит вторгаться на кухню, значит, поваром я быть не смогу. Никогда в жизни не сидела на лошади, поэтому ковбой из меня тоже не получится. А путешествий на плоту с меня хватит на всю оставшуюся жизнь. Так как, по-вашему, я смогу отработать?

— Но ведь вы даете уроки, а у меня есть ученик.

— Кто? — У Лэйни пересохло во рту.

— Мой сын, конечно. А вы решили, что я?

— У меня была такая мысль.

— Помните, я говорил, что Дэвид заикается? Я пытался ему помочь, но, откровенно говоря, не очень преуспел. В нашей глуши практически невозможно найти логопеда для частных занятий. А Дэвид очень стесняется своего недостатка. Ему действительно нужна помощь.

— Понятно, — прошептала Лэйни. — Нарушения речи отдаляют ребенка от ровесников. Конечно, морально ему очень тяжело.

— Вот именно. — Мэт согласно кивнул. — Так что я вам предлагаю остаться здесь на несколько недель и заниматься с Дэвидом в обмен на комнату и стол.

— Но я полагала, он еще долго пробудет у вашей матери.

— Я тоже, — усмехнулся Вилборн. — Пока он не позвонил. Похоже, Дэвид не готов жить целый месяц вдали от дома. Мать сказала, он очень скучает, и в выходные намерена отправить сына домой.

Сердце Лэйни отчаянно заколотилось. Значит, судьба.

— Так что скажете, мадам учительница? — торопил Мэт. — Вы согласны за комнату и стол в столь живописном месте уделять немного времени моему сыну?

Идея опасная. Последствия непредсказуемы. Вот только… Находиться с Мэтом и Дэвидом целый месяц. Разве можно отказаться?

— Ну, так как, Лэйни? По рукам?

Загорелое лицо Вилборна выражало нетерпение. Нет, нельзя упустить шанс. Пусть горит все синим пламенем, но Лэйни от такой возможности не откажется. И, не дав себе времени передумать, она ответила:

— О'кей, Мэт! По рукам.

— Отлично, — невероятное облегчение, которое он испытал, услышав согласие Лэйни, даже смутило Мэта. И, пока девушка не изменила решения, мужчина подхватил ее багаж и повторил: — Отлично! Я рад, что вы остаетесь.

— Я тоже. А по здешнему телефону можно позвонить в другой город? Мне нужно кое-кого предупредить, что мои планы изменились.

— Конечно. Проходите в мой кабинет. А я отнесу ваши вещи обратно.

Лэйни, улыбнувшись, коснулась его руки.

— Спасибо. Большое спасибо. — И, смущенная внезапным порывом, побежала к аппарату.

Мэт очень надеялся, что девушка позвонит отцу на озеро Тахо. А вдруг он поторопился со своим предложением? Ведь, кроме поцелуя, Лэйни никак не дала понять, что разделяет его возрастающее влечение.

Нет, он не может так ошибаться. Лэйни обязательно должна что-то чувствовать. Скоро женщина начнет ему доверять. Он освободит ее от тайн и страхов. А там будь что будет.

И Мэт, насвистывая, устремился наверх.


Лэйни вошла в кабинет и закрыла за собой дверь.

— Извините, но сюда нельзя, — раздался из-за стола Мэта резкий голос Индии Дорман.

— Как вы меня напугали!

Индия поднялась, явно ожидая, что Лэйни уйдет.

— Мне нужно позвонить. Мэт, то есть мистер Вилборн, мне разрешил.

— Хм! Если он будет позволять всем, мы разоримся на междугородных счетах.

Лэйни, конечно, понимала, почему женщина сердится. Но ведь ей предстоит жить здесь месяц, так что лишние проблемы с Индией Дорман совершенно ни к чему.

— Послушайте, я чем-то вас обидела?

— Нет. Просто у меня нет времени на болтовню. Обслуживающему персоналу не следует дружить с гостями. Возникнут проблемы с другими отдыхающими, что вовсе нежелательно при установившемся распорядке.

Лэйни облегченно вздохнула. Вот оно что! Неприязнь объясняется стремлением Индии сохранить дистанцию между собой и гостями.

— Я вас понимаю, миссис Дорман, — успокаивающе заговорила Лэйни. — Но я теперь тоже зачислена в персонал.

— Что! — Светло-карие водянистые глаза миссис Дорман расширились, напомнив Лэйни застойные пруды. Пожилая женщина уперла руки в бока. — Мэтью ничего не говорил мне! Можно поинтересоваться, зачем он вас взял на работу?

Конечно, Лэйни не ожидала теплого приема, но столь бурная неприязнь ее поразила. Миссис Дорман чересчур агрессивна. Очевидно, она опасается, что кто-то посягнет на ее территорию. Желая разуверить ее, девушка быстро объяснила.

— Я логопед, буду заниматься с Дэвидом. Пару часов в день.

— Пару часов в день? И сколько же Мэтью собирается вам платить?

Не ваше дело, едва не вырвалось у Лэйни. Она медленно досчитала до десяти, а потом до пятнадцати, чтобы спокойно ответить.

— Он не будет платить. Мы договорились, что я просто поживу в пансионе. Мне нужен отдых, а Дэвиду — преподаватель.

Индия несколько раз открывала и закрывала рот в немом удивлении. Похоже, она не знала, как отреагировать на новость, и, в конце концов, повернувшись, вылетела из кабинета.

Лэйни уселась в удобное кресло хозяина и откинулась назад, радуясь затишью после бури. Кажется, проблемам не видно конца: маленький племянник, ее зарождающееся чувство к Мэту, а теперь еще и Индия Дорман со скверным характером.

Через несколько минут пульс Лэйни вошел в норму, и она достала из сумочки записную книжку. К счастью, Кати еще не успела уйти на ланч.

— Привет, Кэт!

— О, Лэйни! Мне так нужно с тобой поговорить! Как дела? Как Дэвид? Похож на Дэнни? Расскажи мне подробно.

Лэйни коротко обрисовала события прошедшей недели, закончив сообщением о решении остаться в Грантс Пасс.

В телефонной трубке повисло напряженное молчание.

— Кати, ты меня слышишь?

— Рут Элейн Гамильтон, ты что, ненормальная? Совсем потеряла голову? Бросай трубку, упаковывайся и возвращайся домой. Немедленно. Пожалуйста, оставь сумасшедшую идею. Подумай, что ты будешь чувствовать, когда придется уезжать.

У Лэйни защемило сердце, но она тут же постаралась себя успокоить. Убедившись, что мальчика окружают любовь и забота, она исчезнет. И забудет Мэта. Со временем.

Выудив у Лэйни обещание звонить почаще, Кати повесила трубку.

Тут в полуоткрытую дверь заглянул Мэт.

— Поговорили?

— Да, спасибо. — Лэйни встала, сунув в сумочку записную книжку.

— Послушайте, я тут собрался в город за продуктами. Составите мне компанию?

— Ну, не знаю…

Несмотря на собственные заверения, Лэйни очень боялась привязаться к Мэту. Она и так думает о нем больше, чем следует.

— Решайтесь, — подбодрил мужчина. — Ведь вы не выберетесь отсюда много дней подряд.

Кончиком пальца он нежно коснулся щеки девушки.

Опасения ее растаяли, как последние снежинки под теплым апрельским солнцем. Неважно, что случится потом, но сегодня она счастлива. Хоть раз в жизни можно позволить себе плыть по течению.

Лэйни медленно подняла голову. Палец Мэта соскользнул со щеки на шею и задержался в нежной впадинке у основания.

Глубоко вздохнув для храбрости, Лэйни кивнула.

— Я готова.

Потемневшие глаза Мэта дали ясно понять: он отлично знает, что девушка имеет в виду.

Обняв ее за тонкую талию, мужчина притянул Лэйни к себе, и она почувствовала учащенное биение его сердца.

— Я рад, что вы остались. — Вилборн поцеловал ее подбородок. — Мне кажется, лето обещает быть необычайно жарким. Ожидается настоящий зной. Вы хорошо переносите жару?

Лэйни исподлобья взглянула на него.

— Играя с огнем, можно обжечься.

Мэт завладел ее губами. Долгим, нежным, зовущим поцелуем, воспламенившим ее существо, как сухую лучинку.

Наконец он оторвался от Лэйни и мягко сжал плечи.

— Температура начинает подниматься.

Девушка смахнула со лба капельки пота.

— Мы сейчас превратимся в пепел.

Вилборн рассмеялся и взял ее за руку.

— Тогда лучше отправимся — пока еще не поздно.

Он закрыл дверь кабинета и уверенно обнял Лэйни за плечи.

Когда пересекали фойе, девушка краешком глаза заметила какое-то движение в углу. Ей показалось, что Индия Дорман торопливо исчезла в кладовке.

Вилборн никак не мог понять, что случилось с Лэйни. За какие-то несколько минут она сбросила с себя печаль, как старую ненужную одежду. И теперь, словно экзотическая бабочка, порхала с цветка на цветок.

Они болтали об искусстве. Оказалось, оба в восторге от Дали и терпеть не могут Джексона Поллока. В музыке любили рэгги, только разные направления.

Понимание в золотистых глазах Лэйни сменялось восторгом, потом решимостью, как будто она бросала вызов всему свету.

По дороге в город девушка развлекала Мэта, изображая в лицах истории о проделках своих учеников.

Когда они наконец добрались до последнего пункта в длиннейшем списке нужных вещей, Вилборн предложил сделать крюк по пути домой.

— В стороне от дороги есть несколько изумительных местечек, — пояснил он и свернул на незаасфальтированную дорогу, узкую, как тропинка.

Автомобиль трясся и подпрыгивал на кочках и рытвинах, заглушая шумом двигателя веселый смех Лэйни. Мэту доставляла удовольствие искренняя радость попутчицы.

Вскоре он еще раз повернул, съезжая с дороги, и, проехав метров двадцать, остановил машину у подножия небольшого холма.

Вилборн взял девушку за руку и потащил на вершину. От восхищения у нее перехватило дыхание. Внизу раскинулся такой изумительный пейзаж, который ей никогда не удавалось наблюдать. У небольшой рощицы игриво журчал извилистый ручей. Посреди луга, покрытого ковром мягкой зеленой травы, раскинул могучие ветви старый дуб. Место казалось волшебным. В шелестящей листве деревьев раздавалось счастливое пение птиц.

Лэйни узнала пронзительный крик пересмешника, которому где-то вдали вторило хриплое карканье ворона.

— О, Мэт, просто великолепно! Я и не подозревала, что есть такие сказочные уголки. Какой удивительный сюрприз!

— Ну, что ж, таинственная леди, не только у вас есть секреты. У меня, например, имеется еще один. — Мужчина загадочно подмигнул. — Снимай туфли, спускайся к ручью и походи по воде своими маленькими ножками, пока я здесь колдую…

— Ну, я не знаю… Я никогда еще не переходила вброд…

— Значит, перейдешь, — прервал Мэт объяснения Лэйни. — Иди. И не оборачивайся, пока я не скажу.

Девушка шутливо отсалютовала:

— Есть, капитан!

Следуя его указаниям, она спустилась по склону холма и отыскала сухое местечко на берегу. Удобно усевшись, Лэйни скинула сандалии и осторожно опустила палец одной ноги в воду.

— Ой! Мэтью Вилборн, ты негодяй! Вода ледяная!

— Не будь такой неженкой, — раздался из-за холма его голос. — Привыкнешь. Дэвид еще месяц назад бегал здесь.

Не желая прослыть неженкой — если ребенок не боится, то она и подавно, — Лэйни поднялась и, затаив дыхание, спрыгнула в мелкий ручеек.

— Ай! — завизжала она и тут же выскочила на берег.

Громкий смех Мэта заставил замолчать каркающего ворона.

— Иди сюда, маленький цыпленок. Стол накрыт.

Лэйни вслед за ним взбежала по склону. К ее удивлению, Вилборн накрыл изысканный ланч на скатерти под могучим дубом. У девушки потекли слюнки при виде такого изобилия. Копченое филе лосося, свежие побеги аспарагуса, хрустящие французские хлебцы, пикантная закуска из оливок, кукурузные хлопья и ярко-красные помидоры.

— Я только теперь поняла, что умираю с голоду, — прошептала она, усаживаясь на траву. — Когда же ты успел?

— Повторяю, не только у тебя есть тайны. Так что свои действия держу в секрете. Не желает ли моя загадочная дама бокал вина? — Мэт обернулся и извлек откуда-то бутылку с холодным белым «Зинфенделом» — любимым вином Лэйни.

И начался пир.

Мэт наполнил бокал, передал девушке, но сам пить воздержался — был за рулем. Он устроился на клетчатом покрывале, опираясь на локоть. Веселясь, как дети, путешественники раскрошили оставшийся хлеб и стали кормить семейство снующих рыжих белок. Вскоре прожорливые зверьки уничтожили объемистый ломоть и забегали вокруг в поисках крошек.

Наконец, насытившись, вернулись в свое дупло.

Девушка не могла вспомнить, когда последний раз она ощущала такое умиротворение. И хотя тело вспыхивало всякий раз, когда Мэт случайно касался ее, душа Лэйни отдыхала.

Утолив голод, она прислонилась к дубу и закрыла глаза.

— Это изумительно!

— Мм… Самое лучшее я оставил напоследок.

— Что же? — Лэйни похлопала ладонью по животу. — У меня не хватит места.

— Для десерта достаточно. Но чуть позже. Сначала мы немного вздремнем.

— Отличная идея.

Мужчина вытянулся во весь рост и, ни минуты не колеблясь, положил голову к ней на колени и вскоре уснул.

Лэйни сидела молча, сдерживая дыхание, боясь пошевелиться, чтобы не нарушить его сон. Чудесно! Ей хотелось упаковать свои чувства в бутылочку и взять с собой, когда отправится в Лос-Анджелес. В одиночество.

Но Лэйни старалась не думать о будущем. Не сейчас. Сегодня она будет вдыхать аромат Мэта, прислушиваться к его ровному дыханию и наслаждаться приятным ощущением, что его голова покоится на ее коленях.

Девушка смотрела на мужчину, желая запечатлеть в памяти его образ: каждую черточку загорелого лица, сеточку морщинок возле глаз, длинные черные ресницы.

Ее непослушные пальцы сами собой коснулись блестящих серебристых волос и поправили жесткую прядь, сбившуюся на лоб.

Ресницы Мэта взлетели вверх.

Лэйни смущенно отдернула руку.

— Продолжай, — произнес он сонным голосом. Мужчина взял ее руку и положил себе на лоб.

Сердце девушки взлетело и упало. Она ощущала прекрасную завораживающую свободу в этом прикосновении. Они так и сидели молча: его голова покоится у нее на коленях, а ее пальцы нежно перебирают густые серебристые волосы.

Однако несколько минут спустя Мэт вздохнул и сел.

— Я мог бы лежать вечно, но я обещал десерт.

— Десерт?! — воскликнула Лэйни. — Да я наелась больше, чем на Рождество.

— Подожди, пока не увидишь, — пообещал Вилборн, копаясь в плетеной корзине.

Наконец он извлек оттуда блестящую белую коробку. Внутри оказалась сочная спелая клубника в шоколаде.

Лэйни засмеялась от удовольствия. Он объединил их вкусы: ее любимый шоколад и свою обожаемую клубнику. Не в силах удержаться, девушка взяла из рук Мэта соблазнительную конфетку.

Когда они закончили десерт, мужчина поднялся и театральным жестом подал Лэйни руку.

— Настало время для остальных чудес.

Он повел ее к ручью, но на сей раз они прошли по каменистой тропинке, бегущей параллельно журчащим струям. Через четверть мили путь им преградил огромный валун.

— Мы пойдем обратно? — спросила Лэйни.

— И пропустим самое интересное? Ни за что!

Мэт притянул девушку к себе, переплетая пальцы.

— Держись крепче.

Лэйни заметила, что валун огибает узенькая тропка. Осторожно держась за камень, они шаг за шагом обошли его.

И тут у нее перехватило дыхание.

Пейзаж, открывшийся внизу, был поистине великолепен. Кристально чистый водный поток падал с двадцатиметровой высоты, образуя иссиня-черный омут.

— Я даже не представляла, что существует подобная красота, — выдохнула Лэйни.

Пальцы Мэта коснулись ее подбородка, мужчина заглянул ей в глаза.

— Даже такое великолепие меркнет перед прелестью твоих глаз.

Покраснев от неожиданного комплимента, Лэйни опустила голову и прислонилась к его плечу.

— Я думала, что водопады есть только на Гавайях.

— Когда-нибудь я возьму тебя с собой на север штата. Мы поднимемся вверх по реке Колумбия Джордж. Вот где действительно фантастично! Но здесь место особенное. По крайней мере, для меня. Мы с Дэвидом открыли его пару лет назад, заблудившись на прогулке. Он любит пробегать под падающим потоком.

— Не может быть!

Мэт недоуменно нахмурился. Хотя у Лэйни нет своих детей, как учительница она должна знать, какие игры притягивают мальчишек, словно магнит.

Осторожно выбирая слова, Вилборн попытался убедить Лэйни.

— Водопад не опасен. В воде только восемь дюймов глубины.

— Но она же холодная, — возмущалась девушка.

— Да, но того стоит. Я тебе покажу…

— Ты серьезно?

— Конечно. Пойдем. Сними туфли и закатай брюки.

— Мэтью Вилборн, если ты думаешь, что я полезу в ледяную реку, чтобы промокнуть насквозь под водопадом, то…

Не обращая внимания на ее болтовню. Мэт сбросил кроссовки и положил их на плоский камень. Лэйни стояла как вкопанная.

— Пошевеливайся, а то в воде потеряешь туфли.

— Я же сказала, что не сдвинусь с места.

— Лэйни, поверь мне. Пожалеешь, если пропустишь несравненное приключение.

Девушка закрыла глаза. Ее существо противилось подобному сумасшествию. Но она напомнила себе, что предстоящий месяц будет наполнен не менее экстравагантными выходками. Значит, надо отбросить страхи и сомнения. Тогда останется незабываемое впечатление о чудесных днях.

Напустив сердитый вид, Лэйни пробормотала:

— Ладно, пойдем.

Подождав, пока она сняла сандалии и подогнула низ брюк, Мэт взял девушку за руку. Через секунду они уже стояли у кромки воды.

Шальная струя окатила ноги Лэйни, едва она ступила в ледяной омут. Она бы сразу повернула назад, но твердая рука удержала девушку на месте.

Потом с неизвестно откуда взявшейся решимостью Лэйни сделала еще шаг вперед. И еще один. И вдруг ей понравилось. Холодная журчащая вода приятно покалывала ноги. Через минуту, забыв о колебаниях, Лэйни резвилась в воде как ребенок.

— Ну, давай, Мэт! — звала она немного поотставшего мужчину. — В чем дело, маленький цыпленок?

— Ах, маленький цыпленок? — прорычал Мэт, с шумом продвигаясь через омут.

Он поймал девушку у самого водного занавеса. Взявшись за руки, они скользнули сквозь каскад и через секунду оказались на другой стороне. Несмотря на то что Лэйни промокла насквозь и замерзла, чувствовала она себя бодро.

Казалось, ее закружил волшебный вихрь и унес в чудесную страну любви. И то, что именно Мэт привел ее в необыкновенный уголок, вызывало у Лэйни необъяснимое ощущение счастья.

Мужчина крепко обнял ее. Их губы встретились среди брызгающей кругом воды.

Еще немного — и сердце Лэйни вырвется из груди. Ноги подкашивались. Мэт отстранился, потом снова опустил голову, целуя ее глаза, кончик носа, голубую жилку у основания шеи.

Девушка крепко обхватила его шею, прижавшись нежными выпуклостями груди к сильному телу.

Лэйни хотелось остаться в водопаде навсегда. Очутиться в мире любви и грез, подальше от реальности. Однако ее кожа уже покрывалась мурашками от холода, а тело непроизвольно дрожало.

— Ты замерзла, — прошептал мужчина на ухо Лэйни. — Пойдем домой.

Волшебная сказка кончилась.