Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Дж. М. Ли, Кори Годби

Приливы Темного кристалла. Книга третья

Мы поделились мыслями, и я научил их чувствовать вибрации камней, певших Кристаллу, которого они не видели.

Мир Темного кристалла

Глава 1

Мир дневносветников оказался невыносимо ярким.

Даже ночью улыбки Сестер были гнетущими, особенно в окружении множества звезд. Днем же Три Брата заливали светом все небо. Амри оставалось лишь надеяться на то, что его глаза постепенно адаптируются к свету.

А пока гроттан гельфлинг прятал голову в капюшон, притеняя лицо даже в горном лесу, испещренном солнечными зайчиками. По пути он рассматривал покрытую мхом и травой землю, которая словно шубкой накрывала каменный остов горы и с хлюпаньем просачивалась в сандалии Амри.

Сквозь яркий свет Амри заметил какое-то мельтешение в лесу — далеко, откуда не доносились звуки. Кто-то за ними наблюдает?

Он дернул впереди идущего Кайлана за рукав. Спритонский парнишка шел, раздвигая палкой поросль; в свободной руке он нес свиток с нарисованной им картой, а на груди висела фирка — разветвленный, изготовленный из кости музыкальный инструмент.

— Кайлан, — шепотом позвал его Амри. Может, зеленые глаза его нового друга-дневносветника смогут разглядеть получше. — Посмотри направо, под деревья. Видишь там что-нибудь?

— Где? — Инстинктивно ответив тихо, напрягшись, Кайлан водил ушами взад и вперед в поисках признаков опасности.

— О чем вы шепчетесь?

Сзади к ним подошла Найя, которая шла далеко впереди, разведывая дорогу, и вернулась, обнаружив, что ее компаньоны остановились. Амри не удивился ее молниеносному возвращению. С клинком в руках, замаскированная бронзовыми и коричневыми перьями, с собранными в узел косичками, она выглядела настоящим воином клана Дренчен.

Где-то неподалеку треснула ветка. Амри вытащил меч из ножен на бедре, хоть и не знал, как им пользоваться. Найя присела, и в этот момент из-за деревьев вышли шестеро бело-серых животных — так близко, что можно было добросить туда камень. Крупноухие существа на длинных изящных ногах шли, перемещая свои тела высоко среди ветвей деревьев. Животные тихонько перефыркивались и вытягивали хоботки, чтобы вкусить сладкую, стекающую с промозглых деревьев влагу.

Кайлан расслабился и вытер лоб.

— Дикие землеходы. А я-то думал, что нас нашли скексисы.

Амри глазел на проходящих мимо землеходов, стараясь как можно подробнее запомнить этих диковинных существ. Найя с веселой улыбкой наблюдала за ним.

— Вряд ли задняя часть землеходов настолько интересна, — поддразнила его она.

— Тебе вряд ли, а я никогда не видел, как они выглядят сзади, так что…

— Справедливо, — хихикнула она. — Ну, пойдемте, нам нужно идти дальше.

Найя и Кайлан, не удостоив скрывающихся в лесу землеходов второго взгляда, устремились вперед. Амри не удивился, ведь они из этого мира. Клан Кайлана — Спритон — избрал землеходов своими тотемными животными. Клан Найи — Дренчен в Соге — жил под открытым небом и контактировал с внешним миром, когда им того хотелось. А вот Амри родился в глубокой пещере Гроттанских гор и с миром дневносветников был знаком лишь по коротким и запретным вылазкам, совершаемым им по ночам.

Найя шла мерным шагом, уверенно глядя вперед. Наверху небольшой, поросшей лесом горы зеленое сменилось ослепительно-белым. Подул холодный, пахнущий солью и кристаллами ветер; здесь кора и каждый листочек деревьев были покрыты снегом и изморозью, словно фетром. От этого белого холодного покрытия день стал ярче прежнего, но Амри не мог не восхищаться окружающей его красотой. Он подошел потрогать мокрые кристаллы и сжал в руке снег до образования тающего шарика.

На плече у Кайлана раздался тоненький, напоминающий звон колокольчиков и шепот голосок:

— Изморозь означает, что мы уже близко.

В складках воротника сидело сияющее голубое существо с восемью миниатюрными, словно иголочки, ножками. Тавра лишилась своего гельфлингового тела — тела воительницы клана Вапра, с переливчатыми крыльями и тренированными руками, умело управлявшими мечом, который бесполезно болтался в неуклюжем захвате Амри. Теперь она находилась в теле кристаллического паука.

Во избежание случайных травм Амри убрал меч в пристегнутые к поясу ножны.

— К Ха’рару? — спросил он. Ему не терпелось увидеть знаменитую цитадель — столицу гельфлингов.

— К нашей цели, — ответила Тавра.

— Я думал, что цель — это Ха’рар. — Кайлан удивленно поднял брови.

Амри не мог разглядеть выражение маленького паучьего лица Тавры, но ее нетерпение отразилось в ее голосе:

— В конечном итоге — да, но нельзя прямиком просто так заявиться в цитадель.

— Почему нет? — поинтересовался Амри. — Нам нужно договориться об аудиенции?

Найя, чуть обернувшись, в знак согласия кивнула через плечо, продолжая шагать по горному склону.

— Я бы ворвалась в покои Аль-Модры даже без приглашения, — сказала она. — Ей следует знать о скексисах, и лучше сообщить ей об этом как можно скорее. Райан наверняка уже там. Если найдем его и продемонстрируем Аль-Модре его сосуд с эссенцией, она не сможет отрицать очевидное.

— Дело не в приглашении, Найя, — произнесла Тавра. — С тех пор как Кайлан разослал весть через священное дерево гроттанов, нам никто не встретился. Мы не знаем, дошла ли она хоть до кого-то, и уж точно не знаем, поверили ли нам.

Амри поежился. Они совершили знаменательный поступок, если розовые лепестки со снооттиском их сообщения добрались до всех семи кланов гельфлингов. Собственно, так и было задумано: разослать предупреждение как можно дальше, чтобы случившееся в пещерах гроттанов больше нигде не повторилось.

Найя замедлила шаг, остановилась и уперла руки в боки. Все трое стояли тихо, чтобы расслышать голос Тавры на фоне свистящего между заснеженными соснами ветра.

— Найя, Кайлан и Амри, я знаю, что вы очень хотите попасть в Ха’рар. То, что сделали скексисы — и продолжают делать, — страшное преступление, которое следует остановить. Однако на протяжении многих поколений гельфлинги жили под управлением скексисов. Будет нелегко изменить привычный уклад. Нас постепенно запоминают в лицо и по именам, но, как и Райана, нас будут знать как изменников, а не героев. По этой причине следует быть осторожнее, даже с моей матерью. Нужно разведать погоду, чтобы не оказаться застигнутыми бурей.

— Полагаешь, твоя матушка продолжит поддерживать скексисов даже после того, как увидит сосуд с эссенцией? — спросил Амри. От этой мысли его энтузиазм поубавился. — Даже если бы она увидела, что случилось в Домраке… даже когда увидит, что случилось с тобой?

— Вера решает нашу задачу всего лишь наполовину, — ответила Тавра.

Найя приуныла, ее уши опустились.

— Чудесно, — ответила она. — И что же нам делать?

— Можно переодеться подлингами и в таком виде проникнуть в цитадель, — предложил Амри в попытке поднять всем настроение. Серьезность уже утомляла. — Пошпионим за Аль-Модрой со стропил крыши. Хотя подлинги, наверное, не очень хорошо лазят по верхам.

Найя рассмеялась, и даже Кайлан расплылся в улыбке. Тавру, как обычно, все это совершенно не веселило.

— Идите на запах моря, — произнесла она. — Увидев фонарь мореходов, спуститесь к морю по крутому склону.

Они следовали инструкциям Тавры; землистая тропа постепенно становилась все более снежной и каменистой. Утесы и горы блестели и отсвечивали, отражая яркое синее небо, подобно гладкому кристаллу. Амри еще не знал, как пахнет море, и не знал, чего ожидать, но когда в пути по ним проскользнул поток соленого воздуха, он безошибочно его определил.

— Судя по запаху, его принесло с того горного склона, — сказал он.

Найя кивнула, оглядев каменную стену.

— Довольно крутой спуск, — заметила она, но Амри, который вырос среди скал и отлично в них разбирался, так не считал. Возможно, только в них он и разбирался, но сейчас это не имело значения. Если его друзья не смогут последовать за ним, то лезть туда было ни к чему. Впрочем, это касалось всего их путешествия.

— Там есть проход, — сказала Тавра.

И они стали пробираться через снег к отбрасываемой скалой тени. На мгновение глаза Амри смогли расслабиться от постоянного прищура, хоть это мгновение и было недолгим. Из-за деревьев светило пятно яркого света. Они отправились к нему и вскоре обнаружили низкий, идущий сквозь породу туннель. По пути Амри вел пальцами по стене туннеля.

— Ты такой гладкий, словно тебя отполировали, — сказал он камню, поотстав от группы. Найе и Кайлану хотелось поскорее дойти до конца туннеля. Он прижал руку к глянцевой поверхности стены, впитывая ее холод, и закрыл глаза. — Кто здесь потрудился, а?

— Ты говоришь со стеной? — чуть обернувшись, спросила его Найя. Они с Кайланом стояли в конце туннеля, и на фоне яркого дневного света видны были лишь их силуэты. — Поторопись, ползун ходячий!

Со вздохом Амри на прощание погладил стену и поспешил к выходу из туннеля, ворча каждый раз, когда поскальзывался на обледенелой тропе. В обычной ситуации туннель не представлял бы никакой трудности гроттану, привыкшему к пещерам и скалам, но примотанные к его ногам сандалии делали его неуклюжим. Вот уж точно ползун ходячий.