logo Книжные новинки и не только

«Книга джунглей. История Маугли» Джастин Маркс читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джастин Маркс

Книга джунглей. История Маугли


Помни древний, как небо, Джунглей Закон,
Он всегда непреложен и строг,
Стая каждым своим Волком сильна,
Силой стаи своей — каждый Волк.


Крепкий, словно лиан сплетенная нить,
Вечный, словно закат и восход.
Соблюдая Закон, Волк достоин жить,
Преступивший его — умрет.

Пролог

НОЗДРИ ТИГРА щекотал запах добычи.

Хищник крался сквозь ночные джунгли неслышно, невидимо, лишь иногда среди густых зарослей мелькала его роскошная оранжево-черная шкура.

В сердце тигра пылал гнев. Этот гнев был так силен, что, казалось, мог спалить все джунгли точно так же, как ужасный Красный Цветок, которым владеют люди. И был лишь единственный способ погасить этот огонь.

Тигр бежал все быстрее, легко перепрыгивая через узловатые корни деревьев, глубоко погрузивших свои пальцы в холодную землю, под змеиными кольцами свисавших у него над головой лиан. На бегу он со злобным наслаждением думал о скорой встрече со своей жертвой. Ему, могучему великану, хотелось, конечно же, чтобы победа в предстоящей схватке не оказалась слишком простой, слишком легкой. Такая победа недостойна тигра, она не приносит ему славы. Жертву нужно добывать в бою.

Говорят, что у тигров мало своих легенд и историй. Почему? Многие считают, что у тигров просто нет времени их рассказывать. Тигр постоянно либо гонится за добычей, либо его рот уже набит едой — когда ему истории рассказывать?

Впрочем, одна история непременно есть у каждого тигра. Это история его собственной жизни. Повесть, написанная азартом охоты и кровью добычи.

Вот и сейчас тигр писал историю своей жизни. Он сочинял ее каждым прыжком своих мощных лап, каждым движением своего могучего гибкого тела. Тигр улыбался на бегу, сверкая в лунном свете белоснежными острыми клыками.

Шерхан охотился на человеческого детеныша.

Погоня

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ДЕТЕНЫШ бежал, выбиваясь из сил. Он торопился, хватался за ветки, спотыкался о корни деревьев и камни, едва не падая на каждом шагу.

Маугли тяжело дышал, но не прекращал свой бег. Его маленькое гибкое тело ручейком струилось среди зарослей — вперед, вперед, вперед. Листья тяжело били мальчика по рукам, по лицу, но он не обращал на это внимания, и бежал все дальше и дальше.

Мальчику было лет двенадцать, или около того. Тело его было мускулистым и поджарым, коричневым, как кора баньяна, и голым, как у крокодила, если не считать густой шапки спутавшихся темных волос на голове.

В джунглях Маугли провел всю свою жизнь и потому чувствовал себя в них уверенно, как дома.

Маугли высоко подпрыгнул, ухватился за ветку, затем уловил какое-то движение у себя за спиной и тут же соскочил вниз.

Он приземлился прямо посреди стаи молодых волков и встал, как и они, на четвереньки. Волки взглянули на Маугли, моментально перестроились, окружив его, и, тяжело дыша, вместе с ним побежали дальше, сильно отталкиваясь от земли своими лапами. В ушах у них гремела музыка охоты, вечная песня джунглей.

Летящая вперед стая словно превратилась в одного громадного зверя, за чьей спиной уже показалась тень преследователя, и волки двинулись быстрее, опережая человеческого детеныша. Несущаяся следом за ними пантера не отставала, не сбивалась с шага, не замедляла бег своего огромного мускулистого тела.

Маугли собрал в кулак всю свою волю, продолжал бежать, вкладывая последние силы в каждый свой шаг, в каждый прыжок, но волки уходили все дальше и дальше вперед. Волки были быстрее, их короткие сильные лапы лучше приспособлены для бега, чем руки и ноги Маугли.

Преследовавший Маугли зверь постепенно сокращал дистанцию. Оглянуться на бегу человеческий детеныш не мог, не успевал, он знал лишь, что его единственная надежда уйти от погони — это придумать что-нибудь неожиданное.

Обогнать такого большого и сильного зверя ему не удастся никогда, но вот обхитрить его… Быть может, спрятаться? А еще лучше, уйти от него наверх, на деревья.

Пробегая мимо высокого, с толстым стволом, дерева, Маугли схватился за свисавшую с него лиану и на ней по инерции взлетел вверх, а там зацепился за ветку и вскарабкался на нее. Не теряя ни секунды, Маугли быстро пробежал по ветке — ловко, не оскальзываясь и вовремя пригибая свою покрытую спутанными волосами голову, чтобы не удариться о верхний сук.

Затем он схватился за другую лиану и полетел ногами вперед между небом и землей, чтобы приземлиться на ветке следующего дерева. Попытка не удалась — ветка, на которую опустился Маугли, оказалась сухой. Она громко затрещала и обломилась. Маугли вместе с ней свалился на землю.

Удар от падения был сильным, болью отозвался в руках и ногах мальчика, а преследователь оказался уже совсем рядом. Маугли попытался броситься наутек, но было поздно. Пантера прыгнула на человеческого детеныша, прижала его к холодной земле и опустила голову так низко, что Маугли почувствовал на своем лице ее дыхание. А потом пантера заговорила:

— Ты самый никудышный волк, которого я когда-либо встречала.

Маугли оттолкнул от себя пантеру, очень раздосадованный тем, что Багира вновь сумел его поймать.

— Если бы та ветка не обломилась, я бы выиграл, — обиженно ответил он.

Багира не спеша, со вкусом почесал когти о толстую кору дерева, потянулся, сел и принялся вылизывать огромным шершавым языком шерсть у себя на груди. Огромный зверь был мускулистым, поджарым, черным как ночь и ловким, как любой хищник в джунглях. Если Багира будет преследовать вас в ночи, вы увидите только блеск его желтых глаз… Если вообще что-нибудь успеете увидеть.

— Волки не прячутся на деревьях, — наставительно сказал Багира. — Если ты хочешь жить с волками, то и вести себя должен по-волчьи.

Джунгли неожиданно наполнились шумом. Визг и лай приближались — это молодые волки, сделав крюк, возвращались к Багире и Маугли. Человеческий детеныш с радостью присоединился к своей семье, и они с волчатами принялись кувыркаться, бороться, в шутку бить друг друга лапами и кусаться — не больно, не сжимая челюстей.

— Ну, как мы показали себя, Багира? — спросил один волк, из самых молодых.

— Ну… — начал Багира, но волчата его уже не слушали.

— Пойдемте! — пролаял другой волк, и все они с места в карьер бросились бежать. Маугли побежал вместе со стаей, стараясь не отстать.

Держаться рядом с волками ему пока что удавалось, но надолго ли хватит его сил?

Черная пантера вздохнул, глядя вслед исчезающей в глубине джунглей стае.

«Да, такая вот история», — подумал про себя Багира. Странная, очень странная история человеческого детеныша по имени Маугли.

И не скрывая своей озабоченности дальнейшей судьбой мальчика, Багира произнес вслух, обращаясь к окружавшему его лесу.

— Ах, если бы только этот человеческий детеныш был так же необходим волчьей стае, как она ему!

По дороге домой

БАГИРА НЕ СПЕША ШЕЛ вслед за молодыми волками.

Он лениво перебирал своими мощными лапами, не забывая внимательно следить за всем, что происходит вокруг. Эта привычка у всех кошек в крови — постоянно оставаться настороже, смотреть по сторонам своими зоркими глазами и слушать, слегка шевеля ушами.

Из кустов, на расстоянии примерно трех баньяновых деревьев отсюда, долетел шорох и слабое попискивание. Неопасный шум. Это всего лишь мускусные крысы, на которых не стоит обращать внимания. Где-то вдали за спиной пантеры мирно паслись на траве носороги, в полуденном воздухе раздавалось их характерное сопение и похрюкивание. Пусть себе пасутся. Слева шуршали птицы, строили себе гнездо. Тоже хорошие звуки. Вообще-то, птицы в джунглях очень полезны — со своей высоты они способны заметить приближающуюся опасность даже раньше, чем кошки. Если птицы строят гнездо, значит, все вокруг спокойно.

В нескольких шагах впереди Багиры шел Маугли. Как и любой мальчишка, он то пританцовывал, то подскакивал на одной ножке. Человеческий детеныш прекрасно чувствовал себя в джунглях, он всегда их любил. Неторопливо шагая сзади, Багира вспоминал о детстве Маугли, о том, каким сорванцом он рос, и как часто ему приходилось следить за тем, чтобы уберечь человеческого детеныша от опасности — и прежде всего от его собственных проделок. Но Маугли вырос, и присматривать за ним становилось все труднее и труднее. «Как же быстро они растут, эти малыши», — подумал Багира.

— Волки не прячутся на деревьях, — продолжил недавно начатый разговор Багира, глядя на легко, упруго сгибающиеся в коленях длинные ноги мальчика. Вот, даже шаг у него изменился, стал намного шире, увереннее. Это неплохо. Багира знал, что Маугли еще немало придется побегать в жизни. И чем быстрее он будет бегать, тем лучше.

— Я не прятался, — возразил Маугли. — Я убегал от тебя.

— Ага! Залез на дерево, чтобы уйти от пантеры? Придумал тоже! — рассмеялся Багира и играючи толкнул Маугли головой в поясницу, едва не свалив при этом с ног. Ведь даже стоя на своих четырех лапах, Багира был примерно одного роста с мальчиком и, разумеется, во много раз его сильнее.