Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джеймс Роллинс

Джейк Рэнсом и Король Черепов

Всем моим племянникам и племянницам: Кэтрин, Адриенн, Р. Дж., Маку, Александре и Наде.

Пусть ваши миры будут полны сияния, диковин и волшебства.

Благодарности

Для меня работа над этой книгой стала путешествием в неизвестность. Но, как обычно, я отправлялся в путь не один. С первого и до последнего шага меня сопровождали друзья и родственники, и это очень длинный список.

Прежде всего хочу выразить признательность моим строгим критикам: Пенни Хилл, Стиву и Джуди Прей, Дэйву Меррею, Кэролайн Уильямс, Крису Кроу, Ли Гаррету, Джейн О’Риве, Майклу Гэллогласу, Денни Грэйсону, Леонарду Литтлу, Кэти Л’Эклюз, Скотту Смиту, а также новому и самому молодому члену команды — Салли Барнс. Стива Прея надо поблагодарить дважды, заодно с Дженис Прей-Вольф, они помогли с картой и рисунками.

Отдельно от этой группы шествовали и устраняли с пути любые преграды Кэролайн Макрэй и Дэвид Сильвиан. Низкий им поклон.

И наконец, особое спасибо издательству «Харпер Коллинз», в частности моим редакторам Рут Кэтчер, которая была в походе с самого начала, и Барбаре Лалики, немало сделавшей в конце.

Нельзя не поблагодарить еще двух моих верных спутников, литагентов Русса Галена и Дэнни Бэйрора.

И, как всегда, я обязан подчеркнуть, что все ошибки, возможно допущенные при создании этой книги, лежат на моей и только на моей совести.

Пролог

Разорители могил

Человек бежал вниз по заросшему джунглями склону. Ботинки то скользили на мокрых листьях, то вязли в липкой грязи. Ветки и острые колючки цеплялись за одежду, но он упорно продирался вперед. «Нельзя останавливаться…»

Когда тропа резко вильнула в сторону, мужчина едва не сорвался с отвесной скалы — он взмахнул правой рукой, поймал равновесие и, зарывшись ботинками в грязь, затормозил у самого края. Левая рука прижимала к груди бумажный сверток. Несмотря на близость обрыва, он побежал еще быстрее. Взгляд метнулся к вершине горы — там по-прежнему извивались языки пожара. Местные жители называли ее Монтана де Гуэсос — гора Костей.

Вершина возносилась над темно-изумрудными джунглями полуострова Юкатан почти у самой границы Мексики и ее южного соседа Белиза. Место слыло проклятым, и путники избегали его. Их отпугивали болота и глубокие ямы с зыбким песком, а еще кусачая мошкара, нападавшая на все, что дышало и двигалось. Густорастущий папоротник и лианы устилали склоны непроходимыми дебрями, скрывая от любопытных глаз.

У горы располагалось озеро, где плавали крокодилы, похожие на бревна-топляки. Верхний ярус джунглей населяли серые обезьяны с белыми мордами. Эти странные существа безмолвно смотрели вниз — ни дать ни взять призраки старых изможденных людей. По звериным тропам, словно тени, крались ягуары. Во время дождей, которые бывали здесь часто, то расплавленным серебром стекали по горным склонам ручьи, то многоголосыми каскадами срывались с круч потоки.

Это зрелище понравилось бы путешественникам, однако они появлялись редко. Не многие видели таинственную вершину, по пальцам можно пересчитать тех, кто поднимался по крутым склонам, и лишь один знал ее секрет, поразительную правду: Монтана де Гуэсос… не была горой.

Прижимая сверток к груди, мужчина торопливо спускался по темной тропе, рассекавшей джунгли. Обезьяны-призраки тихо лаяли вслед хромавшему человеку, словно советуя бежать еще быстрее. Из его бедра торчал черенок сломанной стрелы, и лютая боль пронзала ногу при каждом шаге, но он не останавливался, зная: преследователи близко.

Его звали Генри Безель. Точнее, доктор Генри Безель. Профессор археологии из Оксфордского университета. Три последних месяца он и его коллеги Пенелопа и Ричард Рэнсом проводили раскопки на вершине горы. Им удалось обнаружить большое количество древних артефактов: серебряную маску ягуара, корону из жадеита [Жадеит — минерал зеленого цвета, используется как поделочный камень. (Прим. ред.)] и опалов, резные статуэтки из оникса и малахита, золотую двуглавую змею и множество других бесценных предметов, относившихся к классическому периоду цивилизации майя.


Все эти сокровища они нашли в гробнице на вершине горы. Задыхаясь от бега, Генри вспоминал, как Пенелопа Рэнсом в первый раз спустилась по веревке в каменный подземный склеп. Ее фонарь осветил гробницу и огромный саркофаг. На известняковой плите, служившей крышкой гроба, покоился великолепный артефакт: золотая пирамида в два фута высотой, увенчанная жадеитовым змеем драконом с распростертыми крыльями. Это был Кукулкан, существо из легенд, божество древних майя.

Гробница являлась величайшим открытием всей его жизни. Весть о ее богатствах быстро разнеслась вокруг, слухи о сокровищах привлекли бандитов. Два часа назад, как только спустились сумерки, они атаковали лагерь. Выкрикивая угрозы, десятки людей, вооруженных карабинами, луками и мачете, подавили слабое сопротивление археологов. В первые минуты нападения Генри вбежал в палатку Рэнсомов, но там никого уже не было. Профессор до сих пор не знал, куда пропали Пенелопа и Ричард, однако Рэнсомы оставили бумажный сверток, который он должен был доставить в безопасное место.

Факелы плохо освещали территорию, и бандиты подожгли бак с горючим для генератора — тот взорвался, пламя заплясало на брезентовых палатках и деревянных конструкциях. Генри бросил еще один взгляд на вершину, но теперь не увидел сполохов бушевавшего в лагере пожара.

Неподалеку на склоне громыхнул выстрел. Археолог оступился, поскользнулся на мокрой листве, и его ноги предательски взлетели вверх. Он упал на ягодицы и поехал к краю обрыва. Профессор попытался затормозить каблуками, но грунт, раскисший от дневного дождя, оказался слишком мягким. Мокрые листья папоротников хлестали по лицу. Камни, торчавшие из земли, ранили бедра и спину. Ветвь колючего кустарника оставила на щеке царапину, горевшую едкой болью. Но он по-прежнему прижимал к груди сверток.

Внезапно склон закончился, и Генри сорвался с обрыва. С криком отчаяния описав в воздухе дугу, он упал ногами вперед в черный пруд у подножия утеса. Это была неширокая и неглубокая яма, вода едва доходила до пояса. Ботинки профессора вонзились в песчаное дно, челюсти громко щелкнули друг о друга. Тем не менее профессор удержал сверток и вскинул его повыше, стараясь сохранить сухим.

«Еще совсем чуть-чуть…»

До озера с ожидавшим у берега катером оставалось не больше полумили. Он сделал глубокий вдох и попытался выбраться из пруда, однако ноги не желали подчиняться: ботинки увязли в иле, песок завладел икрами. Профессор дергался и извивался всем телом, но его усилия привели лишь к тому, что ноги погрузились в ил еще глубже. Он чувствовал, как мутная жижа поднимается к коленям.

«О нет!»

Вода теперь приближалась к груди. Холод и страх пробирали до самых костей. Профессор знал, какая опасность ему угрожала, — его засасывал зыбучий песок.

«Что же делать?»

Слезы обиды и разочарования замутили зрение. В какой-то момент рациональная часть его разума сдалась и уступила место неукротимому ужасу. Генри посмотрел на проклятую Монтана де Гуэсос, гору Костей. Теперь его скелет присоединится к праху других людей. Сам того не желая, он подвел чету Рэнсом — Пенелопа и Ричард исчезли, и отныне никто не узнает правду. Он посмотрел на луну, выглянувшую из-за конуса горы. По телу профессора пробежала дрожь, и даже это слабое колебание ускорило его погружение в зыбучий песок. Ил добрался до пояса, вода достигла горла.

Значит, их секрет умрет вместе с ним. Смирившись, он вытянул шею и посмотрел на гору, которая таковой не являлась. С его фатальной позиции эта истина казалась до смешного очевидной: четкие ребра, крутые склоны и притупленная вершина. Хотя она на первый взгляд ничем не отличалась от других естественных возвышенностей, профессор знал, что под вековым слоем супеси, лиственного перегноя и змеившихся корней покоится нечто сокровенное. Он очистил ее в уме от лишних покровов и представил скрытый каркас: четыре стороны, девять гигантских ярусов и плоская вершина, обращенная к солнцу. Пирамида майя, древнее сооружение, погребенное в наносной горе. Но не это было ее главным секретом. Совершенно не это.

Генри ощупал бечевку на свертке. Он мысленно извинился перед Ричардом и Пенелопой, послал им безмолвное благословение.

Илистая вода коснулась губ, оставив на языке омерзительный вкус. Он сплюнул и тряхнул головой. Зрение вновь замутилось. Перед глазами замаячили огни.

«Нет, только не огни…»

Миг паники прошел, и зрение восстановилось. На краю болота из джунглей появилась россыпь факелов. Тени, дрожавшие в неровном свете, обрели четкую форму, и Генри увидел дюжину воинов в набедренных повязках. Их тела и лица покрывала серая и черная краска. Несколько мужчин сжимали натянутые луки — стрелы с кремневыми наконечниками нацелены на него. Остальные несли на плечах карабины.

Преследователи нашли свою добычу. От группы отделилась высокая фигура — вожак бандитов. Впрочем, Генри знал, что эти воины не были бандитами, как и Монтана де Гуэсос не являлась обычной горой. Напавшие на археологов люди тоже хранили мрачный секрет.

Вдалеке послышалось знакомое низкое стрекотание — к горящему лагерю мчались армейские вертолеты. Перед бегством Генри пробрался к рации и отправил сообщение о чрезвычайном происшествии.

«Если бы они прилетели раньше…»

Вожак приблизился и опустился на одно колено у самой воды. Генри пытался рассмотреть лицо, но казалось, свет факелов сторонится высокой фигуры. Создавалось впечатление, будто под длинным плащом и шляпой с опущенными полями скрывается тень, а не человек из плоти и крови. Он вытянул вперед шест со стальным крюком на конце. Профессор знал, что он не собирается вытаскивать погибающего из зыбучего песка. Генри попытался опустить руку под воду, но было поздно: незнакомец взмахнул шестом, и крюк выдернул сверток из пальцев археолога.

Генри отчаянно рванулся за ним, однако пакет уже был за пределами досягаемости. Предводитель бандитов поднялся на ноги. Он сделал ловкое движение, сверток взлетел в воздух и упал на его открытую ладонь. На мгновение Генри увидел костлявые пальцы с длинными заостренными ногтями.

«Как когти хищного зверя».

Высокий человек отбросил шест и направился к джунглям.

— Спасибо, доктор Безель, — прохрипел он. — Вы оказались весьма полезны.

Услышав странный акцент, профессор вытянул шею, насколько это было возможно. Когда губы приподнялись над водой, Генри сплюнул илистую жижу и сдавленно прокричал:

— Ты все равно ничего не получишь!

Он завершил фразу язвительным смехом. Вожак вновь повернулся к нему. Под шляпой по-кошачьи блеснули глаза. Злобный вопрошающий взгляд породил новую волну дрожи, прокатившуюся по телу Генри.

«Ты опоздал», — мысленно подтвердил профессор, и вода сомкнулась над его головой.

Он услышал яростный крик вожака и представил, как тот разрывает пакет, который Генри так стойко защищал. А внутри лишь высохшие листья папоротника, свернутые в несколько рулонов. Через слой черной воды донесся гневный вопль: вожак понял, что здесь, в тени загадочной вершины, ничто на самом деле не является тем, чем кажется на первый взгляд, — ни бандиты, ни гора Костей… ни бумажный сверток, перевязанный бечевкой. Все — обман.

Генри просто отвлекал своих преследователей. Он уводил их прочь от настоящего пути. Темнота прокралась в мозг, и профессор отдался последним — вечным — объятиям джунглей.

Его губы растянулись в печальной улыбке. Секрет горы остался нераскрытым, чтобы дождаться новых искателей истины.


Никто в городе Белизе не обратил внимания на мальчика, поднимавшегося по ступеням почтового отделения. Он нес в руках пакет, обмотанный бечевкой. За его спиной искрился океан. Им с дедушкой потребовался месяц, чтобы добраться до побережья. Приходилось быть очень бдительными и осторожными. К счастью, дедушка знал тайные тропы и владел уловками древних майя, он многому научил мальчика в этом долгом и опасном путешествии. Например, разжигать огонь с помощью кремня и трута, снимать зубную боль соком дерева чикле, ходить в джунглях, не издавая ни звука. Хотя самый важный урок невозможно было выразить словами — как выполнять свои обещания.

Мальчик поднес пакет к почтовому ящику. Ему очень хотелось взглянуть, что в свертке, но он поклялся сделать все так, как его просили. Поэтому маленький майя лишь посмотрел на адрес, написанный на желтой оберточной бумаге. Он прочитал по слогам: «Се-вер-ный Гэмп-шир… Кон-нек-ти-кут».

Представив себе, в какое далекое путешествие отправится посылка, мальчик тихо вздохнул: вот бы полететь вместе с ней! В неведомую экзотическую страну!

Он провел пальцем по имени и фамилии: «Господину Джейкобу Бартоломею Рэнсому». Как много имен у одного человека! Покачав головой, мальчик просунул пакет в прорезь, и тот упал на дно ящика с солидным стуком. Выполнив обещание, маленький майя отправился в обратный путь.

— Господин Джейкоб Бартоломей Рэнсом, — прошептал он, спускаясь с крыльца.

Если так много имен, значит, это очень важный человек, подумал мальчик. Возможно, принц или лорд. Последняя мысль прочно засела в его голове на долгие годы — кто же он, этот таинственный господин Джейкоб Бартоломей Рэнсом?

Часть первая

Тремя годами позже

Глава 1

Неприятности в школе

Сидя за партой, Джейк Рэнсом гипнотизировал длинную стрелку настенных часов, заставляя ее двигаться быстрее. Шел шестой урок история. Последний урок четверти! Осталось только двадцать четыре минуты, и он будет свободен. И тогда прощай, Миддлтонская подготовительная школа [Подготовительная школа — учебное заведение для детей от 14 до 18 лет, которых целенаправленно готовят к поступлению в университеты и колледжи. (Прим. перев.)]. Прощай на целую неделю!

Наконец-то у него появится время для настоящей работы. Он уже составил план на каждый день каникул. Первый пункт: исследовать слой окаменелых моллюсков, найденный им в карьере за домом. Второй пункт: прочитать свежие статьи выдающегося физика, автора книги «Странные кварки и квантовые странности»; третий пункт: послушать очередную лекцию известного антрополога о каннибалах Борнео, умеющих готовить вкусный салат из глазных яблок… И еще куча разных интересных дел.

Оставалось лишь дождаться, когда последний школьный звонок освободит его из тюрьмы под названием восьмой класс. Однако процесс спасения наткнулся на препятствие: преподаватель истории, профессор Агнесс Траут, хлопком костлявых ладоней вновь привлекла к себе его блуждавшее внимание. Она остановилась у стола, тонкая и сухая, как палочка мела, молитвенно сложила кисти и осмотрела класс поверх кончиков пальцев.

— Время позволяет нам выслушать еще один доклад, — объявила она.

Джейк закатил глаза и тихо прошептал:

— О господи!

Класс явно не обрадовало ее сообщение — по комнате разнеслись стоны и неодобрительные возгласы. Но они лишь ожесточили преподавателя — ее рот образовал твердую прямую черту.

— В противном случае можно задержаться после звонка и прослушать второй доклад! — предупредила она.

Класс притих. Профессор Траут кивнула и повернулась к столу. Указательный палец скользнул по листу с фамилиями, выискивая следующую жертву. Джейк с ухмылкой заметил, как ее узкие плечи вздернулись почти к самым ушам. Он знал, чья фамилия на очереди в алфавитном списке, но, похоже, это оказалось сюрпризом для старой учительницы.

Она выпрямилась и с кислым выражением лица произнесла:

— Так уж вышло, что докладчиком будет Джейкоб Рэнсом.

По комнате прокатился новый шквал стонов. Профессор Траут не потрудилась утихомирить учеников: она явно сожалела о своем решении. Но посещавший ее занятия почти весь учебный год Джейк знал, что Агнесс Траут — сторонница правил и порядка. Ее больше заботила зубрежка дат и имен, чем реальное понимание исторических событий. Приняв какое-то решение, она следовала ему неукоснительно, и теперь Джейк должен был выступать перед классом. Он не взял с собой учебники и конспекты, доклад хранился в памяти. Спиной чувствуя взгляды остальных учеников, он прошел с пустыми руками к доске.

Год назад Джейк экстерном проскочил седьмой класс и теперь учился не с ровесниками, но был вторым по росту среди мальчиков. К сожалению, это не давало преимущества на школьном дворе. Тем не менее Джейк держался прямо и уверенно, игнорируя насмешки. Он не интересовался веяниями моды и обычно носил в школу то, что находил по утрам у своей постели. В этот день он надел поношенные джинсы, потрепанные кроссовки с высокими задниками, выцветшую зеленую рубашку и форменную куртку со школьным значком, вышитым золотом на нагрудном кармане. Даже его волосы песочного оттенка не соответствовали моде на бритые затылки — длинные прядки спадали на лоб. Прямо как у отца на последней фотографии, сделанной три года назад, незадолго до его исчезновения в джунглях Центральной Америки. Джейк носил этот снимок с собой, прикрепив липкой лентой к обложке блокнота. На фотографии родители — Ричард и Пенелопа Рэнсом — были одеты в походные костюмы цвета хаки. Они счастливо улыбались и держали в руках увесистый камень с глифами [Глиф — вырезанный на камне или дереве символ. (Прим. ред.)] майя. Края снимка загнулись и почернели от пожара, пронесшегося через их лагерь. Снизу к фотографии был подклеен клочок упаковочной бумаги, на которой отец написал имя Джейка и их домашний адрес. Пакет, последнюю весточку от родителей, доставили по почте через шесть недель после нападения.

Встав перед классом, Джейк потеребил тонкий шнурок на шее и почувствовал, как под рубашкой к его груди прикоснулся амулет — подарок родителей. Это помогло юному Рэнсому сосредоточиться.

Учительница откашлялась.

— Внимание, класс! Сейчас мистер Рэнсом прочитает доклад… — Она замялась. — Сейчас он расскажет нам о…

— Я подготовил доклад об астрономии майя, — прервал ее Джейк. — Точнее, об их расчетах, касающихся прецессии равноденствий.

— Да-да, конечно, равноденствий. Очень интересно, мистер Рэнсом, — закивала Агнесс Траут.

Джейк заподозрил, что она не совсем понимает, о чем пойдет речь. Профессор быстро отошла к столу, словно опасаясь услышать какой-нибудь вопрос. Как и другие преподаватели, она знала историю о мистере Рашбейне, учителе геометрии. Пару месяцев назад Джейк перед всем классом опроверг одну из теорем, и у несчастного случился нервный срыв. Теперь все педагоги Миддлтонской школы смотрели на Джейка с тревогой, гадая, вероятно, кто следующий.

Джейк взял кусочек мела и написал на доске несколько математических уравнений.

— Итак, как же майя предсказывали солнечные затмения? В качестве примера мы рассмотрим затмение, которое произойдет в следующий вторник…

Комок бумаги ударился о доску рядом с рукой — Джейк вздрогнул, и мел в его пальцах громко скрипнул.

— Они могли предсказывать затмения?

Джейк узнал голос — Крейг Браск, лайнбрекер [Лайнбрекер — универсальный игрок в американском футболе. (Прим. перев.)] футбольной команды подготовительных курсов университета. В отличие от Джейка, перескочившего седьмой класс, Крейг остался в восьмом на второй год. И уже поэтому младший мальчик был мишенью для нападок здоровенного троглодита.