Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Этот артефакт мама и папа нашли на раскопках.

Листая буклет, мальчик отметил, что и другие предметы были ему знакомы, но для верности захотел сравнить их с походными зарисовками.

— Это те самые реликвии? — удивился дядя.

Мальчик кивнул.

Вскоре после нападения к археологам на выручку прилетели мексиканские военные. Они оцепили территорию и эвакуировали уцелевших членов экспедиции. Никто не знал, сколько артефактов пропало и что стало с четой Рэнсом. Их коллега, доктор Генри Безель, тоже исчез. Спасенным ценностям был присвоен статус национальных сокровищ, и они никогда не покидали пределов Мексики. По крайней мере, до сих пор, пока Британскому музею не удалось арендовать их для выставки «Сокровища майя из Нового Света».

— Тогда неудивительно, что вы приглашены на открытие, — сказал дядя, прочитав брошюру из-за плеча Джейка.

Мальчик не сводил глаз с буклета. Палец повторял на бумаге изгибы двуглавой змеи — родители прикасались к ней.

— Я должен лететь туда, — твердо сказал Джейк.

Дядя Эдвард положил ладонь ему на плечо и одобрительно кивнул: кто знает, когда появится такой шанс, ведь после выставки реликвии снова запрут в музейных хранилищах. В глазах Джейка стояли слезы, он так скучал по родителям.

Тишину нарушил хруст гравия на подъездной дорожке. Послышались веселый смех и неразборчивые фразы прощания. В следующую минуту отворилась входная дверь и в прихожую вбежала Кэди. Обернувшись, она помахала вслед машине и мечтательно прошептала:

— Увидимся завтра, Рэнди!

Девушка прошла в холл и заметила брата с дядей Эдвардом, молча смотревших на нее. Уловив в их взглядах озабоченность, Кэди встревоженно наморщила идеально гладкий лоб.


— Нет-нет, я не поеду, — заявила Кэди.

Джейк с ужасом наблюдал, как сестра загибает пальцы:

— В воскресенье Джеффри устраивает вечеринку у бассейна, в понедельник у нашей команды тренировка, потом еще одна вечеринка. А как быть с двумя свиданиями во вторник? — Будто подводя черту, она раздраженно топнула ногой. — Я не откажусь от всех своих планов, чтобы понянчиться с Джейком в каком-то скучном музее.

Лицо мальчика запылало от обиды — Кэди даже не потрудилась его выслушать. Сердце громко ухало, он знал: если сестра не полетит, дядя Эдвард не отпустит его одного.

— Но это находки мамы и папы!

Кэди вскинула голову, взглянула на брошюру и смущенно отвернулась. Она изучила в альбоме матери каждую черточку и знала рисунки не хуже брата. Девушка долго хранила присланные дневники у себя, но последние два года все реже рассматривала их. Тем не менее Джейк заметил, что пальцы сестры дрогнули, когда она узнала двуглавую змею.

— Вряд ли, — смягчилась Кэди. — У меня столько дел…

Джейк умоляюще посмотрел на дядю Эдварда, но опекун лишь пожал плечами. Похоже, затея с путешествием все еще казалась ему сомнительной.

— А билеты первого класса? — внезапно спросила Кэди, перебирая присланные бумаги. — И в «Савойе» зарезервирован люкс?

Почувствовав слабое место в ее броне, Джейк поменял тактику. Как же он раньше не догадался, чем завлечь сестру?

— Клянусь, поездка будет что надо, — помахал он билетами. — Ты посмотри, какая роскошь! Они даже приурочили открытие выставки к солнечному затмению. По мне, это просто глупое публичное мероприятие, но…

Он заметил, как плечи сестры дернулись при слове «публичное».

— …Уверен, там будет куча видеокамер, сотни репортеров. Телевидение! Возможно, кто-нибудь из знаменитостей.

Глаза Кэди сияли, она снова посмотрела на приглашение. И как только сестра проглотила наживку, Джейк подсек крючок:

— Кроме того, подумай о покупках! Ты первой в городе наденешь самые модные вещи из Европы.

Взглянув на свои туфли, Кэди одобрительно хмыкнула.

— Небольшое путешествие в Европу! С фотосессией! Почему бы и нет?

Джейк посмотрел на дядю Эдварда, и тот покачал головой, признавая поражение. Дядя мог не пустить Джейка в Лондон одного, но теперь он просто не устоит между Кэди и телекамерами.

— Тогда я начну собирать чемоданы, — сдался опекун.

Кэди кивнула, и мальчик облегченно вздохнул. Оставалось только дождаться понедельника.

Ватсон все так же сидел под столом со вздыбленной на загривке шерстью. Его взгляд был прикован к упавшему желтому конверту, в горле клокотало тихое рычание.

Глава 3

Шоу мистера Бледсворта

Джейк никогда раньше не ездил в лимузине. Теперь, казалось, его поместили в брюхо черного реактивного лайнера, летевшего низко над землей. Машина мчалась по узким улочкам и окружным трассам Лондона. Со всех сторон сигналили водители, некоторые пешеходы грозили кулаками вслед массивному автомобилю, пассажиры которого спешили на торжественное открытие выставки. Джейк, прижавшись щекой к затемненному стеклу, пытался увидеть небо.

Не волнуйся, — сказала Кэди, сидевшая рядом.

Из наушников ее айпода била музыка, и девушке приходилось кричать, чтобы слышать свой голос.

— Ты не пропустишь затмение.

Кэди вновь склонилась над карманным зеркальцем. Все утро в ванной она ставила немыслимые эксперименты с помадой, тенями для век, феном, щипчиками для завивки ресниц и даже чем-то, что осыпалось блестящей пылью на мраморную подставку раковины. Однако, как и любой хороший ученый, сестра стремилась к совершенству.

Джейк пропустил ее слова мимо ушей, его больше интересовало небо. Солнце желтым пятном светило сквозь затемненное стекло; луна готовилась заслонить его лик, превращая день в кромешную тьму. Левое колено Джейка подергивалось от возбуждения и легкой тревоги: у горизонта собирались тучи, молнии искрились в сердце надвигавшейся бури. Начиналась гонка на лучшее время — если победит гроза и Джейк не увидит затмение, он будет попросту раздавлен горем.

Внезапно лимузин взвизгнул тормозами и круто повернул влево. Джейка отбросило от окна, в хрустальном бокале звякнули кубики льда.

Огромная рука подхватила мальчика и усадила на место.

— Молодой человек, позволь, я немного помогу, иначе ты вывернешь шею, — пророкотал низкий голос с сильным английским акцентом.

Удивительно, но Джейк напрочь забыл о Моргане Драммонде. Мужчина занимал почти половину пассажирского салона. Он носил черный двубортный пиджак, огромный, как шатер, но его бицепсы все равно выделялись под тканью при каждом движении. С такой комплекцией и крутыми чертами лица он больше походил на инструктора по строевой подготовке, однако великан руководил службой безопасности в Торгово-промышленной компании Бледсворта, которая выступала щедрым и единственным спонсором открывавшейся выставки.

Драммонд подался вперед и нажал одну из кнопок на подлокотнике Джейка. Заслонка окна на крыше отъехала, и сквозь стекло стало видно небо. Когда лимузин проезжал мимо двухэтажного автобуса, пассажиры, перегибаясь через перила, заглядывали внутрь салона и показывали пальцами, словно Джейк был золотой рыбкой в маленьком аквариуме. Мальчик приветственно помахал рукой, но ответа не последовало.

— Стекло тонированное, — объяснил Морган Драммонд. — Они не видят нас.

Откинувшись на спинку сиденья, Драммонд мгновенно погрузился в тень — он имел поразительную способность сливаться с окружающей обстановкой. Джейк заметил только отблеск стальной галстучной булавки с символом компании Бледсворта — грифоном, мифическим чудовищем с телом льва, но орлиными головой и крыльями. Его глазами служили черные камешки. Зверь застыл на задних лапах, будто намереваясь разорвать трепещущую жертву. Ходили слухи, что он олицетворяет стиль бизнеса преуспевающей корпорации Бледсворта: «Нападай на слабых и пожирай их целиком».



Во время перелета Джейк узнал о спонсоре выставки все, что сумел найти в Интернете. О том, где и когда образовалась компания, точных данных не было. Кто-то намекал, что история ее «торгово-промышленной» деятельности тянется из Средневековья — якобы семейство Бледсворт сколотило первый капитал на продаже поддельных зелий и лекарств от чумы. Поговаривали, будто они собирали на улицах трупы и продавали их некромантам и начинающим хирургам. Прямых доказательств не было, однако Бледсворты вышли из темных веков с куда большим запасом золота, чем английские короли. Теперь компания считалась безупречной и респектабельной. Она владела целым кварталом в финансовом центре «Меллон».

Джейк выпрямился и приготовился задать вопрос, мучивший его с момента приземления в Лондоне.

— Мистер Драммонд, сэр, почему ваша фирма спонсирует выставку?

В ответ послышалось раздраженное ворчание — вряд ли ребятам стоило проявлять такого рода интерес. Кэди опустила зеркальце и сняла с головы наушники, тоже надеясь услышать объяснение. Морган Драммонд тяжело вздохнул.

— Организация подобной выставки требует огромных денег. — Он явно не одобрял решение руководства оплачивать мероприятие. — Дополнительная охрана, электронные системы безопасности… Мы потратили целое состояние, чтобы дать гарантии мексиканскому правительству.

— И почему же вы пошли на это? — не отступал Джейк.

Драммонд пригнулся поближе к мальчику.

— Мистер Бледсворт настоял. Никто не смеет ему возражать.

Джейк нахмурился.

Он прочитал немало сплетен о главе компании, Сигизмунде Олифанте Бледсворте IX. Этот живший в уединении девяностолетний старик представлял девятое поколение династии. У него не было ни жены, ни детей, ни других родственников. Удалось отыскать в Интернете лишь одну из его фотографий, сделанную в Египте во время войны. На снимке еще молодой Бледсворт, чопорный и худощавый, был одет в британскую военную форму. Слухи о его прошлом полностью соответствовали рассказам о неблаговидных поступках предков: поговаривали, что в смутное послевоенное время он был замешан в кражах музейных ценностей в Германии и во Франции. Однако далее все сведения о главе Торгово-промышленной компании сводились к минимуму, и теперь он больше походил на призрака, чем на человека.

— Почему же мистер Бледсворт захотел организовать выставку? — удивился Джейк.

— Ты правда не знаешь? — спросил Морган Драммонд.

В ответ Джейк, переглянувшись с сестрой, пожал плечами.

— Мистер Бледсворт считает, что остался в долгу перед вашими родителями.

У Джейка перехватило дыхание, воздух в лимузине стал вязким и тяжелым. Драммонд вновь откинулся на спинку сиденья и растворился в тени.

— Кто, вы думаете, отправил Рэнсомов на раскопки?

— Мистер Бледсворт? — нахмурившись, предположил Джейк.

Неужели это правда? Таинственный глава Торгово-промышленной компании оплатил путешествие на проклятую гору Костей. Но почему?

Тем временем лимузин сбросил скорость, и шофер доложил:

— Сэр, мы подъезжаем к музею.


Когда Джейк с Кэди выбрались из машины, их ослепили вспышки фотоаппаратов. Джейк было попятился, но обратную дорогу неприступной стеной преграждал выбравшийся из салона Морган Драммонд.

— Просто иди вперед, — чуть слышно шепнул он.

Драммонд погнал подростков через толпу репортеров, собравшихся перед зданием музея. Корреспондентов и простых зевак сдерживали два черных бархатных каната, тянувшиеся вдоль красного ковра. Впереди, опоясанный мраморными колоннами, высился Британский музей — здание походило на бункер банковского хранилища. Гигантский транспарант с названием выставки свисал с колонн: «СОКРОВИЩА МАЙЯ ИЗ НОВОГО СВЕТА».

Джейк заметил людей в темных очках и посмотрел на небо. Луна наползала на солнце, ослепляющая корона жгла глаза. Мальчик отвел взгляд — на юге сверкали молнии, раскаты грома приближались. Буря надвигалась на Темзу, угрожая испортить долгожданное зрелище.

— Это они? — спросила почтенная дама. — Какие милашки!

— Вылитые копии мамочки и папочки!

— В таких же забавных нарядах!

— Прямо настоящие исследователи!

Джейк застеснялся своей одежды. Компания Бледсворта проявила любезность и привезла подростков в роскошный магазин в Торговом ряду. Мальчику подобрали костюм в стиле сафари: коричневые штаны, рубашку цвета хаки с длинными рукавами и жилет-разгрузку; выдали походный рюкзак и туристические ботинки на гортексе. Пятнистую шляпу, вопреки настояниям представителя компании, Джейк надеть отказался. А вот сестра с удовольствием носила головные уборы. Окруженная вспышками фотоаппаратов, Кэди то и дело опиралась рукой на бедро и жеманно покручивала пальцем завязки. Покачав головой, Джейк направился к музею.

Выкрики слились в бессловесный шум, и мальчику захотелось поскорее скрыться от этого сборища.

Торгово-промышленная компания Бледсворта и администрация музея организовали яркое рекламное шоу: газетчики, телевидение, постеры на автобусах и вагонах метрополитена. Все средства массовой информации освещали проведение выставки. История об исчезновении родителей Джейка превратилась в горячую новость — с экранов телевизоров беспрестанно вещали о золоте, бандитах и убитых археологах. Жителям Лондона рассказали о сиротах Рэнсомах, и вот теперь несчастных детей пригласили на открытие выставки — на показ журналистам.

Морган Драммонд, шагавший за Джейком, подтолкнул Кэди широкой ладонью. Его голос перекрыл шум толпы:

— Мы опаздываем! После открытия продолжите фотосессию!

Из-за канатов послышались возгласы разочарования. Джейк заметил, что Драммонд задержал взгляд на одном репортере — отвратительного вида мужчине, жевавшем пончик. В зеленом костюме человек напоминал жабу, его густые кустистые брови почти скрывали глаза, на пухлых губах белела сахарная пудра. Фотоаппарат на шее болтался без дела, мужчина даже не потрудился приподнять его, когда ребята проходили мимо. Он ответил Драммонду легким кивком, и начальник службы безопасности велел своим подопечным двигаться быстрее.

Пройдя под огромным транспарантом, Джейк и Кэди очутились в музее. Вестибюль наполняла блаженная тишина, работники охраны, одетые в синюю форму, подчеркивали торжественность атмосферы. Кэди оглянулась с тоской.

— Сейчас мы отправляемся во двор королевы Елизаветы, — пояснил Драммонд, проводя их мимо сувенирной лавки. — Там состоится церемония открытия. Возможно, вам придется перерезать ленточку.

Они торопливо шагали по блестящему мраморному полу.

— А это будут снимать? — спросила Кэди, отточенным движением доставая зеркальце из косметички.

— Конечно. Кроме того, приглашены репортеры из «Таймс». Сегодня мы проводим закрытый показ для самых щедрых спонсоров. Им пришлось выложить солидные суммы, чтобы поучаствовать в церемонии.

— Надеюсь, ваша компания получит свою долю от их вкладов?

Драммонд нахмурился, словно Джейк задал грубый и бестактный вопрос.

— Естественно. Мы потратили целое состояние на организацию выставки. — В его голосе слышалась обида. — Почему, вы думаете, вас привезли? Народ заманивают в музей не пыльными артефактами, а интересными историями — такими, как трагедия вашей семьи…

Драммонд прикусил язык, вспомнив, с кем разговаривает, и неловко потер покрасневшую у воротничка шею. Лицо Джейка запылало огнем, когда он понял, о чем речь, и ладони сжались в кулаки. Выходит, их пригласили не в знак признания заслуг родителей — компания просто извлекала выгоду из их трагедии. Сигизмунд Бледсворт превращал горе детей в наличные. Джейк чувствовал себя обманутым: они с сестрой прилетели в Лондон только для того, чтобы танцевать перед толпой, как жалкие зазывалы…

Кэди, казалось, нисколько не расстроило это откровение. Мечтая о следующей волне ослепительных вспышек и всеобщего внимания, она желала поскорее выбраться наружу.

— Нам сюда, — указал Драммонд, придержав дверь.

Перед ними открылся потрясающий вид: просторный атриум с мраморным полом раскинулся не меньше чем на два акра.

— Двор королевы Елизаветы, — повторил провожатый.

Он сунул руку в карман, вынул две пары очков с черными линзами и протянул ребятам.

Джейк осмотрелся: корпуса музея обступали огромный двор с четырех сторон, широкие мраморные лестницы поднимались к верхним уровням. Но больше всего восхищала крыша, составленная из треугольных стеклянных секций. Создавалось впечатление, будто конструкция парит над головами — невесомая и яркая в солнечном свете. Мальчик надел очки и, запрокинув голову, взглянул на светило: луна уже закрыла половину солнечного диска, до кульминации оставались считаные минуты.

Внезапно раскат грома заставил Джейка повернуться к югу. Фронтальный край грозовых облаков занимал теперь треть неба — удастся ли увидеть полное затмение?

Глава 4

Черное солнце

Уединившись в неприметном уголке двора, Джейк прислонился к гигантскому каменному истукану с острова Пасхи. Хмурые брови и острый нос статуи вполне соответствовали мрачной мине, с которой мальчик рассматривал собравшихся. Нарядные гости держали в руках бокалы с шампанским. Среди них сновал официант, разносивший маленькие тосты с черной икрой. Женщина с коком белокурых волос щеголяла алмазной тиарой. Неужели она принадлежит к королевской семье?

Кэди снова окружили телекамеры, репортер держал у ее носа пушистый микрофон.

— Расскажите зрителям Би-би-си о ваших чувствах, — тараторил корреспондент. — Вы обрадовались, получив приглашение на выставку?

— О! — ответила Кэди, повернувшись в профиль. — Конечно!

Джейк знал, что сестра ищет ракурс, в котором она предстала бы наиболее фотогеничной. Девушка продолжала давать интервью, излишне энергично размахивая руками. Кэди даже чуть подпрыгивала на цыпочках, заставляя свои тщательно уложенные локоны пружинисто подлетать.

Джейку не давало покоя откровение Драммонда — он сердито одернул жилет, который хотелось сорвать. Мальчик бы убежал прочь, но что потом? Как же Кэди? Она явно не собирается никуда уходить…

Джейк повернулся в другую сторону и за толпой увидел лестничный пролет, пересеченный широкой красной лентой. Рядом стоял пожилой мужчина в высокой шляпе, держал большие ножницы, похожие на замысловатый садовый инструмент.

— Это хранитель музея, — пояснил подошедший Морган Драммонд. — Церемония будет короткой, ты даже понять не успеешь.

Он говорил шепотом, но слова, потонув в очередном раскате грома, прозвучали как угроза.

Джейк пожал плечами и отошел на несколько шагов. Он снова посмотрел на небо: луна почти полностью закрыла светило. Солнечная корона жгла глаза даже сквозь защитные очки — мальчик отвернулся и часто заморгал, восстанавливая зрение.

Звон колокольчика возвестил о начале официальной церемонии, и сердце Джейка заколотилось быстрее — наконец-то! Гости теперь смотрели на хранителя музея, который поднял руку, призывая к тишине. Огни, освещавшие Кэди, внезапно угасли, и она поникла, словно цветок.

— Твой выход, — шепнул Драммонд.

Хранитель поднял ножницы.

— Я приглашаю сюда детей Рэнсомов! — громко произнес он. — Будет правильно, если они откроют торжественное мероприятие, устроенное в честь их родителей, доктора Ричарда Рэнсома и доктора Пенелопы Рэнсом.

Морган Драммонд вывел Джейка из затемненного угла под прицелы телекамер, по пути к лестнице они прихватили с собой Кэди. Подростки поднимались по ступеням под жидкие аплодисменты.

— Я уверен, что каждый из присутствующих знает историю Рэнсомов, — продолжал хранитель музея. — Историю о том, как они обнаружили гору Костей, один из наиболее удаленных и негостеприимных центров культуры древних майя. Они преодолели сотни трудностей и опасностей, им угрожали ягуары-людоеды и малярийные комары, однако отважные археологи нашли величественную гробницу со множеством реликвий, бесценных для истории и современного понимания цивилизации майя. Господа! Британский музей при щедрой благотворительной поддержке Торгово-промышленной компании Бледсворта…