Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Хранитель кивнул на Драммонда, поднимавшегося по лестнице вместе с подростками.

— …с гордостью представляет вам выставку «Сокровища майя из Нового Света»!

Снова грянул гром. Когда Джейк и Кэди ступили на верхнюю площадку, хранитель указал на небо и радостно прокричал:

— Взгляните вверх!

Все осветительные приборы во дворе погасли. Джейк, раскрыв рот, смотрел на полное затмение. Оно началось! Луна переместилась на крохотное расстояние и затмила солнце. Корона удивительно лучилась вокруг темного провала — казалось, в небесах сияет черное светило. У мальчика перехватило дыхание. Огромный двор погрузился в феерические сумерки, мраморный пол превратился в серебристое полотно, даже стены лучились.

В темноте зазвучал голос:

— Используя свои астрономические вычисления, древние майя могли предсказывать затмения. Мы специально выбрали этот день для открытия выставки. — Хранитель повернулся и приподнял большие ножницы. — Мистер Рэнсом, вы не могли бы помочь мне?

Вспыхнувший луч прожектора осветил лестницу. Джейк оторвал взгляд от неба и направился к красной ленте, за которой, он знал, находятся сокровища, открытые родителями.

Мальчик взволнованно кивнул и нетерпеливо ответил:

— Да, я готов.

Хранитель усмехнулся и поднял ладонь, заставляя его замереть. У подножия лестницы защелкали фотоаппараты, и Кэди угрюмо скрестила руки на груди — Джейк понял, что позже придется заплатить за краткий миг всеобщего внимания. Как будто у него был выбор…

Мальчик сжал кольцо ножниц, и они с хранителем ловко перерезали красную ленту. Та коснулась пола, и тишину нарушил треск молнии, тут же оглушительно громыхнуло. Крыша задрожала от близости разряда — публика было съежилась в испуганном молчании и сразу смущенно захихикала, устыдившись собственной реакции. Хранитель музея подмигнул притихшему Джейку.

— Как мы подгадали со временем! Скажи, неплохо получилось, паренек?

Мальчик снова посмотрел на небо: грозовые облака накатили на черное солнце и закрыли его плотной завесой. Двор погрузился в густой полумрак.

Хранитель музея снова поднял руку:

— Прошу всех оставаться на местах. Через мгновение включится освещение, и мы продолжим торжественную церемонию. Пока же давайте позволим детям Рэнсомов пройти в зал с артефактами. Пусть они побудут немного наедине — среди сокровищ, найденных их родителями.

В толпе гостей сквозь аплодисменты послышалось «как мило», «ах, как трогательно». Внезапно голос, исполненный презрения, перекричал возникший шум:

— Вы говорите, сокровища, найденные их родителями? Да они их просто украли!

Последнее слово прозвучало точно выстрел. Наступило неловкое молчание.

— А слухи о том, что Рэнсомы живы? — продолжал мужчина. — Что они разыграли свое исчезновение, а сами укрылись в Южной Америке с уймой драгоценностей?!

К горлу Джейка подкатил комок, щеки горели от гнева.

— Что за вздор? — ответил хранитель. — Вы грязный клеветник!

— Ричард и Пенелопа Рэнсом — обычные разорители могил. Поверьте мне на слово! — не унимался презрительный голос.

Раздался щелчок, освещение двора восстановилось. Джейк сорвал с глаз темные очки и посмотрел на кричавшего мужчину. Им оказался похожий на жабу репортер — тот самый отвратительный тип, жевавший пончик. Джейк шагнул вперед, намереваясь заставить лгуна взять свои слова обратно, но широкая ладонь удержала его и затем направила к выставочному залу. Морган Драммонд подтолкнул и Кэди.

— Вам не стоит слушать эти мерзости, — сказал он разгневанным подросткам. — Идите посмотрите выставку.

Хранитель уже вызвал охранников, несколько крепких парней пробежали мимо Джейка и устремились вниз по лестнице.

— Воры! Шарлатаны! У Рэнсомов руки в крови! — кричал незнакомец.

Каждое слово ножом вонзалось в сердце мальчика. Драммонд снова подтолкнул его.

— Идите. Я скоро присоединюсь к вам.

Кэди тихо окликнула брата, в ее изумленных глазах читался испуг.

— Пойдем в зал, — ответил мальчик, увлекая сестру за собой.

Они поспешно покинули лестницу. Разгневанный Джейк споткнулся на пороге, влетел в проем и вдруг застыл среди чудесных экспонатов. Замерла и Кэди.

— Это мама и папа, — сказала она.

Они смотрели на огромный плакат, воспроизводивший снимок из блокнота Джейка. Их родители в запыленной походной одежде весело улыбались, демонстрируя камень с глифами майя.

Из атриума по-прежнему доносились злобные выкрики о чете Рэнсом. Всматриваться в их лица, увеличенные до человеческих размеров, становилось невыносимо. Слух Джейка резанула фраза «Убийцы и воры!» И тут он вспомнил, как мужчина, похожий на жабу, кивнул Моргану Драммонду у самого входа в музей. То был кивок знакомому человеку — возможно, условный сигнал. Джейк сопоставил его с откровением великана. Что, если инцидент в атриуме — еще один способ привлечь публику? Наверное, они хотят создать вокруг выставки скандальную атмосферу и увеличить продажи билетов? Или здесь затевается что-то более изощренное?


В следующие минуты Джейк рассеянно блуждал по выставочному залу, Кэди тоже кружила по помещению. Она судорожно обнимала себя за плечи, будто боялась прикоснуться к чему-то. В тот миг брат и сестра были далеки друг от друга, словно две планеты, орбиты которых никогда не пересекались. Оказавшись среди чудесных находок, Джейк немного успокоился: чувство тревоги отступило, гнев охладел. Он уже видел эти сокровища — зарисованными и описанными в дневниках родителей. Взять, к примеру, двуглавую змею из брошюры. Наяву, в ярком свете галогеновых ламп, она казалась волшебной: рубиновые глаза сияли, золотая чешуя не отличалась от настоящей. Клыки были вырезаны из слоновой — или, возможно, из человеческой — кости.

Джейк вытащил из нагрудного кармана полевой блокнот отца и альбом матери и прочитал: «Сложная форма, напоминающая опрокинутую восьмерку, позволяет предположить, что реликвия воплощает веру майя в вечную природу космоса. Судя по мастерству инкрустации, предмет изготовлен во время расцвета классического периода. Я считаю…»

Казалось, со страниц дневника к нему обращается сам отец. Джейк обходил экспонаты, останавливаясь перед каждым предметом, все реликвии были связаны с родителями — не этого ли серебряного ягуара полировали руки матери? Не об этом ли индейском календаре писал папа, сравнивая его круги с кольцами дерева? Мальчику вспомнились наставления родителей, и не только те, что касались археологии. Например, мама учила его завязывать шнурки на ботинках: «Кролик ныряет в норку и выбегает назад…»

Шаги замедлились — внезапно показалось, что они снова все вместе. В сотнях миль от Вороньих Ворот он вдруг почувствовал, будто находится вовсе не в музейном зале, а в потайной комнате родного поместья.

— И сколько еще, по-твоему, нам здесь торчать? — раздраженно спросила Кэди.

Джейк обернулся к двери. Крики затихли, и теперь гости в атриуме переговаривались так тихо, что невозможно было разобрать отдельные слова. Небо по-прежнему сотрясалось от грома. Мальчику не хотелось уходить, в нем будто пробудилась жадность — он не желал видеть в зале посторонних, чье вторжение было бы равносильно проникновению в самые глубокие его переживания. Даже присутствие сестры тяготило его.

Джейк остановился перед центральным предметом коллекции. Бесценная реликвия покоилась на пьедестале — открыто, без стеклянного футляра. Золотая пирамида около двух футов в высоту; девять массивных ярусов поднимались к плоской вершине, на которой, раскинув крылья, восседал пернатый дракон. Он был вырезан из цельного куска жадеита, яркие опаловые глаза, казалось, заглядывали прямо в душу.



— Кукулкан, — прошептал Джейк, называя по имени божество древних майя.

Как говорилось в полевом блокноте отца, реликвию обнаружили на крышке саркофага. Джейк сунул блокнот под мышку и открыл альбом матери. Пролистав наброски, он нашел рисунок с пирамидой. Кэди наконец заметила, чем занимается брат, и подкралась на цыпочках.

— Ты что делаешь?

Никто, включая Кэди, не знал, что мальчик привез в Лондон дневники. Игнорируя вопрос сестры, он сравнивал набросок с экспонатом. На карандашном рисунке виднелись следы подчисток, небольшие исправления и записи, сделанные по краям мелким почерком матери. На глаза Джейка навернулись слезы, и зрение замутилось. Пальцы задрожали, и он едва не выронил альбом, но Кэди вдруг выхватила его.

— Зачем ты принес дневники сюда? — закричала она. — Они могут потеряться, их могут украсть!

— Как будто тебя бы это огорчило!

— Что ты себе позволяешь? — Кэди схватила брата за локоть.

Он рывком высвободился и посмотрел на нее.

— Ты даже не хотела лететь. — Голос дрогнул от обиды, и это привело мальчика в бешенство. — Согласилась только для того, чтобы повертеться перед камерами!

Лицо Кэди вспыхнуло.

— Ты ничего не знаешь…

— И что же случится, если я потеряю мамину тетрадь? — Джейк выхватил альбом из ее рук. — Ты не вспоминала о ней два года.

Кэди попыталась достать дневник, но мальчик отскочил назад, на безопасное расстояние; между ними теперь высилась пирамида.

— Тебя ведь больше не волнует, что произошло с родителями!

Кэди замерла на месте. Ее плечи задрожали.

— Еще как волнует! — ответила она и обвела рукой зал. — Только зря ты надеешься, что все это поможет тебе вернуть маму и папу.

Непривычные ноты обиды и боли в интонации сестры заставили его смолчать.

— Выставка в честь родителей! — продолжала она. — Мамин альбом, сокровища… Мне горько находиться среди этих вещей. Они как будто рядом… Я так тоскую. Зачем было приезжать сюда? Что хорошего это нам принесло?

Джейк, не мигая, смотрел на сестру. Кэди покачала головой:

— Я не в силах выдержать такое напряжение. А тут еще ты!

— Я-то при чем? — насупился Джейк.

Она резко повернулась к нему.

— Неужели ты не можешь подстричься, как другие парни?

Джейк смущенно откинул со лба волосы.

— Ты так похож на отца, что мне видеть тебя не хочется! — Кэди шмыгнула носом и отвернулась. — Иногда… иногда я думаю, лучше б тебя вообще не было…

Комнату озарила вспышка, раздался громкий треск. Пол качнулся под ногами, и из атриума послышались испуганные крики. Подростки, не сговариваясь, подбежали друг к другу. Светильники на потолке мигнули и погасли, зал погрузился в темноту.

— Что случилось? — прошептала Кэди в следующее мгновение.

— Молния, — предположил брат. — Наверное, попала прямо в музей.

Когда глаза привыкли к темноте, Джейк заметил мягкое сияние — он огляделся и удивленно охнул. Мальчик нащупал локоть сестры и заставил ее повернуться.

Пирамида излучала нежный голубоватый свет. Огоньки собирались в ногах дракона и каскадом спускались по девяти ярусам. Джейк не мог надивиться чуду и лишь через какое-то время понял, что видел нечто схожее в Музее науки.

— Огни святого Эльма, — выдохнул он. — Раньше во время шторма моряки наблюдали такое же свечение на мачтах парусников.

— И откуда они берутся?

Джейк шагнул к пирамиде.

— Осторожно! — вскрикнула Кэди, но последовала за братом.

— Не волнуйся. Похоже, разряд угасает.

Джейк чувствовал, как волосы на его затылке поднимаются дыбом.

Подобно отливу, огни отступали и, кружась, тускнели. Обойдя пирамиду, мальчик заметил нечто странное: некоторые мерцающие частицы не спускалась по ступеням, а утекали в круглую выемку сбоку. Джейк склонился над ней: небольшое углубление на поверхности золотой пирамиды окружал завиток драконьего хвоста. Похоже, там раньше располагался драгоценный камень. Огни совсем угасли, в музее включилось аварийное освещение, окрасив зал рубиновым светом.

«Новая загадка…» — подумал Джейк, выпрямляясь. Подгоняемый любопытством, он полистал блокнот матери и нашел рисунок с таким же пустующим углублением.

— И здесь ничего, — прошептал он, постучав по наброску указательным пальцем.

Кэди склонилась над альбомом.

— По крайней мере, теперь. — Она провела ладонью по листу бумаги. — Кажется, это место подтерли резинкой. Я чувствую слабый рельеф.

— Ты думаешь, рисунок подправили?

— И тот, кто это сделал, очень спешил, — кивнула Кэди.

— Мама?

— Не знаю.

Джейк опустил альбом и посмотрел на золотую пирамиду. Почему мама стерла то, что было нарисовано? Он склонил голову набок и присмотрелся к выемке: углубление было идеально круглым и по размерам подходило… Мальчик шлепнул себя рукой по лбу — конечно!

Засовывая в нагрудный карман дневники родителей, он вспомнил наказ отца: «Никогда не полагайся на догадку… это плохая привычка… всегда проверяй свои предположения, а затем перепроверяй». Джейк снял с шеи плетеный шнурок, сжал в пальцах свою половинку монеты и поднес к пирамиде. Ее размеры на вид совпадали с углублением.



«Всегда проверяй».

Джейк подошел ближе и вытянул руку с монетой.

— Ты что? — испуганно прошептала Кэди.

Игнорируя вопрос, он вставил амулет в углубление. Тот подошел идеально, но мальчик хотел убедиться: «А затем перепроверяй».

Удерживая половинку монеты в выемке, он повернулся к сестре.

— Доставай свою.

Кэди покачала головой.

— Послушай! — взмолился Джейк. — Мама и папа послали нам сломанную монету не просто так. Неужели ты не хочешь узнать зачем?

Девушка колебалась, Джейк увидел страх в ее глазах… и, возможно, душевные муки. Наконец Кэди медленно просунула руки под волосы, расстегнула тонкую золотую цепочку и сняла с нее половинку монеты.



— Если у нас возникнут неприятности… — предупредила Кэди звенящим от волнения голосом.

— Просто посмотрим, что получится, — ответил Джейк.

Когда сестра поднесла свою половинку к углублению, тишину мраморного зала потряс оглушительный вопль Драммонда, бежавшего к ним:

— Не трогайте!..

Джейк и сам не понял, почему поступил именно так — будто под влиянием какого-то глубинного инстинкта. Он схватил руку Кэди, застывшей на месте от внезапного окрика, и подтолкнул монету к углублению. Амулет вошел в выемку и соединился с его половиной, точно заполнив собой пустое пространство. Целая монета ярко засияла, на ней проявился отчеканенный глиф.



— Сак бэй, — шепотом прочитал Джейк. — Белая дорога.

— Нет! — выкрикнул Драммонд.

Мужчина попытался предупредить их о чем-то, но слова потонули в оглушительном раскате грома. Ослепительная вспышка отключила аварийное освещение. Пол под ногами Джейка исчез, кровь прилила к голове, будто он мчался вниз по бесконечной шахте. Перед глазами заплясали звезды, уши заболели от мощного рева. Вскоре пропали и звезды — серая мгла сменилась непроглядным мраком.

Он изо всех сил сжимал кисть Кэди, рука сестры была единственной связью с чем-то прочным и физически ощутимым. Секунды растянулись в целую вечность. Внезапно Джейк почувствовал, что рядом с ними в темноте находится какое-то существо. Он ничего не видел и не слышал, но волосы на затылке встали дыбом: из кромешной тьмы на них смотрела неведомая тварь, она приближалась.

Пальцы Кэди сжались сильнее — девушка тоже ощущала присутствие чудовища. Джейк услышал громкий скрип, словно когти царапали крышку каменного гроба, и слова:

— Идите ко мне…

Мальчик вообразил пальцы скелета, двигавшегося к ним в темноте. Когда тому оставалось преодолеть считаные метры, другое неизвестное существо встало на защиту детей. Джейк почувствовал порыв ветра, словно некое крылатое создание пролетало в темноте между ними. Споткнувшись обо что-то, он упал, и чернота покрылась сетью трещин, раскололась на части.

В то же миг мир вернулся калейдоскопом звуков и цветов. Джейк разглядел полоски изумрудной зелени, услышал пение диковинных птиц; окружающее вновь обретало форму. Мальчика немного мутило, колени подгибались под вновь обретенным весом.

Джейк сидел на четвереньках в густой траве. Две половинки золотой монеты звякнули, упав к его ногам; мальчик подхватил их и сжал в кулаке. Второй рукой он по-прежнему держал руку сестры — впервые за десять лет.

Мир действительно вернулся… но не тот, из которого они выпали минуту назад.

Часть вторая

Глава 5

Страна потерянных людей

Джейк поднялся на ноги и глубоко вздохнул. Густой влажный воздух вовсе не походил на лондонский туман — пахло рыхлой землей и сгнившими растениями.

Мальчик спрятал монету в карман и осмотрелся: вокруг пляжными зонтами раскинулись огромные папоротники, из массивных спутанных корневищ к небу возносились башни деревьев, ветви сплетались в плотный изумрудный полог. Джейк тряхнул головой, пытаясь отогнать галлюцинацию, однако видение не исчезало. Они потеряли сознание? Их отравили газом? Похитили и увезли в джунгли? В воздухе раздражающе гудели насекомые.

— Что ты наделал? — простонала Кэди.

Джейк укоризненно посмотрел на нее.

— Ты о чем? Сам ничего не…

— Что случилось? Где мы? — Сестра беззастенчиво оборвала его на полуслове.

По дрожи в голосе Джейк понял, что девушка ошеломлена не меньше его. Он посмотрел на кроны деревьев: дневной свет сочился тонкими струйками сквозь редкие прорехи в шатре листвы, в широкой бреши прямо над головой виднелось солнце. Его темным пятном закрывала луна. Прямо на глазах у Джейка она сместилась и освободила солнечный диск — затмение закончилось. Но то ли, что началось в Лондоне? Вероятнее всего, ведь следующее ожидается только через семь лет. Значит, прошло лишь несколько мгновений.

«Разве это возможно?» — мысленно удивился Джейк.

Чья-то тень промелькнула в бреши — существо взмахнуло огромными кожистыми крыльями и исчезло прежде, чем мальчик успел его разглядеть. По щеке чиркнуло, и на лист папоротника опустился жук размером с ладонь. Насекомое щелкнуло клешнеобразными лапками, расправило радужные крылья и взмыло. Джейк отшатнулся и оступился — его нога погрузилась в илистое дно ручья. Он увидел, как из-под ботинка выбирается небольшая плоская тварь, напоминающая краба. Ее овальное тело было поделено на ребристые сегменты.

«Не может быть…»

Опустившись на колени, Джейк быстро залез в один из карманов рюкзака и вынул припрятанный предмет.

— Что ты делаешь? — раздраженно спросила Кэди.

Мальчик осмотрел окаменелость, которую нашел в карьере за домом, и поднес ее к существу, притаившемуся на дне ручья. Совпадение было точным — только в воде барахталось живое членистоногое. Оно юркнуло под камень, и Джейк поднялся на ноги.

— Это… это… — От удивления он не мог подобрать слова. — Это живой трилобит.

Его открытие не впечатлило Кэди — она отмахнулась от брата, словно от мухи.

— Что происходит? — сердито спросила она.

Кэди даже топнула ногой, давая понять, что желает получить ответ немедленно. И ответ не заставил себя ждать.

Раздался устрашающий трубный рев — ребята бросились друг к другу. Следующий шквал яростного рыка потряс листву, и Джейка обдало брызгами прохладной росы. Слева ломались и падали деревья, земля под ногами задрожала — огромный зверь прокладывал путь через густые заросли.

Джейк сжал руку сестры.

Едва они успели опомниться, из подлеска вынырнули мальчик с девочкой и помчались прямо к Джейку и Кэди. Вороненые волосы бежавшей впереди незнакомки разлетались по воздуху. Она то и дело подгоняла высокого парнишку, длинное копье которого путалось в кустах и ветках.