Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Любопытство заставило его подойти поближе. Животное тут же бросилось на деревянную решетку — Джейк отшатнулся и упал. Существо в клетке было не больше Ватсона, черный мех пересекали огненно-рыжие полосы, шерсть на загривке поднялась дыбом. Из пасти торчали длинные клыки, зверь шипел и брызгал слюной.

«Какой-то подвид саблезубого тигра, — подумал Джейк. — Более мелкий. Возможно, его ранний предок».

— Держись от нее подальше, приятель, — посоветовал охранник.

Рычание привлекло внимание центуриона, и воин охотно пояснил:

— Патруль поймал эту самочку в Священном лесу. Мы думали приручить, ей не больше года. Возможно, месяцев девять.

Гай наклонился и осмотрел шипящую тигрицу.

— Девять? Она вырастет в крупную особь.

Воин огорченно вздохнул.

— Да, и станет слишком опасна — уже едва не отхватила руку егерю Руллу. Мы решили использовать ее как мишень в учебной охоте.

Джейк нахмурился, поняв, какая участь ждет зверя. Он заглянул в ящик. Мальчик и сам не понял, почему, оглянувшись через плечо, потянулся к щеколде на передней стенке. Заметив его движение, Кэди покачала головой, но Джейк твердо посмотрел ей в глаза. Сестра могла быть эгоистичной и капризной, но всегда жалела нуждавшихся в помощи животных. В прошлом году группа поддержки даже придумала речовку, в которой призывала зрителей жертвовать деньги на приют. Кэди закатила глаза и повернулась спиной к брату.

— Что это? — внезапно закричала она, указывая в дальний угол двора.

В момент, когда все отвернулись, Джейк открыл задвижку и торопливо отбежал. Кажется, никто не заметил его действий — даже тигрица! Она вновь затаилась у задней стенки. Мальчик взмахнул рукой, пытаясь выгнать упрямицу. Наконец животное, подкравшись, приоткрыло носом дверцу. Большая кошка выбралась из ящика, припала к земле, и ее длинный хвост изогнулся вопросительным знаком — она явно была страшно напугана. Зверь неотступно следил за Джейком, его ноздри раздувались, втягивая запах спасителя. Высоко поднятые уши вращались, словно спутниковые тарелки.

— Беги! — прошептал мальчик и махнул на ворота.

Внезапно тигрица комком переливающихся мышц помчалась прочь. Свидетелями ее побега были лишь птерозавры, стаей слетевшие с дерева. Их пронзительные крики привлекли внимание людей, кто-то заметил открытую дверцу клетки. Поднялась суета, но было уже поздно: зверь исчез за поворотом улицы. Несколько воинов пустились в погоню, однако Джейк надеялся, что тигрицу поймать не удастся. Мальчик старательно сохранял на лице невинное выражение, но заметил странные искорки в глазах Марики. Девочка смотрела на него несколько секунд, прежде чем отвести взгляд. Если она и заподозрила что-то, то решила промолчать.

— Ладно, хватит болтовни, — сердито произнес центурион. — Не будем заставлять старейшин ждать.

Он указал на замок.


Калакрис занимал всю заднюю половину двора. Подходя к парадной двери, Джейк рассматривал стены и укрепления. Запрокинув голову, он увидел сияющую конструкцию на вершине правой башни — косые лучи вечернего солнца искрились на бронзовом куполе. Сооружение походило на астрономическую обсерваторию.

Прежде чем мальчик успел получше рассмотреть надстройку, ребят провели под аркой, и перед ними открылось несколько огромных дверей в величественные залы.

Джейк ожидал, что внутри замка будет мрачно и темно, но длинный холл украшали цветастые гобелены и ковры. Воздух, чья прохлада искусно сохранялась, несмотря на дневную жару, приятно освежал. Помещения освещали массивные бронзовые люстры, огоньки сияли, не мигая. Джейк сначала подумал, что это электрические лампочки, но они, зубчатые и угловатые, больше походили на необработанные кристаллы. Мальчик озадаченно нахмурился, пытаясь определить природу источника света.

Гай провел ребят по длинному центральному коридору. Вдоль стен располагались деревянные, похожие на церковные, лавки. Выше висели знамена — по десять с каждой стороны — с эмблемами, напоминавшими старинные рыцарские гербы.

Марика прошептала:

— Флаги двадцати Потерянных племен.

Процессия остановилась в просторном зале с вытянутыми большими окнами и арочными проходами по обе стороны от двери. В противоположном конце помещения в два ряда располагались шесть кресел.

Слева вышли трое явно чем-то озабоченных людей. Они разительно отличались друг от друга. Первый был одет в точности как Пиндар и Геронид, голову украшал лавровый венок. Рядом шагал лысый старик-азиат, его белые усы ниспадали на подбородок и редкую бороду. С другой стороны шествовала статная женщина среднего возраста с длинной рыжей косой, одетая в кожаные штаны и зеленую рубаху. На ее голове красовался шлем с двумя изогнутыми рогами.

— Верховный совет Калипсоса, — пояснила Марика.

Пиндар, который брел позади со своим копьем, попытался спрятаться за Гая. Под тяжелыми взглядами членов совета Кэди придвинулась к брату. Прежде чем кто-либо успел заговорить, из правого прохода донесся резкий возглас.

— Вновь прибывшие? Это просто невероятно! Если они снова начнут появляться… Вы представляете, что будет?

Говоривший оказался сухощавым и низкорослым, седые волосы торчали во все стороны, словно он только что проснулся. Судя по одежде, украшенной яркими перьями, он принадлежал к народу майя. Рядом вразвалку шагал высокий мужчина с большим животом. Этот округлый человек носил длинный балахон с капюшоном, массивная голова с косматой каштановой шевелюрой была аккуратно выбрита на макушке. Он выглядел как средневековый английский монах. Толстяк кивнул на ожидавшую группу, и его коллега повернулся.

— Мари? — шагнув вперед, изумился он. — Ты что здесь делаешь, дорогая? Почему не в школе?

— Папа, это мы с Пиндаром нашли чужеземцев…

Ее прервал низкий голос с верхнего ряда.

— Пиндар?

Человек в лавровом венке поднялся с кресла и мрачно осмотрел собравшихся. Парень неохотно вышел из-за спины центуриона.

— Что это значит? Если вы с Мари затеяли очередную глупость и попусту тратите драгоценное время совета…

— Нет, отец, — смущенно произнес Пиндар.

Наступившую паузу прервал третий мужчина, появившийся в арочном проходе. Он двигался молча. Тощий, словно тень солнечных часов. Полы черного одеяния стелились по земле. Темная кожа на бритой голове омрачала его вид еще больше.

Скользнув ледяным взглядом по собравшимся, он не проявил никаких эмоций. Зловещий образ довершали кроваво-красные татуировки на лбу, в которых Джейк узнал египетские иероглифы.

Человек подошел к индейцу и монаху, и они расселись в нижнем ряду. Джейк заметил, что все трое носят на цепочке небольшой серебряный молоток, и вопросительно взглянул на Марику.

— Это магистры, — чуть слышно прошептала она. — Мастера алхимии.

Отец Пиндара все еще стоял у своего кресла в верхнем ряду.

— Теперь, когда совет в сборе, давайте же узнаем, кто эти незнакомцы и какую угрозу они несут Калипсосу.

Джейк почувствовал тяжесть шести взглядов, устремленных на них с Кэди.

Глава 9

Совет старейшин

— …А потом мы провели их через Сломанные ворота, — закончила девочка.

В зале воцарилось молчание. Расспросив Марику и Пиндара, старейшины выслушали Геронида. Джейку и Кэди не задали ни одного вопроса, будто они вообще ни при чем. Наконец индеец сказал:

— Хотелось бы посмотреть на странное приспособление, что отпугнуло громового ящера.

— Согласен с магистром Баламом, — кивнул монах. — И мне не терпится его увидеть.

Третий магистр только окинул Джейка безразличным взглядом. Отец Пиндара жестом велел исполнить просьбу старейшин. Мальчик достал из кармана собачий свисток.

— Вы вряд ли что-то услышите.

Он дунул — слух подростка уловил лишь тихий писк. Сидевшие в креслах, похоже, разобрали еще меньше. Они качали головами и пожимали плечами.

— И это отпугнуло громового ящера? — с сомнением спросил отец Пиндара.

— Еще как отпугнуло, старейшина Тиберий, — подтвердила Марика. — Предмет наделен очень странной беззвучной алхимией.

Джейк поднял стальной свисток над головой:

— Алхимия тут ни при чем! Все объясняется алхимией.

Мальчик нахмурился — он собирался сказать «наукой», но с губ сорвалось «алхимия». Его недоумение распространилось на членов совета, только египтянин оставался безучастным. Джейк прикоснулся пальцами к горлу и вспомнил слова Марики: таинственная сила преобразует английский язык во всемирный. Неужели универсальный переводчик считает алхимию и науку равнозначными терминами? Или, возможно, в некотором понимании они имеют одинаковый смысл? Ведь древние ученые не разделяли знания на химию и физику, даже Исаак Ньютон считал себя алхимиком.

Сосредоточившись, Джейк снова попытался объяснить:

— Беззвучный свист — это не алхимия, а наука! Я говорю о науке.

Несмотря на усилия, язык с большим трудом артикулировал слово, будто в кабинете стоматолога после обезболивающего укола.

— Аука? — эхом повторил отец Марики.

Джейк решился продемонстрировать другой предмет. Он повернулся к сестре и указал на карман жилета.

— Покажи им айпод.

— Зачем?

— Пусть послушают.

Пока Кэди, вздыхая, доставала устройство, Джейк пояснил:

— Там, откуда мы пришли, используется особый вид алхимии, называемый наукой.

Кэди надела наушники и включила плеер — ее брови подпрыгнули.

— О, «Сумасшедший влюбленный»! — воскликнула она.

Поймав пораженные взгляды собравшихся, девушка добавила кротко:

— Одна из моих любимых песен.

Она подошла к креслам и предложила членам совета по очереди послушать музыку. В их глазах нарастало изумление, но, вопреки ожиданиям Джейка, они отнюдь не были в восторге от достижений науки. Когда Кэди вернулась на место, мастера алхимии склонились друг к другу и принялись что-то обсуждать. Мальчик расслышал несколько слов индейца.

— Какое-то устройство для дальнего общения… Вероятно, амальгама зеленых кристаллов…

Вдруг отец Пиндара ударил кулаком по подлокотнику кресла.

— С алхимией вы разберетесь позже. Сначала надо расспросить детей о гракиле. Вы уверены, что это был один из питомцев Короля Черепов?

— Я уверен, отец, — ответил Пиндар.

Женщина в рогатом шлеме, очевидно принадлежавшая к роду викингов, заговорила:

— Кальверум Рекс наглеет. Если верить детям, он уже топчется у наших ворот.

— Это действительно настораживает, Астрид, — согласился старейшина Тиберий. — Какие новости приходят от твоих охотниц?

Женщина-викинг покачала головой.

— По-прежнему никаких. С каждым восходом луны я молю Одина об их благополучном возвращении.

— Мы присоединим наши молитвы, — заверил ее азиат. — А пока, уважаемые коллеги, давайте решим вопрос о вновь прибывших. Я хотел бы побольше узнать о стране, в которой они выросли.

Старец повернулся к Джейку и Кэди.

— Как вы здесь оказались?

Мальчик снова почувствовал на шее вес золотого амулета.

Он громко откашлялся, не давая заговорить Кэди. Если она расскажет правду, придется расстаться с монетой, которая теперь, возможно, единственный ключ к спасению. Кроме того, в глубине души Джейк просто не хотел отдавать свой оберег, последний подарок родителей.

— Мы не знаем, как попали сюда, — нерешительно ответил он. — Нас пригласили… на торжество в большой зал. Началась гроза…

Мальчик повернулся к Кэди, и та одобрительно кивнула.

— Внезапно ударила молния — бум! Мир потемнел и треснул, мы провалились. Затем — бабах! И мы уже в джунглях.

Члены совета важно закивали головами, кто-то в верхнем ряду произнес «молния». Вероятно, в их архивах сохранились схожие показания пришельцев.

— Наш город называется Северный Гэмпшир, — продолжал Джейк. — Это в Америке.

— А-ме-ри-ке? — удивленно переспросил отец Пиндара. — Не слыхал о таком племени.

— Мы не знаем, как и почему оказались здесь, — повысив голос, подытожил Джейк. — Но нам ничего не известно и о Короле Черепов. Мы не шпионы, я клянусь.

Он никогда не числился среди бойскаутов, но теперь вскинул правую руку в их характерном жесте. Старейшина Тиберий задержал на мальчике взгляд. Не меняя позы, Джейк смело смотрел ему в глаза. Наконец магистр кивнул центуриону.

— Уведи чужеземцев. Нам нужно посовещаться.

Стукнув себя кулаком в грудь, Гай кивнул Кэди и Джейку.

— Пусть мальчик оставит ранец, а девушка — тот странный музыкальный инструмент, — громко добавил Тиберий. — Магистры проверят, нет ли в них злой алхимии Короля Черепов.


Временная темница напоминала обычный чулан. Пол устилало грязное сено, вдоль задней стены тянулись полки, заставленные зелеными стеклянными банками. В сосудах с горлышками, покрытыми густым слоем воска, хранилось что-то вязкое и темное. Сбоку громоздились деревянные бочки и глиняные горшки по пояс высотой. Пахло мускусом и перцем.

«Какая-то кладовая, — подумал Джейк, и его живот отозвался урчанием. — А когда я в последний раз ел?»

Казалось, Лондон находится за миллион миль и миллион лет отсюда. Возможно, так и есть.

Кэди, скрестив руки на груди, угрюмо мерила шагами узкую комнату. Джейк подошел к стене и осмотрел единственный источник света. Железный стержень был вбит в каменную кладку, к концу крепился яркий кристалл. Импровизированная лампа висела слишком высоко, и Джейк попытался найти провода, чтобы определить источник питания, но их не было. Мальчику захотелось подобраться к светильнику поближе.

«Может, подтянуть бочку…»

Кэди пнула высокий глиняный горшок и посмотрела на брата.

— Как мы оказались в этом гадком месте?

Она едва не плакала от отчаяния. Джейк пожал плечами. Он чувствовал, что сестра нуждается в ответе — в любом.

— Наверное, мы активировали пространственный портал… Не знаю. Возможно, угодили в квантовую червоточину.

— Что-что квантовое?

— Некую трещину в пространстве и времени. В ситуационную аномалию.

— Короче, ты сам ничего не понимаешь, — разочарованно перебила Кэди.

Джейк нахмурился, но сестра была права. Мальчику вспомнилась пирамида.

— Похоже, все это как-то связано с монетой, которую прислали мама и папа.

Кэди притронулась к шее.

— Зачем же отправлять нам столь опасную вещь?

Джейк присел на бочку.

— Думаю, они хотели сохранить ее в надежном месте, но не знаю точно…

Сердце Джейка все быстрее билось от тревоги. Что, если совет прогонит их в джунгли? Они не выживут и дня. Кэди присела рядом.

— Может, ты и прав, — мягко сказала она. — Мама и папа не могли знать, что мы сунем монету в ту дыру.

Она обхватила себя за плечи и печально вздохнула. Джейк представил пирамиду, чье сияние разливалось по просторному залу Британского музея. Он вспомнил, как Морган Драммонд бежал к ним, пытаясь предупредить о чем-то. Знал ли он о таинственном портале? Или великан волновался, что дети испортят артефакт, находившийся под его опекой?

Джейк встряхнул головой в попытке избавиться от атаковавших вопросов.

— Сейчас несомненно только то, что не одни мы попали в этот мир, — сказал он, сосредоточившись на фактах. — Какая-то сила собирает людей из разных эпох и мест и отправляет сюда.

— К счастью, они не убивают друг друга, оказываясь в непривычных для себя условиях, — добавила Кэди.

— Приходится объединяться, чтобы выжить. Перед лицом таких опасностей враг твоего врага становится другом. — Джейк потер шею. — Следует учесть и пользу универсального языка: племена понимают друг друга и живут здесь мирно… где бы это «здесь» ни находилось.

— И где же?

Мальчик покачал головой.

— Наверное, в другом мире… или измерении. Когда это выяснится, мы, возможно, поймем и то, как попали сюда.

Кэди тяжко вздохнула.

— Забудь о том, как мы попали сюда. Думай, как нам выбраться.

Джейк заметил, что сестра на грани истерики. Чтобы не поддаться ее эмоциям и не дать воли своим, мальчик принялся рассуждать вслух:

— Как мы попали сюда? Как вернуться домой? Эти загадки связаны — не получится решить одну, не разгадав другую.

Кэди вдруг сжала его пальцы.

— Ты изучал археологию и историю древности. Если кто и сможет раскрыть эти тайны, то только ты.

Джейк покачал головой. Снова вспомнился каменный дракон, паривший над джунглями. Пирамида в долине могла дать какие-то ответы, но он должен попасть внутрь. В голове прозвучали слова Марики: «Обычным людям запрещено посещать храм. Только три мастера алхимии могут смотреть на кристальное сердце Кукулкана».

Джейк взглянул на железный стержень со светильником. В уме зарождался план.

— Вот что нужно сделать… — прошептал он.

Кэди склонилась к нему, прислушиваясь.

— Сперва необходимо собрать информацию. — Голос Джейка заметно отвердел. — Мы должны разузнать все о местных обычаях, а для этого надо побольше общаться с людьми и вести себя тихо, пока все не разведаем.

— То есть ты предлагаешь делать то, в чем нас и подозревают? — удивилась Кэди. — Шпионить?

Джейк кивнул и вдруг осознал опасность своей затеи.

— Если действовать сообща, все получится. Мы сможем…

Подростки подскочили от громкого стука. Дверь кладовой со скрипом распахнулась, и в комнату вошел центурион Гай.

— Следуйте за мной, — велел он тоном, не терпящим возражений. — Совет старейшин решил ваши судьбы.


Как только дети вошли в зал, все взгляды устремились к ним. Члены совета молчали. В неестественной тишине воздух казался густым и тяжелым.

Старейшина Тиберий шагнул навстречу. Глянув в его строгое неприветливое лицо, Джейк поежился: не самое хорошее начало Первые слова римлянина тоже не принесли облегчения.

— Вы оказались в Калипсосе в непростое время. Люди рассказывают об ужасных чудовищах, наводнивших внешние джунгли. Демонические силы, подобно тучам, собираются вокруг города и испытывают границы долины, поэтому ваше появление вызвало подозрения.

Живот Джейка заныл от тревоги.

— Однако со времен основания Калипсос считается городом мира, щедрости и гостеприимства. Даже перед лицом нависшей угрозы мы останемся верны своим принципам. Кроме того, ваша необъяснимая алхимия спасла не только дочь одного из магистров, — Тиберий указал на Марику, — но и моего сына.

И без того подавленный Пиндар съежился.

— Дочь мастера Балама сообщила, что видела ужас на ваших лицах при нападении гракила, исчадия Короля Черепов, — продолжил Тиберий. — Она убедила нас, что страх не был притворным.

Джейк вспомнил существо, извивавшееся между древними башнями. Да уж, такие эмоции сложно подделать. Он улыбкой поблагодарил Марику за поддержку, и она смущенно уставилась в пол. Тиберий повысил голос, привлекая к себе внимание.

— Хотя решение совета не было единодушным, большинство старейшин согласились оставить вас в Калипсосе.

У Джейка вырвался так долго сдерживаемый вздох облегчения — жители странного города не слишком тепло встретили их, но все же приняли.

Тиберий указал на отца Марики.

— Мастер Балам был настолько милостив, что предложил тебе кров, юный Джейкоб. Ему хотелось бы побольше узнать о твоей ауке.

От волнения Джейк потерял дар речи.

— Спаси… спасибо. Мы с сестрой обещаем мастеру Баламу, что никоим образом не потревожим его.