Джейсон Роан

Камень Куромори

Посвящается Анупу,

стоявшему у истоков


1

— Кении! Я здесь!

Кении закрыл за собой дверь кофейни и, огибая столики, направился туда, где его ждала одноклассница Стейси Тернер. Она уютно устроилась на диванчике у зеркальной стены.

Не успел Кении присесть, как она взглянула на него с прищуром и стала выговаривать:

— Опоздал. Только не говори, что электричка задержалась: в Японии поезда ходят строго по графику. Дай угадаю… Станцию пропустил? Нет? Забыл что-то? Сколько можно?..

— Я просто выбрал не тот выход из метро, — перебил ее Кении. — Когда понял, пришлось возвращаться. Почему ты не сказала, что выход — южный?

— А почему ты сам не посмотрел? — Надув пузырь розовой жвачки, Стейси принялась водить пальцем по строчкам в меню. — Что будешь? Я угощаю.

Откинувшись на спинку диванчика, Кении сцепил за головой пальцы.

— Уж больно ты добрая сегодня. Признавайся, чего хочешь?

— Как ты мог такое обо мне подумать? — изобразила обиду Стейси. — Погоди минутку — и все расскажу.

Она подозвала официантку и, когда та плавно приблизилась, попросила:

— Мне, пожалуйста, американо и чизкейк со вкусом зеленого чая. А для него, — она кивнула в сторону Кении, — королевский чай с молоком.

— Что за секретность, Стейси? — спросил Кении, когда официантка удалилась. — Кофе можно было и в школе попить. Зачем здесь встречаться?

Стейси уткнулась в меню.

— Тут обитает злой дух.

— Чего? — Кении оглядел гудящий зал кофейни: сплошь старшеклассники да студенты.

— Все именно так, — сказала Стейси, выглядывая из-за меню. — Ты же меня знаешь. Я когда-нибудь ошибалась?

— Ну, помню, один раз…

— Это был риторический вопрос. Ладно, вот, зацени.

Из рюкзака Стейси достала тонкую папку и вручила ее Кении.

— Как я это прочту? — проворчал он, листая вырезки из газет. — У меня словарный запас по-прежнему как у детсадовца.

— Знаю, потому и сделала для тебя перевод. Смотри в конце.

Кении давно привык, что со Стейси лучше не спорить: она во всем первая, и самооценка у нее далеко не низкая.

К тому времени, как он прочел досье, Стейси уже выпила кофе и почти доела чизкейк.

— Ну? — спросила она, гоняя по тарелке последний кусочек. — Что скажешь?

— Скажу, что у тебя странный вкус: читаешь всякое… Двое покончили с собой в туалете бара. С какой стати мне знать об… Постой. Думаешь, место — то же самое? Ошибаешься. — Кении показал на фото с места преступления. — Смотри: фон отличается.

— Кении, Кении, Кении, — наигранно вздохнула Стейси. — Когда уже ты перестанешь во мне сомневаться? — Подавшись вперед, она зашептала: — После первого самоубийства дела в баре пошли на спад, но потом снова наладились. После второго люди перестали ходить сюда, и бар в конце концов закрылся. Его продали, переделали и открыли под другим названием. В общем, заведение — то же самое, точно-точно. Я проверила адрес и документы о продаже.

— Сама все проверила? Да ты еще безумней, чем я думал.

В ответ Стейси чмокнула пузырем жвачки.

— По-моему, происходит вот что: два года назад, в этот самый день, в шестнадцать сорок четыре господин Кисибэ пошел в туалет. Заперся в самой дальней кабинке. Спустя шесть часов после закрытия бара его владелец обнаружил, что дверца кабинки по-прежнему заперта. Он взломал ее и нашел господина Кисибэ.

— Да, тут так и написано. — Кении отхлебнул чай, стараясь не представлять себе жуткую картину.

— Год назад, в этот же день, в то же время, некий господин Мотэки зашел в ту же кабинку, заперся, и там же его нашли мертвым.

— Полиция утверждает, что в обоих случаях имело место самоубийство. Ну, и зачем мы здесь?

— Ну кто станет самоубиваться в туалете общественного места, Кении? К тому же без ножа? Полиция в обоих случаях не обнаружила орудия суицида.

— Думаешь, — Кении задумчиво наклонил голову, — здесь орудует ёкай-изгой? [Значения терминов и фраз на японском указаны в словаре в конце книги.]

— Не думаю, а знаю. Короче, раз уж ты один из тех людей, что видят подобные вещи, — принимайся за дело. Сам разберешься или мне позвать твоего приятеля Сато?

— Тс-с. — Оглядевшись, Кении подался вперед так сильно, что чуть не стукнулся лбом со Стейси. — Тебе нельзя говорить об этом, сама знаешь, — зашептал он.

— Ой, да ладно. Кто нас тут слушает? Это твой долг — разбираться с паранормальным. Ты — как особый отдел полиции по борьбе с ёкаями, только в составе одного человека.

— Я не один…

— О ней речи не идет.

Кении достал телефон:

— Сперва позвоню Киёми.

— А можно обойтись без твоей психованной подружки?

— Она мне не подружка.

— Зато психованная, не отрицаешь? — Стейси встревоженно постучала пальцем по своим часам. — Время — шестнадцать тридцать восемь. Шесть минут осталось. Дуй в туалет и займи проклятую кабинку. Когда придет монстр — задашь ему жару.

— Ни за что. — Допив чай, Кении встал из-за столика. — Спасибо за угощение, Стейси. Знал бы, что ты придумала, не пришел бы. Тебе нельзя встревать в эти дела.

— Так ведь люди умерли, Кении. Подумай, если я ошиблась, то ничего и не произойдет, никто не пострадает. Но если я права и ты уйдешь, то очередная смерть будет на твоей совести. Завтра прочтешь в газете об очередном бедолаге и будешь знать, что мог спасти его. Ты этого хочешь?

— Ну ладно, ладно, — проворчал Кении. — Схожу, гляну.

Стейси одобрительно улыбнулась:

— Я тебе кусочек чизкейка оставила. В качестве награды.


* * *

Сделав глубокий вдох, Кении ступил в узкую кабинку с обычным напольным унитазом.

«Глупости какие, — подумал он, закрыв глаза и покачав головой. — Поверить не могу, что позволил Стейси уболтать меня…»

С тех пор как она узнала о тайной жизни Кении: о том, что он хранитель священного меча и вообще воин, чей долг — охранять смертных от монстров, — она не давала ему покоя. Вечно пыталась навязаться, лезла в дела Кении: то отыщет новость о чем-нибудь необычном, то городской миф вычитает в интернете… Этим она раздражала неимоверно.

Кении взглянул на часы: 16:43. Еще минута.

Пустая трата времени… Ладно, раз уж он здесь, можно воспользоваться случаем. Кении уже расстегнул ширинку, но тут ему на плечо легла холодная как лед рука, и вкрадчивый голос произнес у самого уха:

— Какую бумагу выбираете, господин? Красную или синюю? — Повеяло вонью, как из канализации.

— А-а-а! — Подскочив на месте, Кении угодил одной ногой в унитаз и намочил штанину джинсов. Спешно застегнувшись, он обернулся, но ничего не увидел.

Невидимые руки схватили его за плечи, и тот же голос произнес:

— Повторяю, какую бумагу изволите, господин? Красную или синюю? — На этот раз вопрос прозвучал жестче. Говорившему явно не терпелось услышать ответ.

Кении завертел головой по сторонам, однако так никого и не увидел.

— Ты кто такой? — запинаясь, спросил он. — Покажись.

Воздух сгустился, и перед Кении повисла полупрозрачная фигура в длинном красном плаще и широком капюшоне. Лишенная ног, она парила над полом.

— Спрашиваю последний раз: синюю или красную?

— А может, мертвую? — В руке у Кении возник Кусанаги, священный меч, и он рубанул, намереваясь рассечь призрак надвое.

Однако лезвие прошло насквозь, призрак задрожал и сделался менее плотным, — не причинив ему вреда, клинок со звоном ударился о кафель.

Привидение снова сделалось плотнее. Из складок красного плаща показались руки: на глазах у Кении пальцы превратились в сверкающие длинные ножи.

Кении отпрянул, одновременно повернувшись кругом, и снова рубанул. Поскользнулся и упал на колено. Привидение использовало тот же трюк — изменило плотность, пропуская меч через себя, и устремилось к Кении, рассекая воздух смертоносными когтями.

— Позвольте заметить, господин, вам не хватает ни места, ни скорости, дабы поразить меня, — сказал Красный Плащ. — Зато мне достаточно и того и другого.

Лезвия замелькали вихрем, и Кении инстинктивно заслонился руками. Пригнул голову, закрыл глаза… и тут раздался скрежет металла, как будто циркулярная пила врубилась в металлическую балку. Кении ощутил покалывание в руках.

Открыв глаза, он увидел, как пятится Красный Плащ: пальцы-клинки погнулись и покорежились. Собственные руки Кении сверкали хромом, с локтей свисали порезанные в лоскуты рукава рубашки. Оказалось, Кении невольно направил в руки энергию металла и изменил их.

— Вы припасли сюрпризы, сэр, — заметил Красный Плащ. — Как и я.

Он мигнул, растаяв, словно тень, и снова проявился — когти его были целы.

Кении подскочил и махнул мечом по широкой дуге. В привидение он не попал, зато рассек кафельную стенку и заодно медные трубы, что проходили по ней. В кабинку с шипением брызнула вода.

— Как неосмотрительно, — произнес Красный Плащ, покачивая похожим на скальпель пальцем.

— Давай уже заканчивать! — ответил Кении, стараясь перекричать шум воды. — Ты меня не возьмешь, и я тебя — тоже. Убирайся, оставь людей в покое.

— О нет. Я караю виновных. Невинных нет, и вы, господин, не исключение. — Призрак бросился на Кении, метя ему когтями в грудь. Кении отскочил и врезался спиной в дверцу. — К тому же гайдзин мне не указ.