logo Книжные новинки и не только

«Человек-Муравей. Настоящий враг» Джейсон Старр читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джейсон Старр

Человек-Муравей. Настоящий враг

Посвящается Чинне Скай Старр


Пролог

Мир флиртует со слоном и топчет муравья

Индийская пословица

ВИЛЛИ ДУГАН полз к долгожданной свободе по темному туннелю — из государственной тюрьмы Аттики в северной части штата Нью-Йорк, где он находился взаперти в течение девяти лет, — когда Кит, один из парней, сбежавших с ним, сказал:

— Я застрял, брат.

— Что? — Вилли слышал его, просто не хотел в это верить.

— Я сказал, что застрял, — сказал Кит. — Я не могу пошевелиться.

— Попытайся, мужик, — ответил Вилли.

— Я пытаюсь, брат, но я не могу сдвинуться. Я не могу, не могу.

Вилли попытался протолкнуть его вперед, но туннель был настолько тесен, что не было никакой возможности применить силу. Вероятно, что-то случилось с потолком; он, должно быть, обрушился. Кит был крупным парнем — шесть футов два, или, может, два двадцать, дюйма, — но он не был толстым. Он должен был свободно пролезть через туннель.

— Тебе нужно пролезть, — сказал Вилли. — Копай землю, нужно расширить проход.

— Пытаюсь, брат. Но земля здесь как сталь.

— Старайся сильнее.

Вилли сосчитал про себя до десяти, стараясь не паниковать и не думать о плохом. Затем он сказал:

— Ладно, попробуй еще раз.

— Я все еще не могу пошевелиться, Вилли. — Казалось, Кит плакал. — Извини, брат, извини.

— Просто заткнись и пытайся, — злился Вилли.

— Я не могу. Я не могу, мужик, не могу.

— Пытайся, черт возьми! — Вилли собрал все свои силы для рывка. — Двигайся, давай, копай! — повторял он, но Кит не сдвинулся с места.

В голову Вилли стали лезть самые пессимистичные сценарии. В туннеле и так было мало воздуха, а теперь, когда Кит заблокировал его своим телом, здесь легко можно насмерть задохнуться. Еще хуже: а если его найдут здесь живым и засунут обратно в тюрьму? Они посадят его пожизненно за организацию побега, в «одиночку», и он уже никогда оттуда не выберется.

Это его единственный шанс — сделай или умри. Если он не сбежит сегодня, его жизнь закончится; он умрет в тюрьме стариком, если, конечно, не придумает способ покончить с собой. Да, если бы его вернули в тюрьму живым, самоубийство стало бы, определенно, единственным выходом.

Вилли снова попытался подтолкнуть Кита, но вдруг почувствовал, как что-то упало ему на голову — кусок земли с потолка туннеля.

Кит произнес вслух то, о чем подумал Вилли:

— Он рушится, он рушится!

Неужели Вилли умрет вот так? Последний смешок Бога? Между тем, чтобы быть похороненным заживо, и тем, чтобы отправиться назад в тюрьму, Вилли охотнее выбрал бы первое. Но пока что он не планировал выбирать ни один из этих вариантов.

Он не зря потратил девять лет на этот туннель — весь его план, столько труда, всё, — чтобы вот так погибнуть. Он собрал все свои силы и толкнул Кита вперед.

— Двигайся! Быстрее! — закричал Вилли.

Туннель рушился; на его голове, наверно, был уже дюйм грязи. Вилли не знал, сколько им еще ползти. Если бы им оставалась хотя бы минута, может быть, у них и был бы шанс. Может быть. Туннель рушился быстро, Вилли будто слышал звук сходящей лавины. Прямо позади него, в том месте, где Кит застрял всего несколько мгновений назад, случился обвал. Они были бы сейчас похоронены заживо, если бы находились там, но Вилли не думал об этом. Он думал только о том, что нужно ползти вперед, выбраться из темноты.

— Быстрее! — закричал он снова. — Давай!

Позади них все рушилось — весь туннель. Грязь была повсюду — по телу, во рту, в глазах. Вдруг он почувствовал, что земля под ним начала подниматься вверх.

Вилли продолжал цепляться за землю. То, что он еще мог карабкаться, значило, что он еще жив.

Как только туннель обвалился, он почувствовал нечто иное — траву, настоящую траву. Дыра была около четырех футов в ширину, как огромная нора сурка. Он пару раз провел рукой по росе и наконец смог подняться. Не обращая внимания на жжение в глазах, он посмотрел на свет, который исходил от фонарного столба примерно в пятидесяти ярдах от него. Вилли не остановился, чтобы осознать, что минуту назад он был на волосок от смерти. Хотя он до чертиков окоченел и едва ли мог видеть перед собой, он знал, что не может тратить время зря. Впереди он заметил Кита и трех других парней, разбегающихся в разные стороны. Вилли последовал заранее спланированному маршруту: пробежал по дороге около четверти мили, затем направился левее, вниз по узкой улочке, потом направо через два квартала. Наконец добравшись до нужного угла, он стал ждать.

Через две минуты он увидел приближающиеся фары автомобиля, точно по расписанию. После катастрофы в туннеле все шло по плану. У Вилли было отложено много денег, на которые он мог бы прожить до конца жизни. До подъема в тюрьме оставалось еще около пяти часов, и только тогда охранники обнаружат побег. У него достаточно времени, чтобы добраться до Канады, а оттуда, с поддельным канадским паспортом, улететь в Белиз, затем в Кувейт, и уже из Кувейта — на тот остров в южной части Тихого океана.

Вилли мог бы все это провернуть, но ничего не сделал. За последние девять лет он потратил слишком много энергии, мечтая об этом дне. Свобода — это здорово, но было кое-что, способное принести ему настоящее счастье. Пришло время расплаты.

Глава 1

ЭНТОНИ ХОКИНС, двадцати двух лет, в черной лыжной маске с широкой прорезью для глаз, вошел в небольшой магазинчик на пересечении 3-й авеню и 128-й улицы, достал свое оружие — девятимиллиметровый глок (этот же пистолет он использовал в серии убийств в Нью-Йорке) — и направил его на старика за прилавком:

— Эй ты, сдавайся.

— Да брось, сынок, — сказал мужчина уставшим голосом с испанским акцентом. — С меня не разживешься.

Энтони заметил камеру в углу возле двери, нацеленную прямо на него. Он выстрелил в нее, но промахнулся. Выстрелил снова и, в этот раз попав, разбил камеру.

Женщина — он не знал, что кто-то еще был в магазине, — вскрикнула где-то в подсобке.

Нервничая, Энтони крикнул в проход:

— Эй ты! Иди сюда, сейчас же!

Испуганная плачущая азиатка вышла вперед с поднятыми руками. Энтони показалось, что старик потянулся за чем-то под прилавком — может быть, пистолетом.

Энтони нацелил на него глок и закричал:

— Кассу! Убери его, или я убью вас обоих, клянусь, убью!

Но вдруг он услышал:

— Брось пистолет, Энтони!

Голос был громким и ясным, но откуда он звучал? Все еще целясь в мужчину за прилавком, Энтони перевел взгляд к двери. Он ожидал увидеть полицейского, но там никого не было.

— Кто это сказал? — закричал он. — Кто-нибудь еще есть в магазине, старик?

— Нет, клянусь, — сказал старик.

— Так кто говорит со мной? — спросил Энтони. — Кто-то, кто знает мое имя.

— Оставь их в покое, Энтони, — ответил голос. — Опусти пистолет, позволь мужчине вызвать полицейских, и ты не пострадаешь. Для тебя это лучший вариант. На самом деле, это твой единственный вариант.

Сейчас голос звучал ближе, всего в нескольких футах от него, но рядом никого не было. Какого черта? Энтони испугался, рука, в которой он держал пистолет, задрожала.

— Что происходит, а? — спросил Энтони. — Здесь кто-то есть? Где ты прячешься?

— Я прошу тебя в последний раз. — Голос был еще ближе. — Опусти пистолет, и ты сможешь вернуться в тюрьму и отбыть положенный тебе срок. Не опустишь пистолет — и ты также вернешься в тюрьму, но перед этим еще проведешь пару недель в больнице.

Энтони думал: «Так вот как выглядит сумасшествие?» Он слышит голоса. Что, черт возьми, еще может случиться? На этот раз они запрут его уже не в тюрьме, а в психбольнице.

— Заткнись! — закричал Энтони, возможно, сам себе.

Старик и азиатка смотрели на Энтони как на сумасшедшего.

— На что вы смотрите? — спросил Энтони. Затем его маска внезапно слетела с головы, будто кто-то снял ее… Но никого не было рядом. Энтони, потрясенный и растерянный, начал было:

— Что за…

И вдруг почувствовал боль, будто его ударили по лицу. Он повалился спиной на полку, банки с едой попадали ему на голову и покатились по полу. Энтони уронил пистолет. Когда он попытался дотянуться, пистолет ускользнул от его руки, долетев до самого входа в магазин, словно его кто-то пнул. Но рядом никого не было.

Это уже были не просто голоса, теперь и вещи начали двигаться сами по себе. Ему показалось, что его ударили в лицо? Но если все это лишь его воображение, почему же так больно? И, черт возьми, почему у него из носа течет кровь?

— Эй, я дал тебе шанс, — сказал голос, — но ты вынудил меня действовать по-плохому, так что получай.

— Кто? Кто это сказал? — спросил Энтони дрожащим голосом. Его голову резко дернуло вправо, будто кто-то в упор выстрелил в его левую щеку из пневматического пистолета.

— Эй, там, — прозвучал голос где-то на уровне его живота.

Энтони посмотрел вниз, но что-то ударило его в подбородок, снова отбросив голову на банки.

— Я имел в виду «здесь», — прозвучал голос в дюйме от его лица. Затем что-то ударило его в лоб, он почувствовал оцепенение, и весь магазин начал вращаться.