logo Книжные новинки и не только

«Человек-Муравей. Настоящий враг» Джейсон Старр читать онлайн - страница 2

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Это то, о чем ты просил, — сказал голос.

Энтони хотел ответить: «Я ничего не просил». Но он не мог пошевелить губами.

Каждый раз, когда Энтони пытался встать, его что-то било, и он падал, снова и снова. Затем он услышал вой сирены, становящийся все громче и громче.

— Я бы охотно остался, — сказал голос, — но у меня еще свидание в центре города.


ПОКИДАЯ магазинчик, Скотт Лэнг — по собственному объективному восприятию, человек размером с полдюйма, — увидел полицейские машины, подъезжающие к тротуару. Как только полицейские выскочили из машин, Скотт бросился через тротуар, который, на его крошечный взгляд, был размером с огромную площадь. Затем он спрыгнул с бордюра, а для него это примерно как спрыгнуть из окна второго этажа, приземлился и продолжил свой путь между двумя огромными припаркованными автомобилями.

Скотт пообещал Хэнку Пиму, что он не будет злоупотреблять способностями Человека-Муравья, а это значило не использовать их по пустяковым причинам, например, чтобы проскочить пробки. Но почему бы и нет, только время от времени, когда он торопится?

Когда такси приблизилось, Скотт ухватился за его передний край и удержался своими сверхсильными руками и ногами. Самый быстрый способ добраться куда угодно — прыгать с машины на машину, будучи Человеком-Муравьем. Он прижимался к крыше такси до тех пор, пока не оказался на 125-й улице, затем прыгнул на лобовое стекло другого автомобиля — белого внедорожника. Он уставился на огромное сердитое лицо водителя, который думал, что перед ним приземлился жук. Скотт не мог долго находиться в поле зрения человека — кто-то мог заметить, что он на самом деле не жук, а миниатюрный мужчина в красно-сером костюме. Он услышал громкий визг, повернулся и увидел, как прямо на него движется огромная щетка стеклоочистителя. Прежде чем щетка добралась до него, он подпрыгнул и приземлился на крышу внедорожника.

Он ехал на внедорожнике до 116-й, а затем прыгнул на машину, направляющуюся к востоку от автомагистрали Франклина Д. Рузвельта. Никаких пробок не было. На этой машине он и проехал весь путь до Ист-Виллидж. Затем, прыгая по крышам автомобилей, грузовиков и автобусов, он добрался до «Старбакс» на пересечении улиц Астор и Лафайетт.

Несмотря на то что он отлично провел время, он все-таки опаздывал. Он не мог изменить свой размер на публике, поэтому заскочил в кафе, уворачиваясь от встречных ботинок, кроссовок и сапог, как в игре «Фроггер» [Популярная в Северной Америке в 80-х годах аркадная видеоигра. (Здесь и далее примеч. ред.)]. В туалет для клиентов была очередь, поэтому он бросился под дверь с надписью «Для сотрудников».

В сумке, прикрепленной к костюму Человека-Муравья, у него лежал комплект предусмотрительно уменьшенной одежды. Он надел джинсы, рабочие ботинки и фланелевую рубашку, затем активировал увеличивающий газ Пима. И вскоре вернулся к своему реальному росту.

Бариста из «Старбакс» — молодая азиатка — вошла в туалет и оглянулась.

— Как ты сюда попал? — удивилась она.

— Э-э, дверь была не заперта, — ответил Скотт.

— Клиенты не могут пользоваться этим туалетом, — сказала она.

— Извините, это больше не повторится, — сказал Скотт.

И поспешил на свидание.

Глава 2

СКОТТ сидел за столиком у окна, напротив «Астор». Здесь у него было назначено свидание.

— Я Энн, но друзья зовут меня Энни.

Скотт познакомился с ней на «Тиндере» — даже супергерои теперь знакомятся в Интернете. А как еще занятой одинокий папа мог познакомиться с девушкой в большом городе? Скотту понравились фотографии Энн — она выглядела модно, но не слишком, брюнетка с короткой челкой, в больших модных очках от Варби Паркера — к тому же у нее была похожая жизненная ситуация. Она недавно развелась, у нее был двенадцатилетний сын, на два года младше дочери Скотта, Кэсси. В своем профиле она написала, что ищет «что-то легкое, но настоящее», и это во многом соответствовало представлениям Скотта об идеальных отношениях. Прошло уже несколько месяцев после последних отношений Скотта с Реджиной, маниакально-депрессивным гипнотерапевтом, и вот он снова в строю, пытается завязать новое знакомство.

Скотт был рад, что Энн выглядит так же, как на фотографиях, поскольку так было не всегда при знакомствах в Интернете. После развода Скотт несколько раз побывал на свиданиях с женщинами, которые утверждали, что они его возраста, но оказывались старше его матери. Но через десять минут после начала свидания все резко ухудшилось. Энн рассказывала о сложном разводе, как она ненавидит своего бывшего мужа, а следующие десять минут говорила о делах, которые она планировала начать «когда-нибудь»: дизайн украшений, недвижимость, Рэйки — и о том, как ей хотелось написать мемуары о своем разводе, потому что у нее было так много сумасшедших историй.

Скотт почти ничего не рассказал о себе. Он пытался придумать повод, чтобы уйти, но она еще не расправилась со своим айс-кофе. Он подумал, что было бы грубо извиниться и уйти прямо сейчас, но так было бы намного проще. Под одеждой на нем был муравьиный костюм, и это давало ему прекрасную возможность сбежать с плохого свидания: он мог активировать одну из штуковин Пима на костюме и — пуф! — практически исчезнуть.

— Окей, самые большие страхи, — сказала она.

— Прости? — спросил Скотт.

— Какой твой самый большой страх? — повторила она. — Начни первым.

Скотту не хотелось играть в эту игру. Он просто хотел пойти домой и провести время с дочерью. Но, по крайней мере, они больше не говорили о разводе Энн.

— Хм, это тяжело, — сказал он. — Наверняка тебе хочется услышать что-то особенное, а не очевидные вещи, такие как смерть, ядерная катастрофа, инопланетные вторжения.

— Ты боишься этих вещей?

— Нет, не совсем.

Скотт улыбнулся, но она осталась серьезной. Видимо, она не уловила сарказма — удар номер два. Он сделал большой глоток кофе, надеясь, что это побудит ее пить свой быстрее, но ее кофе застрял на одном и том же уровне, подобно засорившимся песочным часам.

— Так чего же ты боишься? — повторила она.

— Хорошо, неудачи, — сдался Скотт. — Я боюсь потерпеть неудачу.

— О, неплохо, — сказала она. — Как сны, которые снятся накануне экзаменов, о том, что ты провалился. Ненавижу их.

— Я имел в виду что-то психологическое, — сказал Скотт. — Например, потерпеть неудачу как человек или как отец.

— О, — сказала она, а затем, просветлев, добавила: — Хочешь узнать мой самый большой страх?

— Давай, — сказал Скотт.

— Мой самый большой страх, что следующий парень, за которого я выйду замуж, будет в точности как мой бывший.

Вот вам и не говорим больше о ее разводе.

— Правда? — спросил Скотт. — Это твой самый большой страх?

— Ты упомянул психологию, — сказала она. — Что ж, я считаю, что люди все время возвращаются к привычному. Встречаются с теми же людьми, совершают те же самые ошибки снова и снова. Я имею в виду, взять, например, тебя. Что я знаю о тебе? Я знаю, что тебя зовут Скотт, у тебя есть дочь и ты вроде милый, но что я действительно знаю? Понимаешь, что я имею в виду? Возможно, ты что-то скрываешь, какую-то страшную тайну. Я имею в виду, что никто не рассказывает о себе всего на первом свидании, верно? Может, ты скажешь, ну не знаю, что у тебя есть большая бомба или что ты уголовник, на пятом свидании, а я к тому времени уже буду эмоционально увлечена и стану корить себя за то, что не поняла этого раньше. Тревожные звоночки, вот о чем я говорю. Боюсь, я не умею улавливать тревожные сигналы. А как насчет тебя?

Скотт был сбит с толку.

«МилыйЧто это значит?

Он сказал:

— Извини, какой был вопрос?

— Твой самый страшный секрет? — спросила Энн.

Это ее вопрос?

— Хм, ничего себе, довольно тяжело, — сказал Скотт. Он снова вспомнил про свой костюм, благодаря которому мог бы уменьшиться до размеров муравья и получить сверхчеловеческую силу. Это можно расценить как милый большой секрет.

— Да ладно, — сказала она. — Я вижу, когда у человека есть секреты. У тебя определенно есть что-то в прошлом. Я вижу по глазам.

О нет, неужели она телепат? После романа с Эммой Фрост из Людей Икс в прошлом году он заключил с самим собой уговор: больше никаких мутантов, никаких сумасшедших, супергероев-женщин. Он хотел кого-то нормального, без драм. Да уж, удачи с этим в Нью-Йорке.

— Окей, вижу, тебе не по себе, — сказала она. — Сформулирую по-другому. Что ты скрываешь? О чем ты сожалеешь больше всего?

Это было просто — его прошлая преступная жизнь. В последнее время у него была хорошая работа, отбрасывающая ту часть жизни в прошлое. Сражаясь за правое дело, он пытался искупить грехи, но все еще чувствовал вину за некоторые поступки, которые совершил в молодости, и предпочел бы не ворошить эти воспоминания, особенно на первом свидании.

— Хм, может быть, ты будешь первой? — спросил Скотт.

— Хорошо, — сказала она. — Однажды я украла деньги у бездомного.

— Ты шутишь, — удивился Скотт, пытаясь представить себе эту нервную мамочку из центра города, крадущую деньги у парня на улице. В первый раз на этом свидании он был заинтригован.

— Нет, — сказала она. — Я серьезно. Это случилось в Амхерсте, знаешь, где университет? [В оригинале — «UMass». Имеется в виду Массачусетский университет в Амхерсте (University of Massachusetts).] Я ходила там в колледж. В общем, мы с друзьями были пьяны, один из них взял меня на слабо — забрать доллар из чашки парня. Я сделала это и убежала, но чувствовала себя очень паршиво. На следующий день я искала того парня, но так и не смогла найти. Я думала, что когда-нибудь встречу его, но нет, этого так и не произошло. Я до сих пор ношу с собой доллар, на случай если столкнусь с ним.