Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джен Хэтмейкер

Ты просто огонь! Как стать блистательной

Отзывы о книге

«Хотите знать правду? Уже более десяти лет Джен выталкивает меня из зоны комфорта, словно любящая старшая сестра. И именно с таким настроем я советую читать эту книгу: как будто вы сидите напротив близкого вам человека, а он тем временем со всей любовью открывает вам глаза на истину, зажигает сердце и освобождает разум. Мне бы хотелось, чтобы каждая знакомая мне женщина — каждая одинокая женщина — прочитала работу Джен».

Шона Никист, автор бестселлера «Пуховое одеялко и вкусняшки для уставших нервов»

* * *

«Некоторые книги надолго остаются в памяти, другие — незаметно проскальзывают или даже входят в привычку, но эта книга представляет собой и кровь, и плоть, и душу. Она пульсирует энергией и теплом, искренностью и добротой, силой и правдой. Она красиво изложена, искренне хороша, достоверно прожита. Я верю, что она буквально способна спасти чьи-то жизни. Не могу дождаться, когда вручу книгу каждой знакомой мне женщине. Джен никогда не шла легким путем. Она преданно следует за Иисусом, и, как любой его истинный ученик, она всегда оставляет тропу и для нас. Джен, будучи прекрасным, достойным вашего доверия проводником, предложила нам не просто карту или путеводитель, но поистине важное руководство, способное привести к личностным изменениям, целостности и свободе. Мне понравилась книга, и я люблю Джен».

Сара Бессей, автор книги «Верующие феминистки, чудеса и прочие разумные вещи»

* * *

«Вы будете в восторге от историй Джен о подростковом возрасте. В ее словах о неуверенности в себе вы отчетливо услышите отголоски собственных переживаний. Вы глубоко прочувствуете каждое ее утверждение. На страницах книги Джен дарит нам величайший подарок — язык, необходимый для жизни в мире, который отчаянно нуждается в нас, в женщинах, но при этом остается к нам жестоким. Нет, это не старомодная книга о «жизни христианских женщин». Напротив, если мы захотим, слова Джен высвободят нашу страсть и дадут толчок, необходимый для обретения свободы и внутреннего огня».

Остин Ченнинг Браун, автор книги «Я все еще здесь: черное достоинство в мире, созданном для белизны»

* * *

«Проводя время с Джен Хэтмейкер, как лично, так и на страницах книги, невольно задумываешься, насколько много возможностей существует в жизни. Джен настроена на общение и предлагает довольно бесстрашную точку зрения, львиную дозу которой все мы можем применить на практике».

Келли Корриган, автор бестселлеров «Золотая середина» и «Tell me more»

* * *

«Духовные путешествия напоминают нас, женщин: они личностны, тонки, разнообразны, взаимозависимы. Все мы разные, и эта разница служит причиной, по которой нам следует поддерживать друг друга даже больше, чем когда-либо прежде. Джен, пройдя долгий и трудный путь, теперь лично руководит процессом и приглашает присоединиться к зачастую забавным духовным урокам. Посредством книги она вдохновляет нас на собственную легкую / сложную работу по раскрытию женской сущности, роли Бога и нашей с ним взаимосвязи».

Кэтрин Вульф, автор книг-мемуаров «Надежда исцеляет» и «Невыносимые страдания», адвокат, женщина, перенесшая тяжелый инсульт в возрасте 26 лет и оставшаяся в живых

* * *

«Я часто читаю книги и делаю огромное количество заметок, на которые впоследствии можно сослаться. Однако книга Джен стала одной из тех работ, откуда я черпала цитаты не только для себя, но и для друзей и дочерей. Послание о том, что мы должны жить в гармонии и стремиться к высоким стандартам (не к совершенству!), является вечным и достойным наследием. Эта книга обязательна к прочтению как современному поколению, так и будущему».

Николь Уолтерс, генеральный директор Inherit Learning Company; телевизионная личность; мама трех дочерей, www.NicoleWalters.com

* * *

«Джен дарит не только вдохновение, но и методы, способные настроить на предназначенную для нас жизнь. Здесь нет никакого стыда, нет обязательств. Нет здесь ни хайпа, ни хастла. Скорее, мы найдем освещенные тропинки, ведущие к более полноценной жизни. Вы закончите книгу, чувствуя себя видимой, уважаемой. Вы будете готовы не менять себя, а раскрыть. Всю работу уже проделала Джен, а нам с вами остается лишь к ней присоединиться. Нам не придется ничего изобретать, лишь только заново себя открыть. Спасибо, Джен, что стала для нас наставником».

Нора Мак-Инерни, автор книги «Счастливого конца не бывает» и автор подкаста «Все ужасно, спасибо, что спросили»

* * *

«Только Джен может вызвать смех уже на втором предложении введения. Только ее слова способны вдохновить настолько, что уже к середине пролога вы мысленно пожимаете автору руку, а к концу — проливаете слезы. Джен снимает парадоксальное напряжение, которое большинство из нас не хочет замечать, и призывает оставить пространство для незнакомых, страшных или, казалось бы, ненадежных вещей. На каком бы этапе жизненного пути вы сейчас ни находились, теперь вы окажетесь целиком и полностью на страницах книги».

Джессика Хоннегер, основательница и директор магазина Noonday Collection, автор книги «Несовершенная отвага»

Посвящается одним из самых любимых мной людей, женщинам моей семьи: маме Джане и моим сестрам Линдси и Кортни, свекрови Джеки, невесткам Лане и Саре, племянницам Рейчел и Ребекке. Моим любимым дочерям Сидни и Реми. Мне несказанно повезло жить среди сильных женщин. Все вы — моя путеводная звезда. Вы вдохновили меня на написание этой книги, и я посвящаю ее вам. Пусть страсть, свобода и огонь царят в нашей семье на протяжении поколений.


Введение

Я выросла в окружении хорошо воспитанных женщин. В основном это были мамы из пригородных церквей, которые не пили, никогда не ругались и пели рождественские кантаты. Не поймите меня неправильно: я очень любила объединение «бонусных нянек» в лице маминых и бабушкиных подруг, которые общими усилиями помогали меня растить. Тем не менее я говорю без иронии: эти женщины были эталоном хорошего поведения. Однажды, во время поездки в Диснейленд (я тогда училась в шестом классе), мама позволила себе бокал вина. Знаете, я даже помню, как подумала: «Должно быть, именно так родитель становится алкоголиком».

Других образцов поведения у меня никогда не было. Я почти не встречала женщин-руководителей, и уж тем более мне не доводилось видеть их на кафедре. Безусловно, все женщины в моей жизни были умными и способными, но при этом они всегда «ездили на пассажирском сиденье». Мой мир комфортно вращался вокруг мужчин-управленцев. И хотя они были добры к женам и дочерям и, конечно же, зависели от их бесконечных «закулисных» работ, женское участие выглядело довольно однородно. Находясь среди подобных устоев, я невольно поместила свою личность в пределы этих норм. Я придерживалась правил, жаждала одобрений и неразумно защищала свое положение. Все принципы нашей жизни меня устраивали, и я была готова взрослеть и вести себя лучше, чем любая другая девушка (что в некотором смысле являлось моей целью).

По иронии судьбы именно женщины и разрушили этот шаблон.

Да и разве не женская это задача?

Сначала появилась миссис Присси по прозвищу миссис Паинька. В то время как моя мама и остальные женщины выглядели скромно, миссис Паинька с головы до ног одевалась в одежду с леопардовым принтом и недвусмысленно намекала нам, что однажды обязательно познакомится с пластической хирургией. Нет, она однозначно была не из тех, кто хотел смиренно уйти в закат. Свои вопиющие украшения миссис Присси хранила в двухсекционном контейнере для снастей, и именно она дала нам прозвища, которые мы используем по нынешний день. Эта женщина была невероятно красивой и до непристойности стильной. Она поразила меня до самой глубины души. Мы с сестрами просто не могли ею налюбоваться. Она казалась нам такой необузданной среди своих смиренных сверстниц. Более того, она явно занимала больше места в нашем мире, чем полагалось женщинам по всем моим убеждениям. Я считала ее исключением из правил, однако индивидуальность миссис Присси бросила вызов и моему укоренившемуся порядку.

Позже, после окончания колледжа, в нашей первой церкви появились женщины-проповедницы. Каким-то неизведанным образом мы с мужем Брэндоном случайно объединились с либеральными баптистами (о чем нам быстро сообщили консервативные соотечественники из Оклахомы). Баптисты казались мне настоящей экзотикой, сравнимой лишь с укротителями змей. Мне было страшно рассказывать родителям. Я думала, они решат, будто мы с Брэндоном «потеряли веру» (как однажды сказал отец моего друга Алекса, когда тот ушел из католицизма). Эти женщины (баптистки) не просто собирали пожертвования, но и стояли за кафедрой, руководили и выступали на всех собраниях. Они помогали управлять процессом. У меня не находилось слов, чтобы описать подобное откровение. Я буквально не имела понятия о существовании проповедниц. Я помню, как следила за одной из них. Она была скромна, сдержанна, как и все женщины в моей жизни, но при этом она тщательно разбирала сложный отрывок из Священного Писания. Я оглянулась, думая: «Надо же! Люди воспринимают ее всерьез. Никто не возмущен! О, как же хорошо, что родители в эти выходные не смогли приехать». Ее духовный авторитет бесцеремонно вторгся в сопровождавшую меня два десятилетия внутреннюю патриархию, поэтому на тот момент я не могла решить, врагом она была или все же героем.