logo Книжные новинки и не только

«Табита Клопс и тайна старинной усадьбы» Джессика Лосон читать онлайн - страница 1

Джессика Лосон

Табита Клопс и тайна старинной усадьбы

Кристоферу Мэллори Лосону,

который так любит старые дома


«За всеми преступлениями, Тиббз, стоят только три мотива: деньги, власть и любовь. Безусловно, иногда они смешиваются; можно утверждать, что голод тоже мощнейший из мотиваторов, но голод можно классифицировать как любовь к себе, или любовь к ближнему, или любовь к еде, и… ладно, оставим это. Передайте маринованные огурчики, будьте так добры».

Инспектор Персиваль Пазл «Дело об опрометчивом опекуне»

ТАЙМС

ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ РЕПОРТАЖ: УИНДЕРМИРСКАЯ ШЕСТЁРКА

Благодаря анонимному источнику «Таймс» с удовольствием представляет эксклюзивный список шестерых детей, вчера вечером доставленных в Холлингзворт-холл, великолепную уединённую усадьбу Камиллы Леноры де Мосс, графини Уиндермирской. Имена приведены ниже в произвольном порядке:


ОЛИВЕР ЭППЛБИ

Юный наследник баснословного состояния «Бриллиантов Эпплби», круглый отличник, известен также своими успехами в гребле и крикете.


ВИОЛА ДЭЙЛ

Дэйлы известны всему Лондону своей приверженностью делу социальных реформ и помощи нуждающимся. Юная Виола участвует в благотворительных мероприятиях с двух лет.


ФРЭНСИС УЭЛЛИНГТОН

Родители мисс Уэллингтон, всемирно известные коллекционеры предметов искусства, славятся своей способностью безошибочно распознавать восходящие таланты в живописи и скульптуре. Профессионально разбираются в драгоценностях, имеющих историческую ценность. Фрэнсис обучается на дому, у частных преподавателей; её предстоящий восхитительно роскошный дебют в лондонском обществе уже бурно обсуждается в светских кругах.


БАРНАБИ ТРАНДЛ

Юный Барнаби учится в школе в Южном Лондоне. Его отец занят в текстильной промышленности. Кое-кто из учителей утверждает, что Барнаби «порою несдержан с одноклассниками».


ЭДВАРД ХЕРРИНГБОУН

Херрингбоуны — близкие друзья вышеупомянутых Дэйлов; их собственные достойные восхищения интересы лежат главным образом в сфере снижения уровня бедности за счёт расширения образовательных возможностей. Один из учителей Эдварда в Сент-Стивенсе назвал его «мальчик — ходячая библиотека».


ТАБИТА КЛОПС

Отец мисс Клопс работает в Уилтингском банке в Южном Лондоне. Соседи семьи рассказывают, что юная счастливица «разговаривает сама с собою», и утверждают, что Клопсы «страдают социальной глухотой».


«Таймc» намерен пристально следить за развитием событий и по мере поступления достоверной информации с неизменным усердием осведомлять Англию о происходящем.

Глава 1

«Помните, мой дорогой мистер Тиббз, что загадочные обстоятельства нередко возникают с появлением чего бы то ни было: нежданное письмо, или нежданные гости, или отравленные пирожки с мясом зачастую служат верным знаком того, что очень скоро от кого-то потребуется огромное напряжение физических и душевных сил».

Инспектор Персиваль Пазл «Дело о проказливом почтальоне»

Едва пробило три и школы по всему Лондону выпустили на свободу видимо-невидимо обожаемых деточек, вышла на холод и Табита Клопс. Замешкавшись у ворот Сент-Джона, девочка просунула руку сквозь решётку и, не обращая внимания на толкотню мальчишек и девчонок, которые очень спешили вернуться к родным очагам, немного понаблюдала за миром.

— Сегодня, — прошептала Табита крохотному комочку в кармашке своего портфеля, — мы с вами, сэр, угодили в прелюбопытную ситуацию. — Вытащив из портфеля конверт, она легонько хлопнула им по карману. — Ну что ж, пошли.

Мощёные улицы деревушки Уилтинг в густом ноябрьском тумане обретали нездешние, размытые очертания; упряжные лошади, цокая копытами и фыркая, тащились по дороге из конца в конец, то исчезая в белёсой пелене, то вновь выныривая на свет. «Словно привидения», — подумала Табита. Она крепче стиснула красивый конверт и потёрла его между пальцев, пытаясь подцепить ногтем клапан. Посыльный лично, из рук в руки, вручил учительнице два письма, свирепо зыркнул глазами и трижды повторил, что их, ни в коем случае не вскрывая, должно передать родителям детей. Чем она и этот мерзкий Барнаби Трандл заслужили такие изысканные конверты, осталось неизвестным. В одном сомневаться не приходилось: неподатливый клей был на диво хорошего качества, а Табитины ногти — прискорбно короткими.

— Такое впечатление, что его заклеили назло, — пробормотала Табита, по-прежнему обращаясь к бугорку в кармашке. Проходящая мимо пожилая дама взглянула на девочку крайне неодобрительно. Бог весть, чего уж ей там не понравилось — замечание, или манера разговаривать сама с собою, или школьная форма, из которой девочка давно выросла, или потёртый сероватый портфель, изрядно смахивающий на шелудивого кролика, или всё вместе. Возможно, дама не одобряла детей в целом — прямо как Табитины мама и папа

Из булочной на углу струились манящие ароматы. Табита облизнула потрескавшиеся губы, ощущая в желудке лёгкое трепыхание — и вовсе даже не потому, что на полдник девочка съела только раскрошенные печеньица да корку от сыра Нелепо или нет, но невозможно же закрывать глаза на крохотную вероятность того, что в конверте таится… ну, лучик света Руки девочки дрожали от холода и от предвкушения неведомых доселе перспектив. Она поднесла конверт к носу и втянула воздух. От бумаги смутно пахло цветами.

Табита задумалась: «Что, если внутри меня ждёт вызов в Скотленд-Ярд для прохождения обучения на инспектора; или приглашение от короля Эдуарда сыграть на скачках; или уведомление от давно потерянных родственников о том, что я им нужна и что во мне никто не будет видеть обузу».

— Что же там такое, Пемберли? — прошептала Табита комочку в кармашке: тот заёрзал, закопошился — и наружу выглянули мышиные усы, а затем и вся мордочка. — Не знаю, как ты умудряешься читать мои мысли — наверное, с лучшими друзьями это случается. И да, всё это маловероятные сценарии, но куда приятнее мечтать о таких раскладах, нежели разорвать конверт и обнаружить внутри рекламу зубного порошка или уроков техники речи, правда?

Надолго задумываться о таком неутешительном содержании письма не хотелось, и Табита была только рада отвлечься на громкий вопль, прозвучавший за её спиною. Как ни странно, её звали по имени с проезжей части. Не успела девочка оглянуться, как у самого края тротуара заложил вираж знакомый велосипедист, окатив Табиту грязной водой из лужи, оставшейся от полуденной грозы.

— Твоё приглашение наверняка ошибка. Уж тебя-то она точно к себе не пустит! — заорал противный голос.

Оскорбительные слова были щедро приправлены запахами подгоревшей гренки и несвежей корицы. Во всём Сент-Джоне так едко пах только один мальчишка. Табита обернулась — ну конечно, это Барнаби Трандл неспешно нарезал круги по мостовой.

— Сидела б ты лучше дома, Табба-Жаба! Я слыхал, там водятся привидения, а призраки всегда рады закусить грязной оборвашкой вроде тебя! — И Барнаби высунул длиннющий язык.

Вспыхнув, Табита стёрла с лица грязные водяные разводы: её задели за живое и обидные слова, и осознание того, что Барнаби уже вскрыл свой конверт, а она понятия не имеет, о чём идёт речь. Табита мысленно пожелала своему однокласснику ровно семь неприятностей — включая драматическое столкновение с мусоровозом.

Барнаби, оторвав одну руку от руля, насмешливо помахал девочке, пригладил рыжие вихры и исчез за углом.

— Писк!

Табита вытащила Пемберли из кармашка портфеля:

— Тебе там сухо и уютно, правда? Как я хорошо придумала упрятать тебя поглубже. — Девочка серьёзно покивала. — И да, Пемберли, ты прав. Мне нужно было защитить нас обоих.

— Писк?

— Ох, ну не знаю, что-нибудь вроде «Уж я-то дома не останусь, Барнаби Трандл, даже не жди. А вот тебе следовало бы. Я слыхала, привидения в большинстве своём предпочитают отвратительных невоспитанных мальчишек, особенно тех, которые по уши вымазались отцовской помадой для волос. И облились лосьоном после бритья, до которого вообще-то ещё не доросли. Тебя любой призрак в мгновение ока учует». — Пемберли между тем обнюхал её руку — не найдётся ли крошек? — взбежал вверх по рукаву и забился под воротник рубашки. — Ужасно досадно, что я не умею за себя постоять, правда? Ну ничего, в один прекрасный день мы с тобой ещё зададим всем жару!

И хотя она так ничего и не ответила своему обидчику, да ещё промокла до костей, по спине и шее Табиты разлилась тёплая волна радостного возбуждения — даже кончики ушей порозовели. Значит, свой конверт этот поганец вскрыл. И теперь утверждает, что её письмо — это ошибка. Памятуя о гнусном характере мальчишки, остаётся предположить, что содержимое конверта наверняка обещает что-то хорошее. («Браво, инспектор Клопс!»)

Табита брела по тротуару и задумчиво грызла карандаш. Вместо того чтобы читать отчёты в Скотленд-Ярде, в ведомстве Службы столичной полиции, инспектор Персиваль Пазл всегда строил дедуктивные версии за угловым столиком в своём любимом пабе, попыхивая трубкой либо задумчиво теребя цепочку карманных часов. Трубка и карманные часы инспектору её возраста и средств, понятное дело, никак не годились, и Табите пришлось ограничиться карандашами.