Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джессика Парк

Мэтт между строк

Примечание автора

Две главы этой книги — «Ночевка» и «Не останавливайся» — содержат более откровенные сцены, чем «Любовь между строк» (особенно «Не останавливайся») и были написаны по просьбам читателей. Они выбивались бы из оригинальной книги, но я думаю, что для новеллы, созданной благодаря фанатам, они вполне подойдут. Хотя эти главы эротичнее остальных, они все же сделаны с хорошим вкусом. (Так что, если вы ожидали пошлых и детальных описаний, то извините.)


Книга «Мэтт между строк» посвящается всем фанаткам, которые верили в Мэтта, искренне полюбив этого нетипичного героя. Мэтт дарит вам эту книгу с бесконечной благодарностью (и смущением) за то, что стал «книжным бойфрендом» для многих из вас.

Также эта книга посвящается мальчикам-гикам по всему миру, на которых наконец стали обращать заслуженное внимание. И, воз-можно, не только его.

Мы справимся с этим вместе

Глава, предшествующая событиям «Любви между строк»


Мэтт Уоткинс виден только в ультракрасном диапазоне.


Финн Уоткинс Я БЫ ХОТЕЛ ПРЕДЛОЖИТЬ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ СОЮЗ МЕЖДУ ВАШИМ ЛИЦОМ И МОЕЙ ЗАДНИЦЕЙ, В РАМКАХ КОТОРОГО СОСТОИТСЯ МНОГО ПОЦЕЛУЕВ.


Мэтт опустил рюкзак на землю и достал из него пластиковую бутылку. Сегодня температура на горе Вашингтон не поднималась выше пяти градусов, поэтому вода была божественно прохладной. Они уже успели закончить один переход, а теперь пытались осилить второй. Мэтт устал и вспотел; у него ломило все тело и ужасно болели ноги. Ботинки, которые он до этого надевал только один раз, натирали ему ступни, и он чувствовал, что на пальцах начинают надуваться волдыри. Но он ни на что не променял бы все эти ощущения. Когда содержимое бутылки уменьшилось на треть, он положил ее обратно в рюкзак.

— Давай, братишка! — крикнул Финн, успевший обогнать Мэтта метров на двадцать. — Мы уже почти перешли через Веер. Не останавливайся! — Он снял темные очки и, надвинув их на голову, широко ухмыльнулся. Финн находился в своей стихии.

Братья двигались по Хантингтонской тропе, которая была проложена на восточном склоне горы и вела к основанию крутого хребта высотой в двести пятьдесят метров, а затем к Срединной лощине с ее резкими каменистыми подъемами и уступами. В это время года идти по ней не составляло большого труда, хотя зимой неопытные альпинисты, ничего не знавшие о восхождениях и поднимавшиеся с недостаточным (или вовсе неправильным) снаряжением, часто попадали здесь в большие неприятности. Спасателям не раз приходилось вызволять отсюда плохо подготовленных спортсменов.

Мэтту и Финну нравился этот маршрут, хоть он и был лишен любимого ими элемента риска. Здесь сочетались все виды ландшафта. Братья успели перебраться через залежи булыжников, пройти по каменистой местности, заросшей невысоким кустарником, и переправиться через неширокую речку. Некоторые участки — например, Веер — представляли собой скопление горных обломков, покрытых грязью и гравием, на которых было очень легко оступиться. Даже Финн опасался подниматься по ним в дождь, но сегодня стояла сухая, солнечная погода. Им предстояло по уступам добраться до горной долины, а на следующем этапе нужно было лишь цепляться за подходящие расщелины в горной породе и полагаться на качество подошв.

Мэтт поравнялся с братом.

— Ладно, я готов.

Финн прищурился. Казалось, что его волосы, освещенные солнцем, сами излучают свет.

— Точно? Давай посидим пару минут. Полюбуемся видом. — Прежде чем Мэтт успел возразить, Финн опустился на плоский камень, окруженный островками травы. — К тому же пора еще немного перекусить. Вот тебе еда настоящих чемпионов. — Он достал пакетик мюсли и, протянув его Мэтту, продолжил копаться в рюкзаке в поисках вяленой говядины. — Нужно попросить маму готовить нам такое на ужин. Даже она не сможет испортить походную еду, правда?

Мэтт присел неподалеку и поправил поля шляпы, чтобы солнце не светило ему в глаза.

— Я бы на это не рассчитывал. Не сомневаюсь, что она даже с такой едой сотворила бы нечто невообразимое. Например, засунула бы все в блендер и подала на ужин тарелки с трухой.

— И мы бы втягивали эту труху сквозь трубочки! — Финн прыснул своим фирменным громким, заразительным смехом. — Давай не будем ей об этом говорить, а то она точно именно так и сделает. — Он откинулся назад, опершись на локти. — Черт возьми, Мэтти, ты только взгляни на этот пейзаж. Горы, деревья, идеально чистое небо. Что еще нужно?

— Совсем немногое, — согласился Мэтт. Он смотрел на Финна, в полной мере понимая, что идеализирует брата и ничуть этого не стыдится. Брата, который мог совершить что угодно и умел жить в этом мире, решая все задачи с недюжинной эрудицией и обаянием. Финн знал, как общаться с людьми, — Мэтт отдавал себе отчет, что сам он никогда так не сможет. Не говоря уже о том, что Финн был до безобразия хорош собой и при этом сам не осознавал своей безупречности. Это делало его еще привлекательнее, что проявлялось даже в мелочах. Например, походные штаны смотрелись на Финне стильно и круто, а Мэтт выглядел так же, как и в любых других брюках. Это вызывало в Мэтте прилив любви к брату, смешанный с раздражением.

От холода на щеках Финна проступил румянец, который еще сильнее подчеркивал исходившую от него энергичность.

— Я знаю, что для нас этот поход не составляет труда. Надеюсь, ты не против.

— Нет, конечно. Но почему ты захотел приехать именно сюда? Мы бы справились с этим подъемом даже во сне.

— Мне просто… хотелось с тобой пообщаться. А летая на дельтаплане, особенно не поболтаешь, так ведь? — Финн сложил ладони рупором. — Мээээттиии! Как ты тааааааааааааам?

— Да уж, тут ты прав.

— Ну, давай, братишка, рассказывай о своей девушке. Теперь ты выпускник. У тебя есть дама сердца, которую можно тайком приводить домой по ночам, а я больше не живу с тобой и не могу в случае чего тебя прикрыть. Так что у вас там происходит?

Мэтт закатил глаза.

— Все хорошо. Я помню, какие ступеньки скрипят, и знаю, как проходить мимо комнаты мамы и папы так, чтобы они не услышали.

— Я дал тебе хорошее образование, — проговорил Финн, явно довольный словами Мэтта. — Теперь выкладывай грязные подробности. Мне еще только предстоит познакомиться с этим милым созданием. Пока мне известно лишь то, что ее зовут Эллен и следующей осенью она планирует поступать в Йельский университет.

— Все так.

— И как вы, двое голубков, познакомились? — спросил Финн, хлопая ресницами.

— Нас с Эллен выбрали вести дополнительную группу для учеников, которым нужна помощь с молекулярной биофизикой и биохимией. Несколько ребят решили дополнительно заниматься по этим предметам, чтобы улучшить свои резюме. Мы работаем с ними два раза в неделю.

— Как занимательно. Теперь давай перейдем к более интересному. Какая она? Как у нее с юмором? Ты ее любишь? — Финн склонил голову набок, с нажимом произнося каждое слово. — Занимаешься ли с ней «нежной любовью»?

— В университете она собирается изучать феминизм, гендер и сексуальность. Думаю, это достаточный ответ на твой вопрос.

— Вовсе нет. Либо она читает об этом, потому что слишком зажата, чтобы заниматься этим сама…

Мэтт улыбнулся.

— Совсем даже не зажата.

Финн лег на землю и потер глаза руками.

— О господи, мой маленький братик занимается непристойностями с женщиной, при том что они не женаты! И даже не помолвлены! Как отвратительно! Почему ты не рассказал мне раньше? Я ведь мог попытаться предотвратить эту мерзость. Я виноват. Никогда не прощу себе, что не сберег твою девственность до совершеннолетия.

— Финн, заткнись. Ты занимался непристойностями с довольно большим количеством женщин. И я как-то не сомневаюсь, что вы делали вещи, которые в некоторых штатах запрещены законом.

— Еще бы! — Он сложил руки на груди и взглянул на Мэтта. — Но я учусь на втором курсе, чего еще от меня ожидать? А если серьезно, у вас с этой невыразимо развязной Эллен все хорошо?

Мэтт кивнул и начал крутить в руках пакетик мюсли.

— Я вижу, ты пытаешься сдержать улыбку, — поддразнил его Финн. — Я рад за тебя. Судя по всему, она такая же до тошноты образованная, как и ты. Расскажи что-нибудь еще.

— Она надеется попасть на летнюю стажировку к гарвардскому профессору, который исследует…

— Я не об этом. Расскажи что-нибудь про нее. Про вас с ней. Она важна для тебя? Она знает, как тебя рассмешить? Она теплая и женственная? Привлекательная и милая?

— Конечно, она для меня важна. Эллен очень умная и целеустремленная, а еще она горячо поддерживает мой план получить в университете сразу две специальности.

— Ну что ж, — проговорил Финн и откашлялся. — Похоже, она просто чудо.

— К чему этот снисходительный тон?

— Ни к чему. Просто… — Финн закинул в рот горстку мюсли и продолжил: — Я хочу, чтобы ты повеселился.

— Я и так веселюсь.

— Да, только ты строго контролируешь свое веселье. А мне кажется, тебе стоило бы повеселиться от души. Тебе бы не повредило встречаться с девушкой, которая была бы меньше похожа на нашу мать.