logo Книжные новинки и не только

«Дарованная судьбой» Джил Тэтерсол читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Джил Тэтерсол Дарованная судьбой читать онлайн - страница 5

Вместо того чтобы сидеть в холодной продуваемой комнате, Тесс предпочла позавтракать в теплой кухне. Лискард предложил ей только что испеченный хлеб и свежее масло, а также мед и кофе. С аппетитом поев, Тесс откинулась на спинку большого кухонного стула и без обиняков спросила:

— Кто еще живет в доме?

— Ох, — сказал Лискард и на мгновение задумался. — Да по сути никто, мадам. Мальвина.

— А кто эта Мальвина?

— Старая бонна. В свое время она приехала из Шотландии вместе с леди Маргарет и вырастила мистера Деймона.

— Ага, — облегченно вздохнув, произнесла Тесс. — Она, наверное, больна, раз я ее еще не видела?

Но прежде чем Лискард ответил, вошел Деймон. Небрежно бросив перчатки и хлыст на стол, он сел.

— Я вижу, вы любите обильно завтракать, миссис Трегарон, — пошутил он. — Не хотите ли пригласить меня разделить с вами трапезу?

Лискард и Нэн тактично вышли из кухни, а Тесс стала накрывать на стол.

— Хорошо ли спали, сэр? — в его же тоне спросила Тесс.

— Почти не спал, дитя мое. Я долго разговаривал с… тем, кого я тебе еще представлю. А вот ты спишь так же крепко, как и твой щенок.

— Значит, это ты поставил перед камином защитный экран. Спасибо, Деймон. И все-таки, даже если я и хорошо выспалась, то не потому, что мне был оказан здесь сердечный прием.

Он рассмеялся.

— Ого, моя кошечка выпускает коготки! Итак, я поступил с тобой не как должно и заработал царапины. Поверь, если бы мне не надо было следить за порядком, я бы не перепоручил церемонию встречи Лискарду. Я знаю, что его своеобразный юмор не всякий может понять…

Тесс недоверчиво смотрела на него.

— Юмор? У меня не сложилось впечатления, что он шутил. Я не нахожу ничего смешного в том, чтобы сразу повести меня в зал с каменными саркофагами.

— Этого он не должен был делать. Сейчас я покажу тебе другую часть аббатства, где тебе наверняка понравится. Здесь есть и сад — в старом монастырском дворе. Его разбила моя мать, но в последние годы он совершенно запущен. Надеюсь, ты сможешь вернуть ему прежнюю красоту.

Тесс кивнула. Равнодушное превосходство, с которым он обращался с ней, начало ее раздражать. Она не потерпит, чтобы он относился к ней, как к ребенку.

— Из разговора с Нэн я поняла, что для работы в Лайонесском аббатстве нелегко нанять деревенских девушек…

Если она хотела вывести его из благодушного состояния, ей это удалось. Он посерьезнел.

— Ты ведь не думаешь, надеюсь, что я женился на тебе, чтобы заполучить… экономку?

Тесс стало не по себе. И вновь она поразилась, как этому мужчине, которого она, по сути, совсем не знала, удалось прочесть ее мысли.

— Как могло тебе прийти такое в голову?

— Ну хорошо, было, конечно, глупо даже предположить подобное. Но я понимаю: тебе хочется иметь собственную горничную. Это справедливо. Я ожидаю визита некоей миссис Пентайер, соседки. Вероятно, она сможет быть полезной в этом вопросе. А пока я буду тебе помогать, как получится, — с этими твоими бантами, завязками и прочим…

Тесс громко засмеялась. Сама мысль о том, что этот молодой человек, выглядевший столь надменным, будет ей чуть ли не прислуживать во время туалета, показалась невероятно комичной.

— Не беспокойся, я привыкла обходиться без посторонней помощи. Наша горничная занималась практически только моей сестрой. А мне разве что по пятницам мыла волосы…

— Хорошо. С сегодняшнего дня это будет моей обязанностью, — поднимаясь, произнес Деймон. — Пойдем, Тесс, теперь я хочу показать тебе дом и окрестности.

По обводной галерее вокруг монастырского двора он повел ее в трапезную — холодную неприветливую комнату. Затем они вышли во двор.

— По ту сторону этой стены все лежит в развалинах. Только по основаниям колонн можно еще представить себе очертания бывших зданий. Здесь, на этой стороне, располагались жилища монахов. А кельи, где они спали, Трегароны превратили в большой салон.

Он распахнул двойные двери и ввел ее в прекрасное помещение, которое она уже видела. Потолок был расписан в светлых тонах сценами на классические сюжеты, стены покрыты золотистой штукатуркой. Из целого ряда высоких окон, обрамленных парчовыми портьерами, открывался прекрасный вид на большой запущенный сад с щедро разросшимися цветами и кустарниками. Однако паркет из сандалового дерева оказался пыльным и не натертым, да и мебель зачастую носила следы сильных повреждений. Всеобщее запустение не коснулось, казалось, лишь большого мраморного стола, на котором стояла греческая урна.

— Ох, Деймон, что за великолепный зал! Ну как ты мог довести его до такого состояния? Все покрыто пылью и копотью от камина, золотистая обивка пожелтела…

— Опять один из твоих вопросов, на который я не нахожу ответа. Честно говоря, я жду, чтобы ты поменьше спрашивала и побольше делала. Мне бы очень хотелось с твоей помощью вернуть Лайонесскому аббатству былое великолепие.

— Если твое желание искренне, Деймон, я польщена. Но если серьезно, как ты себе это представляешь? Лискард, Нэн и я — нас хватит только на то, чтобы пыль стереть.

— Я уже подумывал нанять каменотеса, чтобы восстановить стены, и строителя, чтобы отремонтировать привратницкую. Может быть, в Мидленде удастся найти семью, которая смогла бы содержать в порядке наши леса и дороги. Если бы лес не был таким густым и мрачным, наверняка сыскались бы деревенские девушки, которые рискнули бы встретиться в аббатстве с монахом без головы…

Тесс невольно обернулась.

— Ты тоже думаешь, что здесь водятся привидения?

Она ожидала, что он начнет ее успокаивать, но он только горько рассмеялся в ответ.

— Да, мадам. Здесь водятся злые призраки, и пострашнее безголовых монахов. Предательство, разочарование, жестокость…

— Мистер Деймон! — прервал его резкий голос.

Лицо его помрачнело, он обернулся. В дверях стояла пожилая женщина, небольшого роста, но с прямой осанкой. Ее белые как лунь волосы были густы. Серо-стальные полуприщуренные глаза изучали Тесс с любопытством, но без радушия. Она носила платье, какого Тесс еще никогда не видела, разве что на старинных полотнах. На ее широком поясе, скрепленном пряжкой чеканной работы, висела большая связка ключей.

— Любовь моя, — начал Деймон, и в присутствии этой женщины его голос много потерял от обычной уверенности, — это Мальвина, моя бонна. В свое время она была неразлучна с моей матерью. Она добрый дух этого дома, и без нее мы бы не знали, что делать.

— Добро пожаловать в аббатство Лайонес, — произнесла Мальвина.

Она, видимо, пыталась быть приветливой, но ей это так и не удалось.

— Боюсь, это был черный день для вас, когда Деймон надел вам кольцо на палец. Вы еще слишком молоды, дорогая, но я знаю — и он это знает так же хорошо, как и я, — что есть заповеди, которые нельзя нарушать.

И она закрыла лицо худыми руками с узловатыми пальцами.

— Мальвина! — вскричал Трегарон, и она вдруг взглянула на него беспомощно и удивленно, будто просыпаясь.

У Тесс по коже побежали мурашки. Как хорошо, что Деймон искал ее руку.

— Мальвина, — повторил он теперь спокойнее, — я запрещаю тебе разговаривать с моей женой в подобном тоне. Ты поняла меня?

Бывшая бонна, ничего не ответив, вышла из комнаты, только ключи звенели на поясе. Деймон притянул Тесс к себе.

— Забудь, что она сказала. Она глупая старая женщина, которая и сама не всегда понимает, что говорит. Я хочу, чтобы ты здесь была счастлива, поэтому я и женился на тебе. Я не вынесу, если тебе будет плохо, и не потерплю, чтобы кто-нибудь пугал тебя.

Его слова успокоили бы ее, если бы она не почувствовала: он сам — сильный, отважный Деймон — в глубине души испытывает страх.

— Спасибо, Деймон, — прошептала она. — Наверное, бедная Мальвина боится, что я хочу вместе с ключами отобрать у нее и ее обязанности.

— Нет, нет, ей бы никогда не пришло это в голову, — поспешно ответил Трегарон. Кажется, слишком поспешно: чтобы Тесс поняла, что и сам он никогда бы не подумал о такой возможности.

Это рассердило Тесс — в конце концов, она ведь теперь хозяйка Лайонесского аббатства.

— Сейчас мне не нужны никакие ключи, чтобы начать приводить все в порядок, — пояснила она, стараясь говорить тоном опытной хозяйки. — В первую очередь хочу заняться этим великолепным залом. Занавеси следует снять, пол натереть, а стены вымыть. В послеобеденные часы я буду работать в саду. Может быть, следует закрыть какую-то часть дома, пока у нас мало слуг. Я имею в виду трапезную…

— Я думаю, что трапезную можно превратить в бальный зал, — к ее удивлению, ответил Деймон.

— Бальный зал?

— Почему нет? Мы могли бы устраивать большие праздники и приглашать соседей. Интересно, успеем ли мы с ремонтом к приезду отца. Тогда мы смогли бы достойно встретить его…

Тесс наморщила лоб. Она совсем забыла, что существует еще лорд Трегарон.

— Вот уже десять лет он удостаивает нас чести своими посещениями. Хотя большую часть времени отец проводит в Лондоне или Бате, он все же приезжает, по крайней мере, на неделю в свое родовое поместье.

В его словах мало что было от сыновней любви, скорее в них сквозила горечь. Наверняка лорд Трегарон — человек с тяжелым характером, которому будет нелегко угодить. Чтобы разрядить напряжение, она бросила:

— А твой брат — он приедет вместе с отцом? Однако Деймон помрачнел еще больше.

— Мой брат? Нет. В подобных случаях он не берет его с собой.

— Нет? Так ты совсем не помнишь своего брата? Деймон сделал нетерпеливый жест рукой, но затем произнес с откровенной симпатией:

— Ну что ты, я часто виделся с братом и хорошо его знаю. Но прошу тебя, не взваливай на себя мои неприятные семейные обязанности. Недалеко отсюда живут и другие мои родственники — тетушка и кузен Энтони. Наверняка они с удовольствием примут тебя в семейный круг, если тебе это важно. До сих пор я их почти и не приглашал сюда, в Лайонесское аббатство…

— Неудивительно! Пока аббатство в таком состоянии… Но если ты в ближайшем будущем ожидаешь приезда своего отца, мы не должны терять время. Покажи мне, пожалуйста, оставшуюся часть здания.

Кивнув, он повел ее длинными коридорами: в прачечную, расположенную недалеко от главного входа, в бывшую приемную приора, служившую теперь библиотекой, в готическую часовню с огромным органом. Из этого крыла здания по узкой лестнице можно было выйти на галерею со спальными покоями.

— Мальвина живет в башне, — пояснил Деймон, указывая на большую дубовую дверь в конце галереи, недалеко от спальни Тесс. — Она очень ревностно относится к своей независимости; мне кажется, дверь у нее всегда закрыта.

Тесс почувствовала разочарование. Она надеялась осмотреть и башню, чтобы с большой высоты беспрепятственно полюбоваться не только бушующим морем, но и густыми лесами и дальними торфяниками.

— Есть здесь еще сады помимо этого, за салоном? Я люблю цветы и…

Деймон кивнул.

— Не считая сада рядом с кухней, есть еще один со стороны богадельни. Но в него можно попасть только из башни. Им почти никто не пользуется, разве что Мальвина, когда ей хочется подышать свежим воздухом. Но за стенами аббатства много лужаек и буковых лесов.

Тесс кивнула. Опять он уводил беседу в сторону, не желая говорить о башне. При осмотре руин Деймон предупредительно держал ее под руку, чтобы она не споткнулась.

Тесс заинтересовалась небольшим храмом с колоннами, чей стиль вовсе не напоминал готику аббатства.

— Что это? Изумительный храм, правда, необычно выглядит на фоне монастыря.

— Мой отец противоположного мнения. Ты должна знать, он перешел в мусульманскую веру…

Тесс остановилась, уставившись на него.

— Он мусульманин?

— Это шокирует тебя? Тебе известно, что он живет в Аравии…

— Но ты, Деймон, и твой брат… нас же венчали в церкви.

— Не волнуйся, я христианин. Только мой отец перебрался… перебрался в Мекку. Возможно, новая религия подошла ему, поскольку разрешает обращаться со своими сыновьями, как с собаками…

Горечь, прозвучавшая в словах Деймона, заставила Тесс вздрогнуть.

— Тогда я совершенно не понимаю, почему твой брат предпочел остаться с ним.

Некоторое время Деймон молчал. Затем произнес:

— Не думаю, что мой брат живет с ним.

Он что-то скрывал от нее, в этом она была уверена. Отец — мусульманин, таинственный брат! А если брата вообще уже нет в живых? Разве не надел ей Деймон на палец обручальное кольцо матери, которое должно было принадлежать старшему брату? Разве не сказал Деймон только сейчас, что его брат никогда не сопровождает отца в Англию?

Не объяснялся ли угрюмый характер Деймона тем обстоятельством, что наследство он получил благодаря смерти своего брата, загадочной смерти, может быть, даже убийства?

Слова Деймона еще звучали в ее ушах: религия, позволяющая обращаться со своими сыновьями, как с собаками…

Но прежде чем смогла привести в порядок свои запутанные мысли, она услышала позади себя стук копыт. Тесс обернулась. По лугу на мощном гнедом скакала молодая дама. И всадница и лошадь выглядели просто потрясающе. Блестела на солнце безукоризненная уздечка, платье прекрасной амазонки говорило о лондонском портном.

Трегарон усмехнулся, как было ему присуще — полуцинично, полунасмешливо.

— Миссис Пентайер не теряет времени, чтобы удовлетворить свое любопытство.

Всадница не снижала темп и лишь в последний момент натянула поводья так, что лошадь встала на дыбы. Вне всякого сомнения, она прекрасно знала, как хороша сейчас. Ее темные волосы струились под кокетливой шляпкой, украшенной страусовыми перьями. Она засмеялась, демонстрируя два ряда ослепительно-белоснежных зубов.

— Приветствую тебя, Деймон, — по-приятельски произнесла она. — Значит, ты все-таки привез жену в Лайонесское аббатство.

Глава 6

На какое-то мгновение Тесс охватило желание спрятаться за широкой спиной Деймона. Однако она заставила себя остаться на месте, изучая незнакомку своим ничего не выражающим взглядом. И лишь пальцы, нервно теребившие рубиновое кольцо, выдавали ее волнение.

Теперь и миссис Пентайер посмотрела на кольцо и невольно сильнее натянула поводья, отчего лошадь задрала голову и громко заржала.

Деймон откашлялся и представил дам друг другу.

— Я тебе уже рассказывал о миссис Пентайер, дорогая. Она наша ближайшая соседка…

— … которая всегда готова прийти вам на помощь, миссис Трегарон. Да, нелегкая задача управлять аббатством Лайонес, хотя теперь, когда в доме есть госпожа, наверное, будет проще найти слуг. А если вы почувствуете себя одиноко, тут же обращайтесь ко мне, и я сразу позабочусь о гостях…

— Вы очень любезны, миссис Пентайер, — слегка натянуто прервала ее Тесс, — но у нас с мужем еще столько хлопот, что пока рановато созывать гостей.

Она поразилась, когда Деймон безоговорочно поддержал ее:

— Нам хочется привести дом в порядок, чтобы достойно встретить отца, когда он приедет летом. Лискард знает семью ремесленников, которые могли бы поселиться в привратницкой и помогать нам — у нас сразу разрешились бы многие проблемы.

— Значит, вы хотите все сделать по возможности самостоятельно, — сделала вывод миссис Пентайер и слегка ударила хлыстом по стремени, не отводя взгляда от Тесс. — Но, по крайней мере, я могла бы порекомендовать вам горничную, очень искусную по части причесок…

Невольно Тесс сконфуженно провела рукой по своим растрепанным ветром волосам.

— Я очень благодарна вам, — ответила она, пытаясь подавить раздражение, — но в дальнейшем мы планируем жить очень скромно. Я не нуждаюсь в горничной.

— Как пожелаете, дорогая.

Миссис Пентайер рассмеялась, глядя на Тесс скорее неприязненно, чем дружелюбно.

— Почему бы вам не спешиться, Изольда, и не пройтись с нами? Я как раз собираюсь показать супруге эти места.

— Вы действительно полагаете, что я могу быть так бестактна? Ни за что на свете не нарушу новобрачным их утреннюю прогулку. Кроме того, я не располагаю временем — у меня визит. Ваш кузен Энтони…

— Энтони? Что у него за причина навещать вас?

— Но, Деймон, — рассмеялась она, — как можете вы быть так негалантны, чтобы задать подобный вопрос? Слава Богу, в Англии еще имеются холостяки. И, пожалуйста, не смотрите так сердито, а то ваша жена подумает, что вы ревнуете, а мне это было бы неприятно.

Деймон и впрямь, казалось, был в ярости, однако пересилил себя и промолчал.

— Возможно, Энтони приходит, чтобы видеть не меня, а мою сестру Джудит. На последнем балу в Трелвени-холле они танцевали, и хотя она не красавица, но достаточно прелестна, чтобы сделать мужчину счастливым. Впрочем, в следующий четверг Энтони будет у нас к ужину… Почему бы и вам не оказать нам честь и не пожаловать в Пентайер Мэнор?

Деймон вопросительно посмотрел на Тесс.

— Что думаешь, Тесс?

Ее совсем не устраивало принимать сейчас какие-либо решения, однако насмешливая улыбка миссис Пентайер, ожидавшей от нее смущенного отказа, заставила Тесс ответить твердым голосом:

— Мы с большим удовольствием принимаем ваше любезное приглашение.

Поблагодарив, миссис Пентайер попрощалась и быстро ускакала. К большому облегчению Тесс, Деймон просто взял ее за руку и продолжил прогулку, не обсуждая визита прекрасной соседки. Ей было так приятно ощущать свою руку в его руке. Тесс почувствовала взволнованный стук своего сердца. Они подошли к ручью, через который был перекинут каменный мост с отделкой в китайском стиле. Однако, в каменной арке виднелись трещины, перила обветшали, а частично и вообще отсутствовали.

— Как ты мог допустить, — воскликнула Тесс, — что все здесь пришло в такой упадок?

Деймон небрежно ударил носком сапога по прогнившей опоре.

— Разрушение началось еще много лет назад. Сначала я был слишком юн, чтобы заниматься этим. А потом, когда уже вырос, дух разрушения, царивший повсюду, даже отвечал моему душевному настрою. Я надеялся, что запущенный вид аббатства отпугнет посетителей. У меня было желание скрыться от окружающего мира, от общества.

Деймон глубоко вздохнул.

— Но люди всегда найдут путь вторгнуться в личную жизнь человека.

— Если ты имеешь в виду меня, — сдержанно произнесла Тесс, — то тебя никто не заставлял жениться на мне.

— Нет. Мне следовало лучше разорить твоего отца, а не соглашаться на то, что он мне предложил вместо денег? Ты хоть имеешь представление о том, сколько он проиграл в ту ночь?

— Нет! — умоляющим тоном попросила Тесс. — Пожалуйста, Деймон, нет…

Но он безжалостно продолжал:

— Я никогда не думал обременять себя женой. Видимо, нечистый попутал меня тогда. Сначала он заставил меня все выиграть, а потом влил в меня столько спиртного, что мне все стало безразлично, и я решил попытать судьбу. В-третьих, твой отец — Бог простит ему, а я не могу — так жаждал спихнуть свою младшую дочь. И в-четвертых…

Но Тесс не могла больше слушать, как попутал его нечистый в ту ночь. Она сорвалась с места и помчалась в сторону перелеска.

Деймон побежал за ней, но Тесс с детства прекрасно ориентировалась в зарослях. Она спряталась в густом кустарнике, подавляя рыдания, чтобы Деймон, рыскавший неподалеку, не смог ее найти.

Почему, спрашивала она себя, чувствую я себя такой обиженной? Я же давно знала, что в ту ночь он слишком много выпил, что он попал в ловушку, что на самом деле он совсем не хотел на мне жениться. Тогда почему?

Если прекрасная миссис Пентайер была его возлюбленной, то зачем тогда ему понадобилась жена в возрасте школьницы?

Тут она услышала лай и повизгивание. Обе борзые, за которыми она наблюдала утром из окна, обнаружили ее и теперь шутливо прыгали вокруг. Следом за ними появился Деймон и внимательно поглядел на нее.